#2 Форсайт РБК, 13 февраля
Тенденции , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Шаг за город: как меняется формат загородного жилья в Петербурге

Фото: ru.freepik.com
Фото: ru.freepik.com
Первая дискуссия архитектурно-градостроительного форсайта РБК Петербург «Шаг за город» — о главных преимуществах и препятствиях для развития загородного формата жилья

Загородная жизнь, привлекательности которой добавила пандемия, не теряет спроса у петербуржцев. Границы с Ленобластью в представлении жителей при этом все больше стираются. Как трансформируется понятие оптимального загородного жилья, и в чем состоят слагаемые действительно перспективных решений? Ответы на эти вопросы искали участники дискуссии, ставшей отправной точкой для нового архитектурно-градостроительного форсайта РБК Петербург «Шаг за город».

Мечты о своем доме

Тема форсайта-2023/2024, по словам модератора дискуссии, журналиста Романа Герасимова, стала одной из самых сложных за время существования проекта. То, что когда-то было пространством, созданным для индивидуальной жизни, сегодня представляет новую рекреацию для грядущих кварталов и большого жилья, указывает он. При этом каждый ищет за городом что-то свое.

«Смешение городского и загородного формата неизбежно, а вот правильный баланс — это вызов. Конечно, мы понимаем, что агломерация — это уже давно некоторое общее пространство города и Ленобласти, но какое количество людей будут вовлечены в маятниковую миграцию — это тоже вопрос и вызов. Итак, мы ищем грани, мы должны найти исходные условия для этой задачи, чтобы в результате обрести баланс», — подчеркивает Роман Герасимов.

Рассматривая перспективы загородного формата жилья, нужно стратегически принимать во внимание тот факт, что люди во всем мире, и Россия — не исключение, хотят жить в собственном доме на отдельном участке, отмечает профессор Международной Академии Архитектуры (МААМ) Владимир Линов. Такое желание, по его мнению, было и будет всегда.

Это подтверждает и рост спроса на первичном загородном рынке города и области во втором квартале 2023 года — речь идет о 2,6 тыс. проданных коттеджей, таунхаусов, участков с подрядом и без, что в два раза выше показателя первого квартала этого года и сопоставимо с цифрами пандемийного бума.

«Есть абсолютно разные архитектурно-проектные схемы малоэтажной и среднеэтажной застройки вне города. В Европе уже давным-давно любую застройку, в том числе на односемейных участках, все равно считают городом», — подчеркивает Владимир Линов. Причем участки могут быть размером в две сотки, на которых стоит здание площадью 100 кв. м с микроучастком вокруг, а буквально в 6-8 м будут уже окна соседа. «И все это считается абсолютно комфортным и городским жилищем. И, конечно, эта тенденция придет и к нам. Я не говорю о том, что это идеальная схема застройки, я говорю о том, что такая схема тоже существует, и она тоже является элементом городской среды. Это город, а не какая-то там деревня далеко от города», — поясняет доцент СПбРСИ.

Владимир Линов, Международная Академия Архитектуры (МААМ) 
Владимир Линов, Международная Академия Архитектуры (МААМ)  (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Создание города в городе

С тезисом о новом восприятии жилья не в качестве «деревенского» соглашается коммерческий директор группы компаний «ПСК» Сергей Софронов. По его мнению, на сегодняшний день проекты, реализуемые в административных границах города, но при этом находящиеся в некотором отдалении от существующих станций метро, стоит рассматривать и создавать в рамках концепции «города в городе».

«Эта концепция предполагает и полноценную социальную инфраструктуру, и качественное благоустройство. Можно никуда не выезжать, чтобы отвести детей в сады и школы, чтобы вести свои повседневные дела», — говорит Сергей Софронов.

Сергей Софронов, ГК «ПСК»
Сергей Софронов, ГК «ПСК» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Еще один фактор, который влияет на развитие загородного формата жилья, — промышленная политика города, которая не предполагает перевода промышленных территорий в жилые, отмечает директор по региональному развитию «А101» Вячеслав Семененко. «Таким образом, сохраняется промышленный уклад Петербурга. Он не является, как модно говорить, постиндустриальным городом. И это хорошо, это нам дает возможность формировать разнообразную экономику. Но город увеличивается, приток населения идет каждый год», — поясняет он.

Вячеслав Семененко,  «А101»
Вячеслав Семененко, «А101» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

На непрерывное расширение города указывает и генеральный директор ООО «АПМ Ухова В.О.», архитектор Вячеслав Ухов. По его мнению, в данном случае уместным будет сравнение города с живой структурой, которая поглощает территории. «Когда мы разделяем жизнь в городе и жизнь за городом, мы должны для себя формулировать и определить границы, где город, а где загород, — указывает Вячеслав Ухов. — Город, пригород и загород — это разные формы жизнепроживания. Когда мы говорим «загород», тем самым мы полагаем, что это уже не город, а значит, что это не «урбанизация», а иная форма организации жизни — «дезурбанизация» вдоль основных транспортных коммуникаций. Да, административные границы могут быть разные, но сущность загородной ткани должна быть регламентирована совершенно определенным образом, обеспечивая полноценную жизнедеятельность».

Вячеслав Ухов,  ООО «АПМ Ухова В.О.»
Вячеслав Ухов, ООО «АПМ Ухова В.О.» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Не повернуть обратно к дачам

Что вкладывать в понятие такой регламентации? В первую очередь, учитывать, что, если речь идет о создании совсем маленького населенного пункта, туда не придут привычные городские сервисы, им будет неинтересно и невыгодно начинать там работу, поясняет руководитель архитектурно-градостроительной мастерской ООО «Матвеев и Ко» Игорь Матвеев.

При низкой плотности населения также не приходится говорить о перспективе создания необходимой инфраструктуры, например, образовательных учреждений. «Чтобы создать потребность, например, в школе минимум на 500 мест, нужно 6-6,5 тыс. жителей. То есть это должен быть самодостаточный населенный пункт», — говорит Игорь Матвеев.

Игорь Матвеев, ООО «Матвеев и Ко»
Игорь Матвеев, ООО «Матвеев и Ко» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

В случае, если такие условия не соблюдаются, по его оценке, происходит возвращение к обычному сезонному дачному проживанию. Но это не новая городская жизнь с сохранением ощущения пригорода на менее урбанизированных территориях.

«Говоря о городском расселении, мы действительно говорим не о дачах, не о каких-то рекреационных задачах, а именно о полноценной комфортной качественной среде со школами, сервисами», — соглашается девелопер и инвестор ЖК «Прибрежный Квартал» Михаил Голубев.

Михаил Голубев, девелопер ЖК «Прибрежный Квартал»
Михаил Голубев, девелопер ЖК «Прибрежный Квартал» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

В качестве примера он привел поселок Лисий Нос в Приморском районе Петербурга, где на сегодняшний день, по его словам, нет ни нормальных магазинов, ни кафе. При том, что цена земли — одна из самых высоких. «Кроме того, нужно понимать, что урбанистика — это математика. Среда всегда должна быть комфортной для людей, должны быть те же школы. Все это поднимает стоимость квадратного метра на 10-15%», — подчеркивает Михаил Голубев.

Маятниковая миграция — тоже вызов

«Еще один важный фактор — трудовая занятость, потому что, если по мере удаления населенного пункта будет ежедневная трудовая корреспонденция города, это будет катастрофа для транспортной инфраструктуры, — говорит Игорь Матвеев. — Сейчас на севере формируется ряд территорий, которые намечены под жилищное строительство. Практические все они уже на грани ежедневной трудовой корреспонденции».

Актуальные цифры по трудовой занятости в спальных районах в этой связи приводит Вячеслав Семененко: «У нас сегодня в любом спальнике где-то 15% населения получают рабочие места внутри. Задача, которую предстоит решить, — довести этот показатель до 30%». Такая же цель, по его словам, стоит и для пригорода Парижа.

«У нас будет очень высокая трудовая миграция, которую сложно оценить в процентном соотношении. Вместе с тем молодой креативный класс — это именно те люди, которые могут находиться и жить в новых районах, не выезжая за пределы своего жилья для того, чтобы добраться до условного завода либо офиса», — добавляет Сергей Софронов.

Загородный кейс начала 2020-х

Типовые домики в полях в качестве загородной недвижимости — уже давно пройденная история, подчеркивает Михаил Голубев. По его мнению, в случае перспективных проектов речь должна идти о полноценном комфортном качественном поселении со смешанными видами застройки. «Где переплетается и малоэтажная, и даже среднеэтажная застройка, где среда наполнена сервисами, где правильная плотность застройки, озеленение. Среда, которая создает эффективные экономические модели для бизнеса. Потому что малоэтажная застройка — это сложный процесс, низкомаржинальный», — поясняет он.

Хотя в этой модели речь идет именно о постоянной среде для жизни, а не просто «месте для отдыха», нужно принимать во внимание и необходимость создания дополнительных рекреационных возможностей, добавляет глава «Архитектурного Бюро Хмелевых АРХ+» Дмитрий Хмелев. «Даже в урбанистической, застроенной среде, там, где диктуют условия финансы и плотность застройки, можно и нужно создавать дополнительный комфорт — «локальные сады». Такие общедомовые лакуны — «сады на крышах». И они должны быть не просто общедомовыми, а коллективными, но при этом с индивидуальными решениями, как пространство, где вы отдыхаете головой и душой и дружите с соседями по дому», — подчеркивает эксперт.

Дмитрий Хмелев, «Архитектурное Бюро Хмелевых АРХ+»
Дмитрий Хмелев, «Архитектурное Бюро Хмелевых АРХ+» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

На необходимость индивидуализации жилья также указывает главный архитектор ландшафтной студии L.Buro Петр Лари. Для иллюстрации своего тезиса он привел примеры существующих жилых массивов, жители которых не хотят себя ассоциировать с этими местами. «А это значит, что они не останутся там и при первой возможности уедут. Если же мы говорим про сохранение населения в этих локациях, то, чтобы людям было комфортно проводить время, должны быть созданы элементы среды или архитектуры, дающие индивидуализацию этому пространству», — говорит Петр Лари.

Петр Лари, L.Buro
Петр Лари, L.Buro (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Среда для жизни

Помимо этого, люди рано или поздно приходят к тому, что им необходимо что-то особенное и родное — тот же маленький зеленый двор, добавляет Дмитрий Хмелев. Вместе с тем, имея такой запрос, люди не готовы самостоятельно заниматься созданием таких мест, обращает внимание директор департамента по продажам «Резиденция Рощино» Ольга Газеева. «Красивый ландшафт, который находится перед глазами, создают специалисты. Ты вроде как этим всем наслаждаешься, но ты не погружаешься непосредственно в то, как это сделано», — отмечает Ольга Газеева.

Ольга Газеева, «Резиденция Рощино»
Ольга Газеева, «Резиденция Рощино» (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Восприятие окружающего ландшафта в последние годы действительно претерпело трансформацию, указывает гендиректор и управляющий партнер L.Buro Валерий Федотов. А голосование рублем за ту или иную локацию, по его словам, представляет оценку среды, которую предлагают девелоперы. «Это оценка критериев между периферией, где город, а где не город. Я говорю и о мотивации людей. Наш опыт показывает, что назначение ландшафта и в частности благоустройство садов кардинально поменялось, — поясняет Валерий Федотов, — заказчик воспринимает сад как место силы, место, где он может восстанавливаться, может заряжаться и выходить в большой мир с новыми идеями и вдохновением».

Валерий Федотов, L.Buro
Валерий Федотов, L.Buro (Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург)

Нередко, по его словам, заказчикам требуются советы о том, какая среда будет на их участке еще до появления на нем самого дома. И это связано с тем, что людям хочется, чтобы здание было продолжением этой среды. «Чаще всего это, конечно, премиальные объекты, где значение благоустройства среды максимально. Это не вопрос себестоимости метров и минимальной наценки, это как раз вопрос среды», — подчеркивает Валерий Федотов.

Переезд за город действительно связан в том числе и с потребностью внутренней трансформации, соглашается Ольга Газеева. У человека должна быть возможность уединения и в то же время возможность наслаждения окружающей инфраструктурой и обществом. «Чтобы можно было сходить в ресторан или в СПА, сделать чек-ап своего здоровья, прогуляться с семьей или покататься на велосипедах, роликах. А если ты этого делать не хочешь, ты уходишь к себе», — перечисляет альтернативы Ольга Газеева.

Именно среда, ее качества и функции задают те ощущения, когда людям не захочется покидать место, где они живут, подчеркивает Петр Лари: «За счет чего им будет интересно проводить там и выходные, и вечера будних дней? Перезагружаемся ли мы в этом доме или находясь около него?» В этом, по его мнению, и кроется ответ на вопрос, заинтересуют ли людей такие проекты и смогут ли они сделать шаг за город.

Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург
Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург

Поиск оптимального развития загородного жилья Петербурга — тема действительно большая и перспективная, подчеркивают эксперты. В городе уже давно ощущается дефицит земли, а у пригородных проектов, как указали участники дискуссии, немало своих достоинств. Слагаемыми успеха становятся и близость природы, и ощущение комфортного пригорода со своим в чем-то курортным настроением. Свое видение новой пригородной жизни и ответы на поставленные экспертами вопросы теперь предстоит найти участникам архитектурно-градостроительного форсайта — исследовательского и медийного проекта РБК Петербург.

Форсайт РБК Петербург — это некоммерческий проект. Его цель — помощь в развитии петербургской школы архитектуры, развитие урбанистки. Проект существует с 2013 года и носит междисциплинарный характер. Над проектом работают команды старшекурсников различных специальностей — усиливающих и дополняющих друг друга. У каждой команды есть куратор, из числа признанных мастеров. Также в роли консультантов выступают профессиональные градопланировщики, урбанисты, ученые, а также практики из числа успешных бизнесменов. За время своего существования проект дал возможность молодым специалистам применить свои знания и видение на реальных городских локациях и сделать первые шаги в профессиональной карьере архитектора.

Инструменты Архитектурный форсайт РБК: взгляд в будущее пригородов Петербурга
Содержание
Закрыть