От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Петербург цифровизируется с опорой на экспертное и гражданское сообщество

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Вице-губернатор Санкт-Петербурга Станислав Казарин - об отличии информатизации от формирования экосистемного подхода в рамках города.

Силами государства в России сформировался тренд на ускорение цифровизации разных сторон нашей жизни. Указом Президента Российской Федерации Владимира Путина цифровая трансформация определена в качестве одной из национальных целей, четыре целевых показателя которой должны быть достигнуты к 2030 году. Президент поручил каждому региону выработать собственную Стратегию цифровой трансформации. В Петербурге такая Стратегия разработана. Ее активно обсуждали федеральные и региональные эксперты в ходе Всероссийского совещания рабочей группы IT-руководителей регионов РФ в области информационных и коммуникационных технологий «IT Диалог», которое прошло в Северной столице 18-19 ноября. В интервью для РБК Петербург Стратегию цифровой трансформации комментирует вице-губернатор Станислав Казарин.

Формирование синергии

— Есть ли какие-то особенности у петербургской Стратегии?

— При определении задач цифровой трансформации Санкт-Петербурга мы приняли для себя следующий системный подход: нововведения должны начинаться с построения новой организационной модели.

— Каковы основные принципы этой модели?

— Мы не автоматизируем процессы, не внедряем информатизацию. Мы формируем синергию: экосистемный подход, опирающийся на экспертное и гражданское сообщество, использующий платформенные решения и оптимизирующий процессы на основе бережливого управления проектами. Это создает новую организационную среду.

— Зачем это нужно?

— Дело в том, что для решения поставленных Президентом задач по цифровой трансформации России требуются прорывные подходы. Мы основываем такие подходы на трех краеугольных принципах. Первый — привлечение к публичному обсуждению трендов и проектов цифровой трансформации максимального количества авторитетных отраслевых экспертов. Второй принцип — «Бережливое управление» и развитие института регуляторных песочниц. Третий принцип — реализация проекта «Санкт-Петербург 2.0» и Экосистемы городских сервисов с применением нейросети, синтеза речи, чат-ботов и других технологий.

— Можно выделить главный принцип?

— Главной при формировании Стратегии цифровой трансформации для нас стала экспертиза профессионального сообщества в специально выбранном нами формате — серии отраслевых стратегических сессий в сфере образования, здравоохранения, транспорта, спорта, строительства, ЖКХ, городского хозяйства.

При их проведении мы придерживались принципов прозрачных коммуникаций с бизнесом и экспертным сообществом.

— Как этот принцип реализовывался на практике?

— Мы привлекли более 145 экспертов со всей страны и из-за рубежа, создав таким образом колоссальный методологический ресурс, на основе которого мы работали. Вместе с экспертами из IT-компаний, органов власти, науки мы определили тренды цифрового развития до 2030 года. Из трендов мы сформировали инициативы развития разных сфер жизни города. На этой основе с коллегами из отраслевых комитетов выявили конкретные проекты для реализации Стратегии цифровой трансформации Санкт-Петербурга.

Цифровые сервисы

— Насколько люди готовы к новой цифровой реальности, успевают осваивать новые сервисы, доверяют им и готовы заменить оффлайновые услуги онлайновыми?

— Мы считаем, что наши усилия будут адекватно восприняты и оценены петербуржцами, потому что сегодня жители Петербурга уже в высшей степени готовы пользоваться цифровыми сервисами. Многие вопросы, которые мы сегодня решаем с помощью цифры, стали привычными для людей — запись в школы, распределение летних путевок в детские лагеря, множество других вопросов осуществляется практически только в электронном виде. Минимальный процент жителей города пользуется устоявшимися каналами через МФЦ или через личный прием органов власти.

«Многие вопросы, которые мы сегодня решаем с помощью цифры, стали привычными для людей — запись в школы, распределение летних путевок в детские лагеря, множество других вопросов осуществляется практически только в электронном виде».

— Насколько активно петербуржцы используют давно созданные городские цифровые информационные сервисы, например, портал открытых данных, «Интерактивный бюджет для граждан»?

— Наш портал открытых данных, содержащий около 200 наборов полезных данных (энерготарифы, данные по всем домам города, обо всех зарегистрированных такси, транспорте, кадастре и многое другое) вызывает большой интерес как у жителей города, так и у тех, кто пытается построить бизнес на этих данных или просто использовать их в своем бизнесе. За прошлый год люди 200 тыс. раз обращались к этому порталу и скачивали какую-либо информацию. И мы видим большую перспективу развития этого ресурса.

Тысячи петербуржцев активно участвуют и в проекте «Интерактивный бюджет для граждан». Суть проекта в том, что вы сами можете решить, на какие задачи конкретно вашего района, жилого комплекса можно потратить те средства, которые выделяются районной администрацией. Вот в следующем году у нас намечено 248 новых площадок, на которых пройдет благоустройство. Это большой федеральный проект «Комфортная городская среда». И по каждому из них люди могут взыскать свое мнение, свои пожелания, предложения о том, как бы они видели комфортную городскую среду применительно к своему месту жительства.

Мы активно создаем новые цифровые сервисы — чтобы жизнь людей сделать проще и удобнее. Это сервисы, которые связаны с нашей жизнью — как добраться на работу, в какое учебное заведение направить ребенка, как смотреть за его успеваемостью. Это более жизненные и часто более востребованные сервисы, чем госуслуги. Мы стремимся сделать тысячи таких сервисов — чтобы они окружали каждого жителя города, бережно поддерживали его существование, давали информацию. Это задача цифровой трансформации.

«Мы стремимся сделать тысячи таких сервисов — чтобы они окружали каждого жителя города, бережно поддерживали его существование, давали информацию. Это задача цифровой трансформации».

— В какой степени цифровые услуги действительно способны заменить традиционные форматы? Насколько справедливы утверждения, что во многих случаях это невозможно — в здравоохранении, в образовании, в рекрутинге и др.?

— Действительно, не все цифровые услуги пока еще способны заменить традиционные форматы. Есть тяжелые с точки зрения коммуникации государственные сервисы. Например, это взаимодействие с ГИБДД, когда нужно осмотреть ваш автомобиль. Для этого вы должны приехать на площадку и вызвать инспектора. Но таких услуг не очень много. Сейчас примерно 70% услуг могут потенциально оказываться в удаленном формате. И государство постепенно переходит в такой режим — это проактивные услуги.

«Сейчас примерно 70% услуг могут потенциально оказываться в удаленном формате».

Например, в сфере социального обеспечения, где много коммуникаций с пенсионерами и социальной службой, мы в ближайшие два года должны перейти к полностью бесконтактному взаимодействию. Если мы точно знаем материальное положение человека, степень его нуждаемости, понимаем, что человеку положена выплата, то можно осуществлять выплаты без дополнительных справок со стороны этого человека.

Взаимодействие с бизнесом

— Как Вы относитесь к инициативам частных (коммерческих) структур по дополнению цифровых сред, формируемых государством, различными частными сервисами? Насколько эти инициативы разумны и эффективны? Например, в среде «Умного города»?

— Мы всячески приветствуем инициативы бизнеса по созданию городских сервисов. Мы готовы для этого дать данные, которые есть у города. Хотя есть сложности с персональными данными — пока человек не согласится ими поделиться, мы их отдать не можем. Это первое. Второе — частично мы можем даже инвестировать городские средства в создание интерфейсов, которые позволят частным сервисам с нами взаимодействовать. И более того — мы считаем, что часть сервисов, которые сегодня предоставляются государством и городом, может взять на себя бизнес и сделает услуги более качественными. Это, например, все, что касается движения общественного транспорта. Мы все пользуемся известными приложениями от интернет-компаний. Город дает им данные движения транспорта, а они предоставляют сервис жителям. Это очень правильное и конструктивное сотрудничество.

Весьма активно бизнес участвует в наполнении сервисами программы «Умный город». Это очень многовекторная, многогранная программа. Она, например, затрагивает инфраструктуру ЖКХ. Львиная доля жилого фонда находится в частной собственности и это предмет коммуникации жителей с управляющими компаниями. Какие требования люди выставляют к управляющей компании, так она и будет тратить средства, которые собирает с жильцов. Возникает управленческий симбиоз — включить полив внутридомового сквера, перевести в какой-то другой режим домовую систему и т.д. Здесь огромный потенциал и любые инициативы по этому поводу нами изучаются. Другое дело, что крупные застройщики, когда формируют целый квартал — они сразу предусматривают эту инфраструктуру у себя. Что касается исторического центра, то здесь сложнее, здесь каждый дом уникален и как правило взаимодействие с управляющими компаниями тоже уникальное.

— Какую пользу для государственной деятельности по цифровой трансформации дает частная инициатива?

— Частная инициатива помогает нам решать городские задачи — как минимум, сохраняет бюджетные деньги, поскольку коммерсанты создают интерфейсы для жителей за свой счет. И что еще важнее — поддерживают их в актуальном состоянии, обеспечивают техническую поддержку, что намного тяжелее, чем создать новый интерфейс. Я считаю, что до половины затрат, связанным с созданием таких вот интерфейсных элементов, мобильных приложений, чат-ботов, коммерческий сектор мог бы взять на себя в проекте «Умный город».

«Частная инициатива помогает нам решать городские задачи — как минимум, сохраняет бюджетные деньги, поскольку коммерсанты создают интерфейсы для жителей за свой счет. И что еще важнее — поддерживают их в актуальном состоянии»

— Насколько обоснована, по Вашему мнению, озабоченность общества вопросами безопасности при пользовании цифровыми услугами? Какие рецепты Вы можете предложить людям для снижения угрозы потерять контроль над использованием своих персональных данных — на государственных и частных сервисах?

— Сохранении персональных данных граждан — очень важная и болезненная проблема, неизбежно возникающая при цифровой трансформации. С одной стороны, никому, конечно, не нравится, когда данные кредитных карточек утекают из какого-то интернет-магазина, или из биллинговой системы какого-нибудь кол-центра. Но, с другой стороны, многие люди рассказывают о себе в социальных сетях гораздо больше, чем они сообщили государству и коммерческим структурам. Мы требуем, чтобы государственные системы все бережно хранили, но при этом выкладываем в открытый, по сути, доступ фотографии своих детей, дома, как мы провели отпуск — то есть, создаем пространство, чтобы максимум людей знали наш распорядок, среду нашего обитая, место, где учатся наши дети, объем наших доходов, что мы покупаем, на каком такси ездим и так далее.

Поэтому, если мы говорим о сохранении персональных данных, надо, чтобы был баланс между тем, что мы сами рассказываем о себе и что требуем с точки зрения безопасности от государственных структур. Надо всем соблюдать информационную гигиену. В попытке поделиться со всем миром своей жизнью не забывайте, что это сильно раскрывает данные, которые мы же обязываем государство защищать».

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

От первого лица «Деликатная тема»: Владимир Морев – о сложностях цифровизации медицины
Материалы выпуска
Практика Цифровая депривация
Инструменты Технологии безопасности
От первого лица Цифровая медкарта
От первого лица Петербург цифровизируется с опорой на экспертное и гражданское сообщество
От первого лица «Деликатная тема»: Владимир Морев – о сложностях цифровизации медицины
Инструменты Цифровое общество: распределение ролей
Инструменты Цифровая инфраструктура
Инструменты Кадровый резерв для цифрового государства: поколение «большого пальца»
Инструменты Проактивные услуги
Практика Цифровое государство — это мы?
От первого лица Информационный мусор: какие риски создает масштабная цифровизация
От первого лица От контроля до зомбирования
Инновации Цифровизация школы: «неизбежное зло» или полезная добавка
Инновации Цифровые миры: лебедь, рак и щука
Инструменты Горизонтальная цифровизация
Содержание
Закрыть