Инновации , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Цифровые миры: лебедь, рак и щука

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru
Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru
Цифровые миры государства, бизнеса и населения иногда пересекаются, но в целом существуют обособленно. Найти точки соприкосновения все же надо: иначе эффективной цифровизации граждане не дождутся.

Можно выделить трех инициаторов появления столько необходимых всем цифровых сервисов, способных сделать жизнь граждан проще и комфортнее: это государство, бизнес и частные активисты. Однако создаваемые ими миры в большинстве случаев существуют независимо друг от друга. И если государство или городская администрация заинтересованы в поиске точек соприкосновения, систематизации, то остальные — не очень. По крайней мере до тех пор пока им «сверху» не предложат другие правила игры.

Когда в России всерьез стали рассматривать аспекты внедрения концепции smart city, чаще всего предлагали такую концепцию будущего: города оснащаются разнообразными датчиками, создаются приложения, жители все больше вовлекаются в управление городом и его развитие, процессы оптимизируются на всех уровнях. Как результат, жизнь в городе становится комфортнее, экологичнее и безопаснее, растут доходы (причем, как жителей, так и бизнеса и государства), повышается уровень образования, увеличивается количество свободного времени у людей и вариантов его препровождения. В итоге растет общее удовлетворение жизнью.

Идея кажется весьма привлекательной с одной оговоркой — реальных успехов в ее реализации пока немного. Несмотря на распространение интернета вещей и различных приложений, представители бизнеса сетуют на то, что их «цифровые» решения в итоге оказываются под сукном после теста на уровне города или государства. Жители же, хоть и используют активно госуслуги, во многих важных для себя вопросах предпочитают обходиться без государства. Вовлекать бизнес и граждан в процесс цифровизации чиновникам пока удается плохо. Возникает резонный вопрос: почему? Попробуем разобраться.

ТЗ и НЗ

Еще в 2019 году правительство РФ одобрило «дорожную карту» цифровизации госуправления, важной составляющей которого должно было стать участие бизнеса в оказании государственных услуг. При этом значимым нововведением на тот момент стало заявление о том, что государство не должно повторять уже существующие и вполне успешные сервисы, созданные бизнесом. Такие сервисы есть, к примеру, в сфере контроля за передвижением общественного транспорта (позволяющего не ждать его на остановке, а подойти ко времени прибытия) или в сегменте поиска жилья для покупки и аренды. Подобных проектов пока не очень много, но само их наличие говорит о желании и умении бизнеса монетизировать цифровизацию публичных сервисов.

Перспективность такого бизнеса стала очевидной далеко не сразу. Изначально, в 2019 году, предприниматели довольно скептически оценивали участие в подобных госпроектах. Главной причиной скепсиса была неуверенность в том, что эти проекты могут быть интересны с экономической точки зрения.

Прошло два года, а ситуация практически не изменилась. Хотя президент Ассоциации «Цифровая Эра Транспорта» Антон Журавлев указывает на то, что есть прецеденты удачного сотрудничества бизнеса и государства — в транспортной отрасли: на базе ГАИС «Эра ГЛОНАСС» развернута партнерская программа, где любая инициатива может найти свое место, и поставщик системы готов предоставлять свою экосистему для развития новых сервисов.

Впрочем, прямая финансовая выгода — не единственное, чем можно привлечь бизнес в проэкты по цифровизации государственных сервисов. По мнению регионального координатора «Клуба лидеров» (НКО) в Петербурге и Ленобласти Вячеслава Трактовенко, бизнесу участие в проектах города может дать доступ к уже сформированному городскому траффику и аудитории, а также потенциальному обмену данными с городскими ГИС.

Но бизнес будет заинтересован в подобных начинаниях лишь в случае организации прозрачных конкурсов, с полноценно и качественно составленным ТЗ и понятной перспективой развития сервисов. «Как правило, многие информационные системы не имеют бюджета на дальнейшее содержание, сопровождение, и уж тем более — на развитие. Да и поддержание самих сервисов, особенно если там важны контентная и маркетинговая составляющая, как правило, на очень низком уровне, — объясняет Вячеслав Трактовенко. — Собственно, это и не функция государства заниматься наполнением и продвижением таких сервисов».

Не всегда прозрачная процедура проведения конкурсов, зачастую некачественно подготовленные ТЗ (например, с нереальными сроками либо не соответствием суммы конкурсов необходимому по госзаданию результату), по словам эксперта, мешают вовлечению бизнеса в работу над городскими сервисами. К тому же такие заказы, как правило, разыгрывают близкие к госзаказу разработчики, либо те компании, для которых создание таких сервисов — сопутствующая услуга для их основного бизнеса, связанного с городской инфраструктурой.

Антон Журавлев видит еще одно препятствие вовлечению бизнеса — отсутствие доступа к открытым данным. Они должны быть доступны для бизнеса, который хочет потенциально развивать цифровые сервисы для граждан, города и государства. «Ключевой вопрос — создание условия для использования открытых данных. Потому что создаваемые цифровые системы, как правило, имеют замкнутый характер. И получается, что каждое ведомство или сфера жизни, обладая данными, реализуют локальные цифровые сервисы. Но эти же данные позволили бы создавать интеграционные сервисы нового уровня», — объясняет Антон Журавлев.

Однако осуществлять подобные проекты смогут только крупные компании. По словам Антона Журавлева, создание любых цифровых сервисов — это всегда результат обработки собираемых данных, а создание инфраструктуры для генерации этих данных — всегда капиталоемкий процесс. Практика же в нашей стране показывает, что в первую очередь именно крупный бизнес и, как правило, с государственным участием, является создателем такой цифровой инфраструктуры с возможным последующим формированием цифровых сервисов.

«Малый же бизнес, — добавляет эксперт, — готов участвовать в этом процессе и создавать новые цифровые сервисы. Но ему важно понимать, откуда и через какие технологические инфраструктурные системы он может получить те исходные сырые данные для создания каких-то новых услуг. Поэтому участие малого бизнеса в этом процессе было бы уместным и целесообразным, поскольку крупные монопольные компании больше заинтересованы в развитии именно цифровой инфраструктуры и достаточно волатильно могли бы создавать большое количество разнообразных сервисов. Малый бизнес мог бы на определенных условиях иметь доступ к созданной инфраструктуре и предлагать собственные локальные решения как для государства, так и для населения».

Сам себе сервис

Нередко бывает так, что сервисы, создаваемые частниками под конкретные узкие задачи, со временем расширяют функционал. Один из ярких примеров — группа «ДТП и ЧП | Санкт-Петербург». Паблик появился в 2014 году и на данный момент у него только в одной социальной сети более 1,2 млн подписчиков. Не удивительно, что созданные внутри паблика сервисы по поиску животных и людей весьма эффективны и востребованы.

Когда незадолго до пандемии Петербург страдал от писем о минированиях, наиболее оперативно информация появлялась именно в этом паблике — город так и не смог предложить достойную альтернативу сарафанному радио. Многие родители школьников узнавали о необходимости забрать ребенка с улицы зачастую даже не от самих детей или их педагогов, а из «ДТП и ЧП», все остальные каналы информации работали на порядок медленнее.

Примечательно, что госструктуры также зачастую используют (пли предлагают использовать) «ДТП и ЧП» как источник информации или помощи. Именно так, в частности, предлагают поступить в ГИБДД для более оперативного поиска угнанной машины.

Казалось бы, городу необходим столь же эффективный, но более официальный сервис. Однако повторить успех будет сложно: привычка получать информацию из этого канала у населения уже сформирована.

Еще один пример интересного сервиса — телеграм-бот, показывающий свободные места для записи на вакцинацию от коронавируса. Надо отдать должное: в городе достаточно оперативно появилась возможность записываться на вакцинацию через интернет, а не бегать по поликлиникам в поисках свободных мест, которых в начале прививочной кампании на всех желающих не хватало. Однако для записи через портал «Здоровье петербуржца» необходимо было сначала вручную проверить наличие свободных мест во всех поликлиниках. Созданный бот автоматически присылал эту информацию раз в полчаса.

Сервис экономил время петербуржцев, позволял обеспечить загрузку пунктов вакцинации. С учетом ситуации с коронавирусом в стране и городе такой сервис должно было запускать не частное лицо, а государство или городская администрация. Но дело в том, что при госучастии создание сервиса требует времени — «сырую» версию выпустить на рынок нельзя. И то, что петербуржцы простят созданному частным лицом сервису, его официальному аналогу — вряд ли.

Так что передача подобных сервисов «на баланс» городу или государству весьма сомнительна. Как, собственно, и сама идея вовлечения подобных активистов в работу над цифровизацией госуслуг — частникам проще сделать самим, чем вписываться в бюрократические процедуры, которые сопровождают запуск подобных проектов. Выиграет ли от таких «самоорганизованных» сервисов государство и город — большой вопрос, но жители — безусловно.

На уровне неба

Впрочем, у государства в этой сфере тоже есть заметные достижения. Как рассказал вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко на международном форуме Казань Digital Week — 2021, число верифицированных пользователей портала «Госуслуги» превысило 85 млн. Т.е. в этом сегменте инициативы государства более чем успешны.

В Северной столице также есть эффективные цифровые сервисы — например, порталы «Петербургское образование» и «Горздрав». Популярность этих сервисов вполне объяснима: они связаны с жизненными ситуациями, с которыми рано или поздно сталкивается большинство горожан. К тому же они интегрированы с ЕСИА, т.е. отдельная регистрация не требуется, что существенно упрощает процесс входа в сервис для пользователей.

Сейчас в городе стараются учесть ошибки, сделанные в прошлом, и пожелания бизнеса. Например, представляя проект по развитию городских цифровых сервисов весной этого года, вице-губернатор Санкт-Петербурга Станислав Казарин отмечал, что конечные сервисы должны разрабатываться не государством, а бизнесом, который гораздо быстрее реагирует на изменения в технологических и дизайнерских трендах, лучше учитывает юзабилити. Для этого в создаваемой экосистеме предусмотрен открытый API [Application programming interface — программный интерфейс приложения — ред.] для доступа к данным и функциям городских информационных систем.

Уже конкретные проекты, реализуемые в рамках новой концепции. Среди них — единая городская цифровая платформа «Я в пути», которая позволит составлять комбинированные маршруты с помощью не только личного или общественного транспорта, но и шеринговых сервисов, включая аренду автомобилей, электросамокатов, моноколес и пр. Платформа не заменит сервисы частных операторов, а интегрирует их в одну систему.

Бизнес позитивно оценивает начинание. «При правильной системной архитектуре и организации процесса интеграции это может позволить создать по-настоящему удобный каталог городских сервисов, одинаково значимый как для горожан, так и для городских властей. Если при этом еще сможет заработать и бизнес, оказывая качественные услуги, для нашей страны это будет большой прорыв», — комментирует Вячеслав Трактовенко.

Но это далеко не все. «Мне бы хотелось, чтобы у нас наконец-то начали реализовываться ГЧП-проекты в сфере IT, что законодательно уже несколько лет разрешено, но примеров до сих пор крайне мало, а в нашем городе вообще нет», — резюмирует Трактовенко.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.
 

Инструменты Горизонтальная цифровизация
Содержание
Закрыть