Отложенный старт: почему не удастся пропустить запуск сетей 5G
Материалы выпуска
На пороге эпохи беспроводных сетей с интеллектом Экспертиза Потери пятого поколения Инструменты Технологии глобального масштаба Рынок «Горизонт событий импортозамещения можно сделать абсолютно бесшовным» Экспертиза Отложенный старт: почему не удастся пропустить запуск сетей 5G Экспертиза «Бизнес фиксированных операторов выиграет от запуска 5G» Экспертиза Попрощаться с фиксированной связью после запуска 5G не получится Экспертиза Во всеоружии: с чем компании подошли к новой волне пандемии Решения Офис по расписанию: как сэкономить на рабочих местах Экспертиза «Пандемия улучшила понимание бизнесом онлайн-среды» Экспертиза Гибкий подход: как пандемия меняет рынок труда Инструменты Осознанная цифровизация Инструменты «Удаленка» без «уберизации» Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Отложенный старт: почему не удастся пропустить запуск сетей 5G

Руководитель департамента по внедрению новых технологий ПАО «ВымпелКом» Александр Балюк – о том, почему поздний запуск 5G – это проблема не только телеком-отрасли.
Фото: РБК Петербург

«Чтобы понять, какие последствия будет иметь отложенный запуск 5G и почему опыт предыдущих поколений нельзя зеркально перенести на 5G, нужно вспомнить, как развивались предыдущие поколения связи. Когда появились сети 3G, никто не понимал потенциала услуг передачи данных и велся бесконечный поиск killer application [приложение-убийца, новаторский продукт, товар или услуга, с появлением которых устанавливаются новые стандарты требований в конкретной области рынка – ред.]. Его так и не нашли. Все надежды, которые возлагались на 3G, реализовались только с запуском LTE. Бурный рост разнообразных приложений, которые используют передачу данных как основной канал, и стал тем самым killer application. Но при этом приложения оставались приложениями, а телеком — просто трубой для пропуска интернет-трафика.

С появлением 5G приложения становятся более зависимы от того, как архитектурно устроена сеть оператора, и требуется более глубокая интеграция приложений с сетью. Поэтому важным становится не только то, какой уровень коннективити [connectivity— возможность подключения - ред.] предоставляет оператор, но и то, насколько готовы клиенты к использованию данной технологии на своей стороне. Конечно, речь идет в основном про B2B и B2G-сегменты. И именно в данном ключе говорят про отставание России. Развитие сетей 5G подталкивает различные отрасли экономики к проведению необходимой модернизации инфраструктуры, внедрению новых сервисов, подходов и обеспечению готовности к цифровизации в целом. Поэтому, пока нет возможности использовать технологию 5G широко, понимание необходимых изменений внутри отраслей не придет и опыт масштабирования успешных кейсов на всю отрасль не может быть получен. А это совершенно иной опыт, чем просто запустить единичный пилотный проект. Так как модернизация отдельно взятой отрасли — процесс не быстрый, то поздний старт увеличивает вероятность того, что многие отечественные индустрии окажутся в числе глобальных аутсайдеров.

Если мы вернемся к B2C-сегменту, то тут динамика развития сетей в мире и проникновение технологии в абонентские устройства уже в разы выше, чем была в предыдущих поколениях. Следовательно, в глобальном масштабе приложения, которые требуют характеристик 5G, с каждым днем будут все больше проникать в мобильный сегмент. Если 5G-сети не будут запущены, то мы пользоваться такими сервисами не сможем. Попробуйте, например, отключить LTE и попользоваться WhatsApp, Zoom, Youtube и другими современными приложениями через 2G или 3G: они либо не будут работать в принципе, либо будут предоставлять сервис крайне низкого качества.

Надеяться на то, что мы сможем «перескочить» через поколение и запустить сразу сети 6G, тоже не стоит, хотя такие мысли сейчас уже некоторых посещают. Во-первых, стандарты 6G еще не зафиксированы и пока производители оборудования не вернут свои затраты на R&D в области 5G и не заработают на этой технологии, они активно продвигать стандарты следующего поколения не будут. Т.е. 6G придется еще подождать. Во-вторых, проблема в том, что мы уперлись в выделение частотного ресурса под развитие сетей пятого поколения. Если запустить 5G на тех же частотах, которые операторы сейчас используют для LTE, то никакого существенного выигрыша в емкости и пользовательских характеристиках мы не получим, так как по спектральной эффективности 5G и LTE почти не отличаются. В 4G физические пределы радиоинтерфейса были практически достигнуты, и чтобы увеличить емкость и пропускную способность сети, операторам нужен новый частотный ресурс. Проще говоря, необходимо сделать трубу шире. Так что пропуск поколения проблему не решит: в 6G проблема новых частот будет стоять еще острее.

Зато пока регулятор решает проблему выделения частот, у нас есть возможность прикоснуться к 5G в рамках пилотных проектов. Запуск подобных кейсов — это не развлечение, а процесс, позволяющий понять перспективы тиражирования проектов в конкретной отрасли и выйти на новый уровень понимания, что же такое 5G. И здесь Россия не слишком отстает от мировой практики.

Например, удаленная хирургическая операция с использованием сети 5G была проведена только в Китае и в России в рамках одной из пилотных зон Билайн. Данный кейс показал, что подобные проекты требуют тщательной юридической проработки, которая может оказаться на порядок сложнее в реализации, чем технологическая составляющая. Поэтому для масштабного внедрения в рамках страны, помимо модернизации инфраструктуры и технического оснащения медотрасли, надо серьезно поработать над изменениями в законодательной базе.

Кейс по автоматизации добычи на реальном угольном разрезе компании СУЭК нами был реализован точно не хуже, чем коммерческие кейсы у зарубежных коллег. С помощью 5G мы обеспечили возможность автономной и полуавтономной работы 130-ти тонных белазов. Этот проект показал, что 5G — это про партнерства и интеграцию сервисов end-to-end. В проект был вовлечен и производитель самосвалов, и производитель программного обеспечения для автоматизации техники, и поставщики сетевого и терминального оборудования, и мы как телеком-оператор и интегратор, и сама добывающая промышленность с ее отраслевой спецификой. И в каждой части потребовалось что-то «подкрутить», чтобы это все заработало как единое целое.

А, например, голографический звонок можно отнести к разряду менее перспективных, но фантастически эффектных кейсов. Он производит впечатление, но для массового запуска пока не подходит, потому что требуется большое количество дорогостоящего оборудования на стороне абонента — несколько камер, которые будут снимать с разных сторон, сервер для обработки изображения и т.д.

Так что с пилотными проектами в России все в порядке — это факт. Но в рамках одних лишь пилотных зон дальнейшее развитие невозможно. Надо двигаться дальше. Идея «когда-нибудь, потом у кого-нибудь» скопировать успешный опыт — не самая продуктивная. Каждый рынок по-своему уникален, и то, что сработало на одном, может не сработать на другом — и наоборот. Причин для этого масса — и законодательство, и состояние экономики, и культурные особенности.

Что имеет смысл скопировать у более успешных экономик мира, так это опыт регулирования отрасли с ориентацией на бизнес и развитие экономики. Нам любят приводить в пример американцев, рассказывая о том, что у них аналогичные российским проблемы с выделением диапазона 3,4-3,8 ГГц для сетей 5G. Действительно, дискуссию с государством на эту тему в США и России отрасль начала примерно в одно и то же время — в 2018 году. Однако в США удалось за год уточнить обстановку и сделать ряд предложений телекому, в том числе — освободить определенный спектр. В 2020 году часть самого популярного диапазона была передана операторам, в 2021 году передадут еще часть спектра. У нас же все осталось на том же месте, что и в 2018 году. Поэтому опыт прозрачного, последовательного и ориентированного на рынок регулирования отрасли — это то, чего нам очень сильно не хватает. И именно этот опыт надо перенимать — и не только в контексте 5G».