Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Технологический суверенитет не требует изоляции

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Исполнительный директор АРПЭ Иван Покровский — о необходимости независимого импорта для российской промышленности и последствиях технологической изоляции.

«Хотя многие говорят о том, что параллельный импорт — это не полностью законная и к тому же вредная для отечественных производителей инициатива, я считаю, что отказываться от ввоза высокотехнологичного оборудования нам нельзя ни в коем случае.

Я считаю, что неправильно называть те каналы, которые сейчас выстраиваются, параллельными. Этот термин возник, потому что раньше имелось в виду, что они параллельны с авторизованным каналом. А сейчас авторизованного нет, поэтому возникает логичный вопрос: параллельный относительно чего? Я убежден, что правильные термины не параллельный, а независимый импорт, а также независимые каналы поставок. Они, кстати, не параллельны еще и потому, что каждый из этих каналов имеет настолько причудливую траекторию, что применять в их отношении такое определение никак язык не поворачивается.

Теперь надо понять, от кого независимыми являются эти каналы. Речь идет, разумеется, про зарубежного вендора. Раньше российское законодательство защищало право вендора управлять каналом поставок, защищало его интеллектуальную собственность, его право определять, кому он продает свою продукцию, а кому нет, через кого продает, давало возможность жестко контролировать всех заказчиков. К примеру, если говорить о микросхемах, то раньше законодательство было устроено так, что поставщики были обязаны сообщать зарубежному вендору обо всех российских заказчиках, включая оборонные предприятия. Так что, на мой взгляд, хорошо, что мы от этого отошли, и строим сейчас независимые каналы.

Дальше важно подумать о том, насколько запущенные сейчас независимые каналы суверенны. Чтобы добиться этого качества тому, кто импортирует товары, нужно иметь собственные четкие цели. К сожалению, пока мы спонтанно переходим к независимым каналам, соответственно, и цели у нас пока весьма неопределенные — это неправильно.

Почему мне видится важным договориться о корректной терминологии. Дело в том, что пока мы путаемся в понятиях, мы не сможем договориться о целях. А если нет целей, то наступает хаос. Именно поэтому со всех сторон слышится много высказываний о том, что в независимом импорте есть что-то плохое.

Я не вижу вообще никаких минусов в развитии этого направления. Мы выстраиваем независимые каналы поставок, приобретаем возможность дальше управлять ими самостоятельно — это очень ценно для страны. Есть те, кто указывает на следующий момент: если мы хотим дальше строить свою промышленность, то независимый импорт будет помехой. Это не совсем так. Мы, безусловно, должны наращивать собственное производство, но для этого тоже нужны каналы поставок. Для производства оборудования нужны микросхемы, для производства микросхем нужны материалы, технологическое оборудование и т.д. – т.е. все это упирается в управление каналами поставок. Если мы считаем, что мы в состоянии сделать что-то абсолютно изолированно от всего мира, то это утопия, это невозможно, во всяком случае в сфере высоких технологий. Именно поэтому никаких минусов в том, что мы переходим на независимые каналы, я не вижу.

Но проблемы, конечно, существуют. Например, мы пока еще не поняли, как независимый импорт должен быть организован, как мы хотим этим каналом управлять, хотим ли мы включить, например, таможенное регулирование для него. Мне кажется парадоксальной ситуация, что Россия при всех сложностях в международных отношениях до сих пор остается членом ВТО. Ведь независимые каналы не исключают таможенного регулирования, а это мощнейший экономический стимул, мотиватор развития промышленности — но мы его еще не включили.

Также нужно помнить, что независимый импорт обходится гораздо дороже, чем авторизованный. К тому же в авторизованных каналах поставки кредитовал зарубежный вендор. Сейчас они финансируются исключительно за счет российского бизнеса, а оборотных средств у российского бизнеса для того, чтобы обеспечить все каналы, не хватает. Так что заказчикам оборудования нужно озаботиться этим вопросом и предоплатить поставки, а этого сейчас не происходит.

Но даже несмотря на существующие проблемы отказаться от независимого импорта мы сейчас не можем — это привело бы к изоляции. А она неизбежно тянет за собой техническую деградацию — по-другому, увы, не бывает. Поэтому, даже намереваясь добиться лет через 10-15 технического и технологического суверенитета, нужно помнить: суверенитет не означает изоляции и не требует ее. Он требует преодоления зависимости от доминирующих игроков. Чтобы не попадать ни от кого в зависимость, нужно стремиться к техническому суверенитету, а не к отказу от импорта».

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Компетенция «Стандарт — это всегда инструмент лоббизма»
Материалы выпуска
Инструменты Бизнес и государство пересматривают подход к информационной безопасности
От первого лица «Дешевые деньги закончились — цифровизация продолжается»
Инновации Какие угрозы порождает цифровизация, и как с ними бороться
Инструменты Стандарты в IT: как создать и не заблокировать развитие отрасли
Инструменты Импортозамещение в IT: проблемы, способы решения и перспективы
Инструменты Технологический суверенитет не требует изоляции
Компетенция «Стандарт — это всегда инструмент лоббизма»
Решения Импортозамещение vs параллельный импорт
Компетенция Импортозависимость в кармане
Компетенция Стандарты цифровизации требуют динамики
Практика Кадровый голод в ИТ: вызов без ответа
Инновации На пороге массового внедрения: как меняется концепция «умного дома»
Рыночный расклад ИТ-импортонезависимость на перекрестке трех дорог
Инновации Цифровой Петербург: как развивать умный город в новых условиях
Инновации Цифровая трансформация: сроки и возможности
Содержание
Закрыть