#11 Digital Forum РБК, 30 ноября
От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 

«Мы выкрутимся, но хочется обойтись без экстрима»

Дмитрий Купцов, F+ imaging
Дмитрий Купцов, F+ imaging (Фото: F+ imaging )
Генеральный директор компании F+ imaging Дмитрий Купцов — о том, почему наладить производство принтеров в России быстро не получится, а параллельный импорт спасает не всех и не всегда.

В числе негативных последствий ухода из России иностранных ИТ-производителей самым критичным обычно называют дефицит именно аппаратных средств, таких как сервера, системы хранения данных, разнообразное оборудование для ЦОДов и пр. Принтеры вспоминают значительно реже. Между тем, именно их нехватка может оказаться критичной для тех бизнесов, которые в значительных объемах работают с бумажными носителями (например, государственный и банковский сектор). О том, какова сейчас ситуация на российском рынке печатающих устройств и можно ли ее изменить силами российских производителей — в интервью РБК+ рассказал генеральный директор компании F+ imaging Дмитрий Купцов.

Дефицит, перетекающий в уход

— Что изменилось на рынке печатающих устройств в этом году?

— На корпоративном рынке в 2022 году почти полностью прекратились поставки принтеров и МФУ формата А3, а также цветных аппаратов А3 и А4. Это обусловлено двумя масштабными причинами. Во-первых, с нашего рынка ушли самые сильные международные игроки. И то, что происходит сейчас, это уже процесс их замещения, т.е. поиск выхода из ситуации. Именно поэтому сумасшедшими темпами растет параллельный импорт — поставки через третьи страны решений иностранных вендоров.

Во-вторых, если заглянуть чуть глубже, то можно заметить, что нехватка МФУ формата А3 и цветных устройств связана с дефицитом чипов, который наблюдался в прошлом и позапрошлом году — у некоторых вендоров он плавно перешел в прекращение прямых поставок. Есть производители, которые на момент принятия головным офисом решения об уходе из России не имели здесь никаких запасов. Это больно ударило по рынку. В некоторых случаях ситуацию спасло наличие стоков у импортеров, которые позволили за полгода найти методы закрытия потребностей. Но в любом случае последствием происходящего стало существенное подорожание печатных устройств.

— Существенное — это на сколько?

— Зависит от сегмента. В некоторых случаях речь идет про кратный рост. Например, один из топовых вендоров явно распродает сток с расчетом на то, чтобы оставшийся здесь персонал мог получать зарплату как можно дольше. Заметно и искусственное подорожание: если у компании на складе есть оборудование, которого у других уже нет, его можно продать дороже. Да и параллельный импорт предусматривает рост стоимости минимум на процент зарубежных партнеров, а иногда даже НДС и т.д. Нередко ввезенное через параллельный импорт получается дешевле, чем предлагаемое из остатков на складе вендоров в РФ.

Заметно и искусственное подорожание: если у компании на складе есть оборудование, которого у других уже нет, его можно продать дороже. Да и параллельный импорт предусматривает рост стоимости минимум на процент зарубежных партнеров, а иногда даже НДС и т.д.

— Можно ли рассчитывать, что ситуация изменится к концу года?

— Уже к середине следующего года уменьшится дефицит чипов, так что печатное оборудование в принципе перестанет быть проблемой во всем мире. К тому же усилия по налаживанию параллельного импорта уже приводят к тому, что дефицитные сегменты начинают наполняться. Со временем будут оптимизироваться схемы ввоза, большинство других сложностей, как я надеюсь, удастся решить. На мой взгляд, есть все предпосылки для того, чтобы в 2023 году ситуация улучшилась. Нельзя сбрасывать со счетов и усилия российских производителей.

— Какие именно сложности в организации параллельного импорта печатающих устройств сейчас самые заметные?

— В первую очередь это проблемы с оплатой. Любые платежи в долларах проходят через корреспондентские банки, контролируемые США, соответственно, процесс либо идет медленно, либо в принципе может быть заблокирован — и это может произойти в любой момент, даже если расчеты ведутся с дружественной нам страной. Да и наши таможенные органы не горят желанием ускорять процедуру оформления. Это касается и требований предоставить сертификаты об отсутствии шифрования. Если же требуется сделать новый сертификат, это невозможно — представительства вендора в РФ больше нет.

— Эти сложности вы сами не можете решить? Нужна воля регулятора?

— Конечно, нужна. Но логика ясна: сейчас ввозить технику, которая будет нарушать принципы безопасности, неразумно. Так что отменять эти правила, наверное, неправильно, но как-то решать проблему нужно.

Уровень критичности

— Насколько критичен дефицит печатающих устройств?

— Если посмотреть на массовый рынок, то здесь в принципе не происходит ничего страшного. Например, раньше классные руководители в начальной школе традиционно меняли принтер с приходом новых первоклашек. Но теперь из-за дефицита устройство вместо 5-6 тыс. будет стоить 20-30 или даже 40 тыс. руб., а по этой цене покупать не будут. Случится ли катастрофа? Нет, просто продолжат пользоваться старым принтером.

Теперь из-за дефицита устройство вместо 5-6 тыс. будет стоить 20-30 или даже 40 тыс. руб., а по этой цене покупать не будут. Случится ли катастрофа? Нет, просто продолжат пользоваться старым принтером.

В бизнес-сегменте все сложнее. Возьмем, к примеру, банки, где бумажный документооборот до сих пор является насущной необходимостью. Им нужен не один, не два и даже не сотня принтеров — у них огромный парк в десятки тысяч устройств, которые периодически надо обновлять. И сроки замены там обычно сжатые. Вот только дистрибьютор сейчас не сможет поставить 10 тыс. принтеров одной модели к конкретной дате — даже за счет параллельного импорта можно прямо сейчас найти тысячу, потом еще три, но будет ли работать канал дальше — никто не знает.

— Почему бизнес не может просто пользоваться имеющимися устройствами, как в предыдущем примере?

— У печатающего устройства есть расходные и ресурсные материалы. Расходные — это картриджи, бумага, а ресурсные — например, барабан. Чтобы обеспечивать качественную и длительную работу без сбоев, и то, и другое должно быть оригинальным. Как вы понимаете, с запчастями и расходкой после ухода иностранных вендоров из страны тоже начались колоссальные проблемы. В случае с Lexmark проблема решилась за счет приобретения «Марвел-Дистрибуцией» (нашей головной компании) российского бизнеса этого вендора — теперь оборудование, расходные и ресурсные материалы, которые производятся на той же самой фабрике, продаются под брендом F+ imaging. Но с другими брендами-то этого не произошло. Плюс есть растущий бизнес, открываются новые подразделения, филиалы, представительства — им нужно оборудование для печати.

— Но можно же как-то продлить срок службы принтеров?

— Основной способ продлить жизнь печатной техники — использование качественных расходных материалов и запасных частей, в этом случае срок службы техники практически не ограничен. Также целесообразно использовать системы мониторинга и управления печатью: они позволяют оптимизировать процессы и техническое обслуживание, расставить устройства в офисе так, чтобы они учитывали наиболее загруженные отделы и где, например, имеет смысл использовать большие картриджи, чтобы снизить стоимость отпечатка, уменьшить количество несанкционированной печати и исключить нецелевое использование печатной техники. Printum — наш партнер — пока единственная российская независимая компания, входящая в реестр Минпромторга, чей программный продукт совместим с устройствами всех представленных на рынке вендоров.

Основной способ продлить жизнь печатной техники — использование качественных расходных материалов и запасных частей, в этом случае срок службы техники практически не ограничен.

Вопросы локализации

— Получается, нам жизненно необходимы российские принтеры?

— В текущих политико-экономических условиях только отечественное производство может обеспечить безопасность, сервисное обслуживание, прогнозируемость цены и поставки в определенный период — будь то локализованная сборка, или сборка и собственные детали, как в нашем случае, или весь цикл производства в России. Например, если в прошлом году наши приемлемые по цене принтеры были мало кому интересны, сейчас в условиях дефицита они востребованы и их даже можно не продвигать: продажи печатающих устройств и оригинальных расходных материалов для них увеличились на тысячи процентов.

— Почему же здесь не запустить завод, если есть спрос?

— Чтобы мы пришли к полному циклу производства здесь, в России, нужен сумасшедший объем заказов, чтобы оправдать возврат инвестиций в разумные сроки, а это тяжело. Поэтому сейчас оптимальными видятся собственные договоры с фабриками, собственные модели, либо в чистом виде OEM [от англ. original equipment manufacturer — оригинальный производитель оборудования – ред.], который приезжает сюда в определенные сроки и в нужном количестве. Такой подход даст возможность обеспечить конкурсные условия крупных заказчиков. Параллельным импортом обеспечить такое не удастся.

Также, согласно текущему законодательству, надо обязательно иметь права на интеллектуальную собственность или собственную разработку и опять же права на ИС. Но разработку никто в России пока не может сделать — нет нужных опыта и знаний, на развитие таких компетенций потребуется много лет.

Но разработку никто в России пока не может сделать — нет нужных опыта и знаний, на развитие таких компетенций потребуется много лет.

— Сколько — 5, 10, 20 лет?

— Смотря что хотим сделать. Предположим, мы хотим взять конкретный принтер и собрать такой же. Нам нужно взять такую же микросхему или заменить ее аналогом, создать плату, найти хороший пластик для корпуса и картриджей и разработать пресс-формы, сделать ролики, обеспечить выполнение высокотемпературных процессов — что-то из этого относительно легкие задачи, но в комплексе это трудно, дорого, займет время. Год или два уйдут только на то, чтобы скопировать. Т.е. мы через два года сможем запустить серийный выпуск модели, которая уже морально и технологически начала устаревать.

Чтобы сделать все это здесь, потребуется вложение существенных средств в разработку, производство, оборудование — и в разумные сроки нужно еще инвестиции вернуть, в общем сейчас мы упираемся в целесообразность. И на этой стадии мы останемся, возможно, несколько лет.

Чтобы сделать все это здесь, потребуется вложение существенных средств в разработку, производство, оборудование — и в разумные сроки нужно еще инвестиции вернуть, в общем сейчас мы упираемся в целесообразность. И на этой стадии мы останемся, возможно, несколько лет.

Пока можно с уверенностью говорить о постепенной локализации. Мы планируем уже в следующем году завозить машинокомплекты, здесь их собирать, устанавливать российское ПО. И со временем прийти к созданию российского принтера. Конечно, если придется трудно, мы выкрутимся, жизнь заставит, но хочется обойтись без экстрима. Так что первоочередная задача — решить проблему здесь и сейчас, обеспечить страну качественным оборудованием и расходными материалами, и смотреть в будущее, ведь двигаться вперед тоже нужно.

Компетенция Окно возможностей для IT
Содержание
Закрыть