#11 Digital Forum РБК, 30 ноября
Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Обезболивающее для IT

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com
Параллельный импорт позволил избежать критичной ситуации во многих отраслях, в том числе в IT, но дальнейшее его применение требует четкого понимания целей.

Оказавшись в сложных условиях санкционного давления, российский бизнес начал искать возможности выхода из положения. В числе инструментов, которые позволяют не потерять достигнутый уровень цифровизации и продолжить развитие, оказался и параллельный импорт. По оценкам Минпромторга, до конца года его объемы (включая ИТ-составляющую) превысят $20 млрд. Однако, как показала дискуссия XI Digital Forum РБК, у представителей бизнеса и государства согласия в отношении необходимости и безальтернативности этого канала удовлетворения ИТ-потребностей все еще нет.

Непредсказуемая мера

Многие участники дискуссии отметили, что уже воспользовались параллельным импортом, чтобы устранить возникшие проблемы с доступом к различным видам высокотехнологичного оборудования. Исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) Иван Покровский подчеркивает, что независимые каналы поставок необходимы, если страна хочет строить свою промышленность: «Если мы считаем, что в состоянии сделать что-то абсолютно изолированно от всего мира, то это утопия, это невозможно, во всяком случае в высоких технологиях. Независимые от зарубежных вендоров каналы поставок необходимы российской промышленности не меньше, чем конечным заказчикам. При этом для промышленности важно, чтобы государство создавало экономическую мотивацию инвестировать в собственное производство, в частности, за счет таможенных пошлин на ввоз готовой зарубежной продукции».

Иван Покровский, АРПЭ
Иван Покровский, АРПЭ (Фото: пресс-служба)

Но даже среди участников Digital Forum РБК далеко не все согласились с тем, что без данного канала нам не обойтись. И причина не только в том, что товары, доставленные через альтернативные каналы, могут оказаться дороже, чем ранее при прямых поставках. К заметным недостаткам эксперты относят и непредсказуемость темпов и объемов ввоза, возможность блокировки вендором и т.д.

Некоторые участники дискуссии подчеркивают важное стратегическое значение данной меры. Например, директор по стратегическому развитию F+ tech Александр Столяров считает, что параллельный импорт был оправданным шагом, во многом позволившим избежать потенциально более критичной ситуации, но сейчас основную функцию он уже выполнил. «Так что требуется крайне детальный и аккуратный подход к этому процессу, чтобы экспертное сообщество могло определить те индустрии, где он действительно полезен и где, может быть, стоит даже расширить канал. Кроме того, это позволит выявить зоны, где параллельный импорт мешает. Ведь, если говорить откровенно, его наличие тормозит развитие российской промышленности», — объясняет эксперт.

Александр Столяров, F+ tech
Александр Столяров, F+ tech (Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург)

Руководитель отдела R&D компании «Комфортел» Александр Васильев сравнивает параллельный импорт с обезболивающей таблеткой: «Мы ее приняли, нам стало лучше, но она нас не вылечила — в этом могут помочь лишь собственные разработки. В мире, где доступ к технологиям становится аргументом в споре, единственная возможность быть конкурентными и независимыми — это развивать свои компетенции. Только это даст нам уверенность в завтрашнем дне, в том, что наши цифровые сервисы не деградируют и будут развиваться».

Александр Васильев, «Комфортел»
Александр Васильев, «Комфортел» (Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург)

ИТ на доверии

В числе тех немногих, кто в рамках дискуссии сообщил, что параллельный импорт не используется в обеспечении деятельности компании, был директор по цифровой трансформации «Россети Ленэнерго» Роман Огнев. Так как электросетевая организация относится к субъектам критической информационной инфраструктуры (КИИ), то все инвестиционные проекты в ИТ предусматривают использование исключительно отечественных решений — как вычислительных ресурсов, так и программного обеспечения. Первые определяются соответствующим реестром Минпромторга, вторые — Минцифры.

По словам Огнева, такой подход — вопреки расхожему мнению — не сопряжен с какими-то глобальными проблемами: «На данный момент мы не увидели сегментов, где бы отечественные решения нам не позволили поддерживать текущую деятельность. Даже в случае выхода какого-то оборудования из строя, мы будем искать российские аналоги».

Роман Огнев, «Россети Ленэнерго»
Роман Огнев, «Россети Ленэнерго» (Фото: пресс-служба)

Между тем, даже в отношении субъектов КИИ некоторые эксперты видят параллельный импорт перспективной моделью получения оборудования. Иван Покровский так объясняет свой взгляд: «Поставки российского оборудования завязаны на импорт комплектующих, заместить которые мы не можем. На месте руководителей организаций субъектов КИИ я бы озаботился вопросами происхождения комплектующих, на основе которых для них производится оборудование. Требования доверия к комплексам КИИ должны распространяться как на процесс проектирования оборудования, так и на каналы поставок комплектующих, т.к. риски контрафакта очень высокие».

Эксперт считает, что субъектам КИИ нужно авансировать поставки российского оборудования, в том числе, чтобы обеспечить финансирование поставок комплектующих по независимым каналам. Их особенность в том, что поставщики не кредитуют заказчиков, а у российских производителей оборудования не хватает собственных оборотных средств. В противном случае в какой-то момент может оказаться, что отечественное оборудование перестанет выпускаться.

С этим не согласен заместитель директора Департамента обеспечения кибербезопасности Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Евгений Хасин. Он считает, что обеспечить доверие для отечественных аппаратных средств существенно проще: «Когда ты владеешь технологической цепочкой, ты можешь не только проанализировать ее с точки зрения безопасности, но и повлиять на нее. На зарубежные цепочки повлиять возможности практически нет. И даже если в процессе эксплуатации найдена какая-то уязвимость, вероятность ее устранения будет зависеть не от бизнес-пользователя, а от воли зарубежного вендора». Отечественные производители, по словам Хасина, на подобные запросы могут реагировать быстрее, с ними проще взаимодействовать и можно рассчитывать на их ответственность в рамках российского регулирования и нормативов — в случае с субъектами КИИ это крайне важно.

Евгений Хасин, Минцифры
Евгений Хасин, Минцифры (Фото: пресс-служба)

Примеряя азиатский путь

И все же участники дискуссии уверены: впадать в крайности не стоит и отказываться от параллельного импорта сейчас нецелесообразно. К тому же, стремясь к импортонезависимости, нельзя менять западноевропейские и североамериканские решения на китайские — это не даст нам суверенитета, к которому мы стремимся. Но вот взять на вооружение кое-что из азиатского опыта стоит.

Александр Столяров уверен: запреты могут помочь, но вводить их нужно очень осторожно, четко понимая, в каких сферах это имеет смысл, а в каких – нет. «Например, Индия запретила ввоз любых мобильных телефонов дешевле $200: они все должны производиться на территории Индии. В результате вендоры запускают контрактное производство в Индии. Это работающая схема, потому что дешевый телефон в стране сделать можно, в этом нет ничего сложного. Нужно просто захотеть, направить инвестиции, скорректировать законодательство и таким образом, потихоньку регулируя свой экспорт и импорт, развивать это направление», — объясняет эксперт.

В ряде азиатский стран действительно есть успешные практики достижения определенного уровня технологической независимости. Однако, чтобы их повторить, нам многого не хватает — воли, времени, денег. К примеру, в 2023 году Китай инвестирует в развитие ИТ-инфраструктурных проектов, разработку чипов несколько десятков миллиардов долларов, тогда как мы оперируем цифрами в пределах одного десятка, если не вполовину меньше. Кратная разница вложений не позволит нам повторить китайское чудо. Кроме того, если мы хотим пойти тем же путем, то должны перестроить подход глобально — в том числе с точки зрения подготовки кадров, перестройки системы обучения и т.д.

Некоторые эксперты считают, что гоняться за Китаем с точки зрения объемов инвестиций в принципе бессмысленно: это совершенно другая экономика с другими условиями рынка, в который они могут просто в силу объективных (и в первую очередь — демографических) причин позволить себе инвестировать, сразу планируя отдачу. Российский рынок несравнимо меньше. К тому же в сфере электроники и микроэлектроники ни одно государство не может себе позволить создать полный сквозной цикл производства — ни Китай, ни США. Так что вопрос в том, чтобы рационально использовать собственные компетенции и технологические заделы, которые уже есть, и те партнерства, которые продолжат выстраиваться с дружественными нам странами.

Истина где-то посередине

Эксперты уверены, что сейчас самое время искать возможности для дальнейшего развития отрасли. Например, Александр Васильев видит возможность компенсировать уже упомянутую демографическую проблему следующим образом: «У нас есть цифровые атташе, так почему бы не рассмотреть тему экспорта — этот новый институт может помочь договориться с дружественными странами. Конечно, сейчас наши отечественные разработчики и производители оборудования перегружены, но планировать на перспективу можно и нужно, ориентируя их и на экспорт, тем самым расширяя рынки сбыта и стимулируя приток денег».

Отказываться же от параллельного импорта — по крайней мере прямо сейчас — нельзя. Но и видеть в нем панацею от всех бед также не стоит. «Я знаю несколько примеров, когда в отсутствии конкуренции получается не совсем качественный результат — нам это не нужно», — предостерегает директор проектного офиса «Русатом Инфраструктурные решения» Дмитрий Гришин. Да, собственные разработки вначале могут стоить дороже и занимать дольше времени, и все же Гришин уверен: «Нам нужно найти некий микс действий, при котором, с одной стороны, мы сможем и свою промышленность развивать, а с другой стороны — дать бизнесу и рынку тот продукт для цифровизации, который нужен прямо сейчас. При этом нужно создать такие условия, при которых конкурентная среда сохранится. Я считаю, что это возможно».

Дмитрий Гришин, «Русатом Инфраструктурные решения»
Дмитрий Гришин, «Русатом Инфраструктурные решения» (Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург)

«Нам нужно решать задачи, которые стоят либо перед нашими клиентами, либо перед нами, а не ставить задачу отказаться от чего-то ради того, чтобы просто отказаться», — говорит директор по ИТ компании Solopharm Павел Ададуров. Эксперт считает, что мы всегда сможем найти какие-то пути, опираясь на возможности как России, так и стран или отдельных вендоров, которые все равно рано или поздно будут с нами сотрудничать. «Мы же не отказываемся от этого. Если какие-то вендоры хотят, то мы всегда рады. Если они не готовы к взаимодействию, мы должны найти им замену, необязательно ориентируясь только на границы России», — говорит Павел Ададуров. Причем принимать решение нужно по каждому случаю отдельно — ведь стоимость не всегда в приоритете, отмечает Ададуров, иногда важнее надежность, доступность вендора, а принципиального пиетета перед западными производителями у российского бизнес-потребителя нет.

Павел Ададуров, Solopharm
Павел Ададуров, Solopharm (Фото: Антон Кузнецов/РБК Петербург)

Руководитель коммерческого развития группы компаний ОБИТ Кирилл Строганов прогнозирует: «Абсолютная независимость от зарубежных технологий — это утопия, для любой страны. Технологические прорывы всегда базируются на результатах глобального прогресса. Наличие альтернативных решений — условие здорового функционирования рынка, а их отсутствие грозит ИТ-сфере остановкой в развитии. Учитывая, что ИТ сегодня составляют и мозг, и кровеносную систему любого бизнеса, это неизбежно скажется на всех остальных отраслях».

Эксперт считает, что необходим промежуточный вариант с государственным регулированием и помощью отечественным вендорам, а также дотациями и льготами конечным пользователям их решений. «Сейчас государство очень много денег выделяет на поддержку ИТ-отрасли, но для развития в первую очередь необходимы компетенции. Нужны ведь не только разработчики — нужны и те, кто будут интегрировать новые продукты, обслуживать их, а также эксплуатировать. Это самый острый запрос, который мы ощущаем со стороны бизнеса и стараемся его решить собственными силами. Но понятно, что тут нужны более масштабные, системные меры и средства — так мы сможем добиться комфортного уровня технологической независимости», — резюмирует Строганов.

Инновации Ограничения и поддержка: как внедрить отечественные ИТ-продукты
Содержание
Закрыть