От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Почему ESG-факторы становятся важны для российских инвесторов

Управляющий директор Росбанк L’Hermitage Private Banking Александр Рябинин – о том, как клиенты private banking заработали на ESG-инвестициях.

Тема ESG-инвестирования [от англ. environmental — экология, social — социальное развитие, governance — корпоративное управление] появилась на российском рынке совсем недавно, но уже в текущем году включена в повестку ПМЭФ. Каким образом пандемия раскрыла преимущества принципов ответственного инвестирования, и почему состоятельные клиенты склоняются в пользу ESG-откалиброванных инструментов — РБК+ рассказал управляющий директор Росбанк L’Hermitage Private Banking в Санкт-Петербурге и Северо-Западном федеральном округе Александр Рябинин.

— Что стало толчком, пробудившим интерес российских инвесторов к ESG-тематике? Для нашего рынка это совсем свежий тренд?

— Действительно, в Европе и в США этот тренд появился несколько раньше, в России стал ярко выраженным только в последнее время. На фоне глобальных климатических, социальных, регуляторных изменений в мире требуются новые подходы, инициативы и стандарты, в том числе, на рынках капиталов. Социально-ответственное инвестирование — это любая инвестиционная стратегия, которая помимо финансовой выгоды инвестора предполагает общественную пользу. Росбанк, как часть международной финансовой группы Societe Generale активно поддерживает данное направление и стремление группы продолжать играть ведущую роль в позитивных преобразованиях в мире, действовать бережно в отношении окружающей среды и заниматься широким спектром социальных вопросов.

Что касается нашего опыта, то мы начали активно применять ESG-подход при формировании инвестиционных инструментов в первой половине 2020 года.

Мотивов было несколько. Во-первых, если посмотреть на показатели компаний с высокими ESG-рейтингами за последние 2-3 года, то можно увидеть лучшую доходность и большую устойчивость к рискам. Мы включили акции этих компаний в наши финансовые решения, для того чтобы снизить инвестиционные риски для наших клиентов, особенно в такой турбулентный год, как 2020-ый. Во-вторых, мы понимали, что включение подобных инструментов с ESG-компонентами поможет расширить линейку и обеспечить большую диверсификацию активов для наших клиентов, предложить интересные доходные стратегии.

— Ваши ожидания оправдались?

— Да. Сейчас мы смотрим на результаты 2020 года и понимаем, что приняли верное решение. ESG-откалиброванные инструменты оказались наименее волатильными. Когда началось общее падение, они падали с меньшей амплитудой, затем — быстрее восстанавливались. Наши клиенты смогли на этом заработать.

Разумеется, можно было заработать и более привычным для наших инвесторов способом: купить нефть по 25 USD за баррель, продать по 50, но это больше похоже на игру в казино: пан или пропал. Вложения в компании с высокими ESG-рейтингами — это более уверенные инвестиции.

— Как сами клиенты воспринимают ESG-инвестиции? Как инструмент, несущий практическую выгоду или слова «экологический» и «социальный» слишком прочно связаны в сознании с некоей общественной нагрузкой, едва ли не благотворительностью?

— Да, конечно, клиенты ощутили практическую составляющую и оценили доходность этих инструментов. На данный момент многие клиенты готовы включать ESG-компоненту в свои портфели, так как они понимают, что ESG-фактор сегодня является новым стандартом ведения бизнеса для многих крупных международных компаний. Для инвесторов ESG-рейтинг компаний стал одним из способов оценить жизнеспособность эмитента. Вполне очевидно, что компания, которая изыскивает ресурсы на повышение своей социальной ответственности, является вполне стабильной и доходной. Одним из главных уроков 2020 как раз и стало понимание, что диверсификация портфеля и добавление в него ESG-решений — это скорее необходимость, нежели опция, несущая дополнительную нагрузку.

— Есть ли еще отличительные черты у клиентов, выбирающих ESG-инструменты? Есть мнение, что делать выбор в пользу ответственного инвестирования склонно поколение миллениалов...

— Мы видим, что клиенты сегмента private в целом молодеют. И чем моложе клиент, тем он больше открыт к чему-то новому. Возможно, не миллениалы, но клиенты немногим старше их, действительно составляют большую часть инвесторов, вкладывающих в ESG-инструменты.

— Есть ли особенности у российского ESG-инвестора по сравнению с западным?

— Обычно по каждому эмитенту рассчитывается отдельный скоринг по показателям: E — экология, S — социальная ответственность компании и G — качество управления. Как правило, эти факторы учитываются в равной пропорции. Тем не менее, в разных странах роль этих компонентов может быть разной при создании продуктов или формировании портфельных решений. В некоторых государствах заметен явный уклон в экологическую составляющую, в других — социальный аспект. Исходя из личного опыта работы могу сказать, что клиенты в России больше проявляют интерес к показателю «Е».

— Кто определяет, соответствует ли компания принципам ESG?

— Если говорить о наиболее часто применяемых подходах, то, в основном, аналитики или продуктовые инженеры ориентируются на рейтинги ESG от различных источников, например, специализированных агентств или аналитических команд самих банков.

Как часть группы Societe Generale, мы используем передовой международный опыт для анализа данных на соответствие принципам ESG и находимся в авангарде российского рынка в этом направлении.

— ESG-инструменты представлены, в основном, бумагами зарубежных компаний? Когда ESG-ответственные инвесторы смогут вкладываться в отечественные активы?

— У нас очень позитивные ожидания относительно российских компаний, учитывая поддержку вопроса на самом высоком уровне. Интерес к теме мы увидели на недавно прошедшей конференции «Ответственное финансирование, как мощная сила позитивных преобразований», одним из организаторов которой был Росбанк. Всего в ней приняли участие более 1000 представителей бизнеса, финансового сообщества, рейтинговых агентств и СМИ.

— Предлагаете ли вы клиентам иные ESG-продукты, помимо инвестиционных?

— Да. В сегменте private пользуются популярностью инструменты страхования с элементами благотворительности. Когда клиент переводит средства в подобный инструмент, мы автоматически отчисляем определенную сумму в благотворительные фонды, с которыми сотрудничаем. В дальнейшем мы планируем расширять линейку инструментов, основанных на ESG-метриках.
 

От первого лица Инфраструктура для электромобилей уже востребована потребителями
Скачать Содержание
Закрыть