От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Время для рывка

Глава «ПОЛИСАНА» — о том, как отечественная фарма справляется с вызовами пандемии.

Пандемия и работа в условиях мирового локдауна стали вызовом для фармацевтической отрасли. Компании столкнулись, с одной стороны, с высоким спросом на многие лекарственные препараты, с другой — с дефицитом субстанций для производства лекарств. Как отрасль ответила на новые условия работы и какие проблемы перед российскими фармацевтическими компаниями стоят сегодня, рассказал генеральный директор НТФФ «ПОЛИСАН» Дмитрий Борисов.

— В этом году в Петербурге сразу несколько компаний анонсировали выпуск субстанций. С чем это связано?

— На мировом рынке наблюдается глобальный дефицит субстанций и сырья для их производства. Это связано с тем, что в Китае реализуется большая государственная программа по закрытию экологически грязных производств — тех предприятий, которые не соответствуют существующим экологическим требованиям. Китай является мировым лидером по производству субстанций, и он диктует правила на рынке. В период пандемии предложение субстанций на мировом рынке сократилось, и это, в свою очередь, вызвало повышение цен. В том числе и по этой причине петербургские фармацевтические компании запускают инвестиционные проекты по выпуску субстанций для лекарственных препаратов.

— Как пандемия повлияла на процесс запуска этих производств?

— Пандемия обострила ситуацию и доминирующее положение Китая. В некоторые моменты, когда в Китае были скачки заболеваемости, он просто закрывал экспорт. В итоге многие мировые фармацевтические производители столкнулись с дефицитом субстанций. Результатом наложения этих двух факторов стал мировой тренд на развитие производства субстанций за пределами КНР.

Компании начали готовить инвестиционные проекты по запуску собственного производства гораздо раньше 2020 года; пандемия лишь подтолкнула к тому, чтобы эти проекты начали быстрее реализовываться.

— Повлияла ли пандемия на инвестиционные планы фармацевтических компаний?

— Инвестиционные возможности есть всегда, кто-то их видит и пользуется ими, а кто-то — нет. В фарме, в принципе, последние лет десять положительная тенденция на рынке и инвестиционная привлекательность довольно высокая. Ограничения связаны с доступностью финансирования и желанием собственников развивать свой бизнес. В прошлом году, да и в этом, больше возможностей было у компаний, которые выпускают препараты, входящие в рекомендации Минздрава РФ по борьбе с ковидом, потому что основное государственное финансирование было направлено на борьбу с пандемией.

— Есть ли планы по расширению производства у вашей компании? По каким направлениям?

— Наша дочерняя компания «Полисинтез» запустила проект по производству субстанций для сторонних фармкомпаний еще до пандемии — в 2019 году. Ранее здесь выпускались субстанции только для материнского предприятия «ПОЛИСАН» в Петербурге, но так как есть высокий спрос, мы решили развивать это направление. Мы уже заканчиваем реализовывать первый проект — устанавливаем пять новых линий. Из них одна линия запущена, три — в процессе запуска, еще одну запустим до конца года. Сейчас рассматриваем возможность запуска еще двух линий, но этот проект пока на стадии разработки.

— Планирует ли «ПОЛИСАН» расширять производство готовых лекарств?

— Мы буквально полтора года назад закончили большой инвестиционный цикл с вложениями более 5 млрд руб. Сейчас производственных мощностей нам достаточно. И даже несмотря на то, что в эпидемию препараты «ПОЛИСАНА» пользовались повышенным спросом, мы справились с этим вызовом.

— Каков, на ваш взгляд, потенциал России по производству субстанций? Что мешает его реализации?

— Потенциал огромный, есть большие перспективы по производству. На территории РФ есть вся таблица Менделеева, но, к сожалению, есть большой разрыв цепочки на уровне первичной химии. Несмотря на то что сейчас активно развиваются предприятия по готовым субстанциям, в некоторых моментах простой химии не хватает. Этим вопросом озабочены профильные министерства. Надеюсь, наше государство поддержит химическую промышленность, и процесс сдвинется с мертвой точки. Сейчас самое хорошее время для России занимать лидирующее место на мировом рынке по производству субстанций: есть оборудование, компетенции, политическая воля и желание предпринимателей.

— Насколько производство в нашей стране может вырасти в обозримой перспективе?

— Это сложно оценить, но можно сказать, что темп роста будет высокий. Сейчас в России производится 8–10% субстанций от того, что используют отечественные фармацевтические компании. Так как у нас низкая база, рост от текущего уровня на 20–30% уже обеспечит статистически очень заметное увеличение.

— Что еще мешает развитию этой сферы, помимо дефицита химического сырья?

— Огромную роль играет доступность «длинного» финансирования проектов производства субстанций, так как оно окупается не за 2-3 года, а за 5-7 лет. Такие сроки могут позволить себе далеко не все компании. Для подобных проектов нужны льготные кредиты на сроки 7-10 лет. Определенные наработки уже существуют в рамках Фонда развития промышленности. Надеемся, Минпромторг будет развивать эти программы и создавать условия для устойчивого развития производства субстанций.

— Какие проблемы актуальны для фармы в 2021 году?

— Сейчас перед нами остро стоит вопрос с соблюдением патентных прав в России. За последние 3-4 года со стороны ряда производителей были допущены грубые нарушения патентных прав российских и иностранных компаний, которые разрабатывают новые лекарственные препараты. Судебные процессы по этим нарушениям заканчивались неоднозначными решениями. В нашей стране патентное право защищено не очень хорошо, и это сдерживает активность инновационных компаний. Для нас, например, стало открытием, что у Министерства здравоохранения нет юридических инструментов для отказа в регистрации препаратов-нарушителей действующих патентов. Эти пробелы необходимо исправлять. Соблюдение и охрана прав на интеллектуальную собственность является основополагающим фактором развития инновационной фармацевтики.

— В случае с фармпроизводством большое значение имеет экологический аспект. Что вы делаете для повышения безопасности вашего производства?

— У нас интегрирована система экологической безопасности, включающая в себя все стадии переработки, утилизации, обезвреживания отходов, установлены очистные сооружения и интегрирована система очистки стоков. Позиция собственников компании в том, чтобы вкладывать достаточно средств для экологической безопасности и эффективности предприятия. Также на предприятии внедрены все самые последние технологии «бережливого производства» и энергоэффективности. Это актуальные мировые тренды.

— Как именно работает экологически чистое производство?

— Те отходы, которые нельзя переработать (это компоненты от лекарств и субстанций), мы передаем компаниям, которые имеют лицензированные площадки по утилизации этих отходов. То, что переработать можно — картон, стекло, бумага, дерево, пластик, — мы сортируем и передаем специализированным организациям. Компании выкупают у нас эти материалы и на своих мощностях дают им «вторую жизнь» — делают различные материалы для последующего производства товаров народного потребления. Рынок вторичной переработки сегодня есть, и он развивается.
 

От первого лица Просвещение в элитарном формате
Скачать Содержание
Закрыть