Кадровая пауза
Материалы выпуска
Кадровая пауза Рынок Промышленная перезагрузка Рынок Миграционная воронка Решения Дмитрий Чернейко – о причинах дефицита кадров в Петербурге Экспертиза
Рынок Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Кадровая пауза

Компании из целого ряда отраслей испытывают серьезные экономические трудности, но стараются по максимуму сохранять штат сотрудников.
Авторы иллюстрации: Юлия Булавина, Яна Иосифян

Действующие в Петербурге антивирусные ограничения привели к закрытию большей части предприятий в сфере услуг. Бизнесмены, при почти стопроцентном сокращении доходов, стараются сохранить персонал. Во многом именно это позволило не допустить резкого скачка безработицы в апреле, полагают участники онлайн круглого стола РБК Петербург «Вынужденные меры: как петербургский бизнес решает кадровый вопрос». Но финансовые возможности бизнеса на исходе, и первые проблемы с занятостью в Петербурге могут появиться уже в мае. Готовясь к такой ситуации, профильный комитет Смольного планирует к запуску целый ряд программ, которые призваны помочь петербуржцам с трудоустройством.

Состояние рынка

Сегодня в Петербурге серьезной безработицы нет, констатировал председатель Комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Дмитрий Чернейко. Сейчас 40 тыс. человек получили статус безработного, еще 27 тыс. заявлений в работе. «70 тысяч зарегистрированных безработных у нас уже было, и это не трагедия для Петербурга, где трудится свыше 3 млн. человек — отмечает Чернейко. — Работают многие предприятия: оборонные, государственные компании, они распределяют заказы по подрядчикам. На фоне ряда регионов у нас мало что остановили. Говорить об апокалипсисе нет смысла, но надо готовиться к выходу после снятия ограничительных мер».

Дмитрий Чернейко (Комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга) (Фото: пресс-служба)

Между тем в Петербурге в значительной степени остановлена работа таких весомых отраслей экономики города как торговля и сфера услуг. До пандемии в них было занято 30% всех экономически активных горожан, а фонд оплаты труда отрасли оценивался в 15 млрд рублей ежемесячно, привел данные Чернейко. И если предприниматели — владельцы компаний HoReCa в апреле нашли финансовые резервы и выплатили зарплаты за март своим сотрудникам, то в мае очень у многих такой возможности уже не будет.

Запаса прочности уже нет, говорит владелец холдинга «Евразия» и сети фитнес-клубов Fitness House Алексей Фурсов. «Любой ресторан живет от зарплаты до зарплаты: что заработали, то и поделили между персоналом и компанией, получили прибыль — направили в открытие новых точек. Деньги на зарплату сотрудникам за апрель я принес из дома. В мае мне уже нечего приносить», — сказал Фурсов.

Алексей Фурсов (холдинг «Евразия» и сеть фитнес-клубов Fitness House) (Фото: пресс-служба)

«Подушки безопасности нет, до конца мая продержимся, с трудом: общепит закрыт до 31 мая, выручки нет. Помощи на 15 мая от государства нет, но в июне уже мы не сможем выполнять обязательства перед сотрудниками, все запасы закончатся, — добавляет совладелец и генеральный директор ГК «Теремок Санкт-Петербург» Виталий Свидовский. — Оборот упал почти на 90% и составил 60 млн в месяц. В сравнении с прошлым годом. Мы поддерживаем всех. Штат на 15 мая более 90% сохранен, но это только до конца мая! Мы стараемся не увольнять работников, многие по собственному желанию уехали из Петербурга в родные города. У тех, кто остался, доходы упали значительно».

Виталий Свидовский (ГК «Теремок Санкт-Петербург») (Фото: РБК Петербург)

По словам Алексея Фурсова, из-за вынужденного прекращения работы фитнес-клубов люди, занятые в этой отрасли, не получают дохода или же их доход серьезно сократился. Это связано со спецификой формирования фонда оплаты труда фитнес-бизнеса: все тренера зарегистрированы как индивидуальные предприниматели и работают сдельно. «Мы заплатили зарплаты за март и апрель, но тренер — сдельщик, он получает столько, сколько тренировок провел. Сейчас 100% наших специалистов сократили свой доход. Для того, чтобы компенсировать потери, многие вынуждены работать в частном порядке, тренируя клиентов на дому», — поясняет Фурсов.

Ответы на вызов

Ситуация у всех примерно одинаковая — все постарались напрячься и выплатить мартовскую зарплату, в апреле люди жили на привычные деньги, резюмирует управляющий ресторанов Арама Мнацаканова Александр Батушанский. «Сейчас май — и за апрель мы сможем выплатить не те деньги, что платили раньше. Все рестораны функционируют только на доставку, она обеспечивает 15-30% оборота, что дает сотрудникам доход, но в 4-8 раз меньший, чем до коронавируса», — объясняет он. Его компания не прибегала к сокращениям среди работников, были лишь сокращены смены.

Александр Батушанский (управляющий ресторанов Арама Мнацаканова) (Фото: РБК Петербург)

Некоторые частные музей уволили от 70% до 80% сотрудников: посетителей нет, дохода нет, платить людям нечем, говорит Евгений Гудов, генеральный директор компании «Планетарий 1», управляющей частным планетарием в здании бывшего газгольдера на набережной Обводного канала. «Мы выкрутились тем, что у нас большой инженерный корпус, мы делаем промышленных роботов. В итоге инженеры сделали станки для производства масок, приборы ультразвуковой сварки, сейчас мы тестируем линию фильтрующих материалов для средств индивидуальной защиты, — говорит Гудов. — Мы всех обеспечили работой. Ребята-экскурсоводы поначалу шили маски вручную, честно скажу, это адский труд: мы производили по 5000 масок в сутки, это закрывало 20-30% наших зарплат. Но в итоге мы не уволили ни одного человека и сохранили зарплаты в полном объеме. Производство масок и оборудования — это новый бизнес, это уже не планетарий».

Евгений Гудов («Планетарий 1») (Фото: пресс-служба)

Отельеры также оказались перед выбором — увольнять или сохранять персонал при загрузке гостиницы на уровне 3-5%. «Наш пример нельзя назвать в этом отношении показательным — мы никого не увольняем и не планируем, — отмечает инвестор Hotel Indigo St. Petersburg Tchaikovskogo Виктория Шамликашвили. — Мы считаем, что сможем выдержать и сохранить персонал до того момента, когда будут сняты ограничения и спрос восстановится. Хотя понятно, что ситуация, развитие которой трудно прогнозировать, нервирует. Тем не менее, многие отели, даже крупные, насколько я знаю, уже увольняют или уволили значительную часть персонала. Кто-то закрылся полностью и не факт, что откроется».

Виктория Шамликашвили (инвестор Hotel Indigo St. Petersburg Tchaikovskogo) (Фото: РБК Петербург)

Однако и сейчас есть сферы, которые смогли получить преимущества в ситуации с ограничительными антикоронавирусными мерами. Один из таких сегментов — DIY. Так, по словам управляющего партнера ГК «220 Вольт», председателя комитета по развитию электронной коммерции ТПП РФ Алексея Федорова, «люди покупают дрели и делают ремонт». При этом, отмечает бизнесмен, полностью «умерли» оптовые продажи — их объем сократился в два раза. В целом, по наблюдениям Федорова, «очень хорошо» чувствуют себя компании, занятые в интернет-торговле, а также логистические операторы.

Алексей Федоров (ГК «220 Вольт») (Фото: пресс-служба)

Волны безработицы

Первые сокращения в ресторанной отрасли произойдут летом, прогнозирует Александр Батушанский. «Если спрос будет составлять 80% от уровня 2019 года, мы не сможем обеспечить занятость на прежнем уровне, и нам придется сокращать численность на 40%. С точки зрения бизнеса выгоднее, чтобы один сотрудник получал 100% зарплаты, а не два сотрудника по 50%. Бизнес будет вынужден пойти на оптимизацию штата», — объясняет Батушанский.

Кризис в сфере услуг быстро отразится и на всех остальных сегментах экономики, уверена Виктория Шамликашвили. «Мало того, что у людей стало меньше денег, так они еще и боятся их тратить, поскольку абсолютно не уверены в завтрашнем дне», — отмечает она. В итоге кризис платежеспособности населения сделает сложным продолжение работы для тех компании, которые переживут весенние ограничительные меры, полагают предприниматели. Даже если 80% сферы услуг выживет сейчас, 30-50% из них могут закрыться к концу года из-за отсутствия спроса, полагает Александр Батушанский.

Рост безработицы в профильном комитете ожидают в течение мая и в сентябре. Летом будет сезонный спад регистраций, который традиционно начинается в середине мая, поясняет Дмитрий Чернейко. «Когда запустится сфера услуг, начнутся легальные увольнения. И только после того, как все вернутся, мы сможем увидеть реальную картину: кто выжил, какие меры господдержки сработали, как заработают банки, будут ли они давать дешевые кредиты и растягивать возвраты», — отмечает Чернейко. По его оценкам, это произойдет не ранее 15 сентября.

В ожидании диалога

«То, что сейчас делает федеральное правительство по налогам, платежам — это беспрецедентно для нашей страны, таких широких мер поддержки еще не было», — подчеркнул Дмитрий Чернейко.

С 18 мая по каналам налоговой службы начинаются выплаты компенсаций сохранившим штат компаниям малого и среднего бизнеса из пострадавших отраслей. Кроме того, в соответствии с поручением президента РФ, с 1 июня начнут кредитовать компании из пострадавших отраслей экономики. Предприятия смогут получить средства по льготной процентной ставке в 2% в объеме, необходимом для выплаты каждому сотруднику ежемесячной зарплаты из расчета 1 МРОТ в течение полугода. Государство будет субсидировать такие кредиты, а если компания сохранит не менее чем 90% численности своего персонала на протяжении всей кредитной программы, то после 1 апреля 2021 года, по истечении срока займа, сам кредит и проценты по нему будут списаны.

Однако предприниматели указывают на то, что с получением анонсированной поддержки возникают сложности. Так, «Теремок» пока не смог получить льготного кредита, в том числе и для выплаты зарплаты сотрудникам. Компания Александра Батушанского также не смогла собрать необходимый комплект документов для анонсированных с 18 мая 2020 года бюджетных компенсаций расходов на зарплату тем бизнесам, что сохранят в течение нерабочих дней не менее 90% штатной численности персонала. «В Пенсионном фонде не работал прием электронной документации, в итоге они не предоставляли отчеты, а мы не могли подать заявку», — поясняет Батушанский.

Вместе с тем предприниматели ждут от государства конструктивного диалога. Среди мер поддержки для сохранения штата сотрудников бизнесмены называют: прямые бюджетные субсидии сотрудникам компаний из пострадавших отраслей, прямые субсидии от ЦБ по процентным ставкам, неповышение ставок по кредитам от банков, отмена основных налогов во втором квартале и скорейшее снятие ограничительных мер.

Главная проблема, по словам Дмитрия Чернейко, состоит в том, что бизнес и власть разговаривают на разных языках и из-за этого не могут вести конструктивный диалог. «Нужно учить общий язык, — говорит он. — Хотелось бы диалога не в режиме требований, а в режиме нормального обсуждения».

Городские власти, со своей стороны, готовы оказывать помощь пострадавшим компаниям и оказавшимся без работы людям. С июня будет расширена программа переподготовки и повышения квалификации работников. Понимая, что на восстановление деятельности сферы услуг и ресторанного, гостиничного бизнесов требуется время, в профильном комитете рассматривают различные возможности трудоустройства горожан. Среди них запуск программы общественных работ. Прорабатывается создание рабочих мест не только в традиционных сферах городского озеленения, благоустройства, ремонта, но и в офисах. Планируются выплаты самозанятым и индивидуальным предпринимателям, столкнувшимся с трудностями.

На пороге изменений

В случае массовых сокращений, город готов к более активному развитию программ аутплейсмента в сочетании с переобучением, что позволит людям найти работу в сферах, где сейчас требуется персонал, добавил Дмитрий Чернейко.

По словам Алексея Фурсова, единственный способ снизить риск массовой безработицы — это снятие карантина. «Я согласен с оценками, что пострадавших где-то 1,5 миллиона человек – те, кто недополучает зарплату или работает в укороченном режиме, — говорит Фурсов.- Помочь всем невозможно. Государство сделало достаточно много, предложив пакеты мер, но сейчас стоит задача снизить потери от коронавируса, а это значит надо отменять карантин там, где это возможно».

Кроме того, кризис нас подталкивает к мысли о том, что трудовое законодательство не совсем соответствует сегодняшнему дню и не позволяет гибко реагировать, говорит Дмитрий Чернейко. «Надо развивать самозанятость, чтобы вывести рынок труда из тени», — добавляет он. Развитие самозанятости даст рынку труда большую адаптивность, считает чиновник: есть работа — все нормально, нет работы — срабатывают страховые механизмы. «Мы все равно придем к созданию двойного рынка труда: один для средних и крупных предприятий с трудовым кодексом, а второй — рынок самозанятых. Человек хочет-страхуется от безработицы, хочет — копит на пенсию, хочет – нет. Если мы не пойдем по этому пути, то мы очень надолго сохраним значительную неформальную занятость, а это никому не нужно», — заключает Чернейко.