Возраст не помеха
Материалы выпуска
Возраст не помеха Решения Место для счастья Инструменты Кадровое проектирование Рынок Эволюция сверху Решения «Говорить о профессии всерьез в перспективе 10 лет уже не стоит» Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Возраст не помеха

Пенсионная реформа дает шанс пересмотреть отношение к сотрудникам в возрасте и научиться планировать будущее.
Фото: Санкт-Петербургский Международный Форум Труда

Государству, бизнесу и населению предстоит пересмотреть свое отношение к старости и научиться планировать будущее. Какие еще проблемы предстоит решить в связи с увеличением пенсионного возраста и какова роль Центра занятости населения в этом процессе, обсудили участники дискуссии «Пенсионная реформа и рынок труда: риски, прогнозы, международный опыт».

Россия постарела

Россия неуклонно стареет. Увеличение продолжительности жизни при почти не меняющейся численности населения увеличило долю пожилых людей. По данным Росстата на 1 января 2019 года, в России около 46 млн пенсионеров — более 31% населения. При этом доля трудоспособного населения сокращается: сейчас соотношение трудоспособного населения к нетрудоспособному составляет около 2:1, а по прогнозу демографов к 2027 году соотношение станет 1:1. Эта тенденция уже сегодня не позволяет пенсионной системе обходиться без огромных бюджетных дотаций.

Численность работающих россиян сокращается по мере старения и идет на убыль после 40 лет, описывает текущую ситуацию советник Президента РФ, представляющая также межрегиональную общественную организацию «Женщины и бизнес» Оксана Сергеева. Так, по данным Росстата, если сегодня в возрастной категории от 35 до 39 лет работают более 10 миллионов человек, то в возрасте от 60 до 69 лет — всего 4 миллиона. При этом более 20% всех безработных в России — это люди в возрасте от 50 лет.

«Основной вопрос, который становится как никогда актуальным для России в связи с пенсионной реформой — это трудоустройство людей в возрасте старше 50 лет. Проблемы с трудоустройством в России начинаются уже после 40-45 лет, а в возрасте за 50 найти достойную работу уже крайне сложно», — отмечает эксперт.

Оксана Сергеева (советник президента РФ) (Фото: Санкт-Петербургский Международный Форум Труда)

Согласно исследованию Международного института менеджмента объединения предпринимателей, только 12% работодателей смотрят не на возраст, а на квалификацию и возможности работника. Более 59% работодателей считают, что уже после 45 лет брать людей на работу вообще нет смысла. «Исследование показало, что ни общество, ни государство пока не готовы в этом процессе сотрудничать друг с другом и играть главную роль. А люди старшего возраста как само собой разумеющееся воспринимают тот факт, что после 50 их за малым исключением не берут на работу», — говорит Оксана Сергеева.

Важный посредник

В итоге пенсионная реформа поставила новые задачи перед Центром занятости населения. Являясь посредником между работодателями и соискателями, Центр и раньше реализовывал программы по трудоустройству пожилых, в том числе, предпенсионеров. Но теперь, как отмечает директор Центра занятости населения Санкт-Петербурга Юлия Горохова, изменилось определение предпенсионера. Раньше к этой категории относились люди за 2 года до выхода на пенсию, реформа же увеличила этот период до 5 лет.

Юлия Горохова (Центр занятости населения Санкт-Петербурга) (Фото: Санкт-Петербургский Международный Форум Труда)

Изменились и меры поддержки. С нового года более чем в два раза — с 4,9 тыс. руб 11, 3 тыс. руб. — увеличилось пособие по безработице для лиц предпенсионного возраста. В рамках национального проекта «Демография» появился подпроект — обучение людей предпенсионного возраста. «По плану к 2024 году мы планируем переобучить 450 тысяч человек данной категории. В этом году у нас в планах стоит обучить порядка 1,8 тыс. петербуржцев предпенсионного возраста, — рассказывает Юлия Горохова. — Мы запускаем данную программу уже в марте. Она нацелена на людей, которые ищут работу, и тех, кто работает. В отношении последних наша основная цель — сделать так, чтобы людей предпенсионного возраста не увольняли. Для этого мы проводим разъяснительную работу и консультации с работодателями. Если кто-то из работников не справляется со своими обязанностями, их можно либо научить, либо доучить и оставить в компании в другом качестве».

У петербургского Центра занятости, имеющего отделения (агентства) в каждом из 18 районов города, есть возможности помочь людям, желающим найти работу, отмечает Юлия Горохова. Центр проводит ярмарки вакансий, в том числе, ориентированные на людей старших возрастов. Есть программа опережающего обучения, которая пользуется большим спросом у предприятий — сейчас в ней участвует 45 компаний.

По словам Юлии Гороховой, в Центре практикуется индивидуальный подход к соискателям. «Каждый человек, может прийти к нам и поработать с психологом, пройти тестирование. Мы проводим тренинги по составлению резюме, проведению собеседования, поиску работы, профориентированию. Во время тренингов, мы устраиваем встречи с людьми, которые уже устроились на работу и готовы поделиться своим опытом. Мы предоставляем реальную помощь в трудоустройстве», — говорит директор Центра занятости населения Санкт-Петербурга.

Не только в России

Проблемы с трудоустройством пожилых характерны не только для России. Финляндия — наиболее быстро стареющая страна Европы. За последние 15 лет продолжительность жизни здесь выросла на 4,5 года (мужчины доживают в среднем до 77 лет, женщины— до 83 лет), так что для обеспечения должного уровня выплат пенсионерам в 2017 году пришлось провести пенсионную реформу. Она предусматривает постепенное повышение пенсионного возраста, которое растянется до 2025 года.

Трудоустройство пожилых граждан государство стимулирует набором различных мер, рассказывает менеджер по связям отдела планирования Финского пенсионного центра Мика Видланд. Во-первых, финские работодатели не имеют права отправить работника на пенсию до 68 лет, если тот хочет трудиться. Во-вторых, за 3 года до выхода на пенсию для работников начинают действовать специальные программы, например, до 63 лет они получают надбавку в 4% к будущей пенсии. «Мы используем метод кнута и пряника, что касается пряника, то здесь я бы сказал о гибкости выхода на пенсию после 65 лет. Но здесь есть и кнут, то есть выходить на пенсию раньше становится менее выгодно», — поясняет Мика Видланд.

Мика Видланд (Финский пенсионный центр)

Еще одна проблема, которую правительство пытается сейчас решить, связана с тем, что люди старше 60 лет более чувствительны к изменениям на рынке труда, обусловленным кризисными явлениями в экономике. «Это больше касается именно пожилых людей, потому что в отличие от молодых им не предоставляются образовательные программы, которые помогают справиться с этими проблемами», — подчеркнул Мика Видланд.

Не кнутом, а пряником

В России для работодателей, увольняющих сотрудников предпенсионного возраста или отказывающихся принять их на работу, новое законодательство предусматривает жестокие санкции. Однако эксперты не считает эту меру эффективной. «Более верным путем было бы все же не ужесточение государственного надзора, а изменение менталитета работодателей, — полагает советник Президента РФ Оксана Сергеева. — Поскольку сотрудники старшего возраста обладают достаточно серьезными компетенциями, работодателям необходимо создавать соответствующие условия для реализации потенциала людей старше 50 лет».

У таких работников есть и другое важное преимущество. «Зачастую мотивированность к труду с возрастом увеличивается и работники более старших возрастных групп демонстрируют более высокое понимание сущности своего труда и гораздую большую готовность реализовывать цель, поставленную руководством», — отмечает профессор кафедры государственного и муниципального управления Северо-Западного института управления РАНХиГС при Президенте РФ Елена Васильева.

«Было бы хорошо предусмотреть обучение лиц «серебряного возраста», наладить систему переобучения и создание государственных образовательных стандартов для людей старше 45 лет», — говорит Оксана Сергеева. Однако, Елена Васильева обращает внимание на то, что требования к системе обучения и переподготовке должны отличаться от тех, что приняты для молодежи. «В первую очередь надо обратить внимание не на получение базовых навыков, а направить усилия на сохранение трудовой активности и популяризацию непрерывного образования как стиля жизни», — полагает профессор.

Без планов на будущее

«Если раньше мы говорили о необходимости социальных лифтов для молодежи, то сегодня стоит задуматься о социальных лифтах для людей старшего поколения», — говорит Оксана Сергеева. Для этого нужно изменить менталитет не только работодателей, но и самих пожилых соискателей, добавляет руководитель программ Межрегионального фонда «Социальные инновации» и фонда «Добрый город Петербург», нацеленных на улучшение качества жизни людей старшего возраста, Екатерина Усанина.

Екатерина Усанина (Межрегиональный фонд «Социальные инновации») (Фото: Санкт-Петербургский Международный Форум Труда)

Проведенное фондом «Социальные инновации» исследование показало, что каждый второй житель России не планирует свое будущее. «Короткий горизонт планирования приводит к тому, что мы не собираемся стареть, мы не готовим сегодня свою завтрашнюю старость. И выходя на пенсию, россияне не планируют свой переход в другую роль и статус», — говорит Екатерина Усанина.

Такое представление затрудняет работу программ, рассчитанных на то, что люди заранее готовятся к своей старости, заранее ее планируют. «И мы, и государство пытаемся реагировать на происходящее, поддерживать инициативы пожилых людей, но зачастую оказывается, что мы стараемся непонятно для кого», — сетует она. Эксперт считает, что для повышения качества своей жизни в старости россияне должны изменить отношение к жизни еще в молодом возрасте.

Ставка на инициативу

Менеджер проектов ООО «ИКЕА ДОМ» Санкт-Петербург Анна Николаева рассказала о программе, реализуемой ее компанией. «Мы учим сотрудников долгосрочному планированию своего будущего. Тем, кто хочет обеспечить свою финансовую безопасность, мы даем инструмент накопления пенсий с помощью нашего негосударственного пенсионного фонда. Компания делает вклад от 2% до 8% в пенсионные взносы сотрудников, в зависимости от степени их собственного участия. Вклады сотрудников разумеется приносят им инвестиционный доход. В программу постоянно вовлечено 28% сотрудников, среди которых довольно много молодых», — пояснила она.

На активную жизненную позицию рассчитаны и некоторые районные программы. Например, в Красносельском районе города действует программа «Активное долголетие». Ее цель — стимулировать активное отношение к жизни пожилых людей, например, через посещение концертов, просветительских курсов, курсов финансовой или компьютерной грамотности. «Наша задача — находить инициативных пожилых людей, в том числе лидеров, которые дальше сами могут что-то делать, реализовывать проекты и таким образом развивать местные сообщества», — поясняет Екатерина Усанина.

Опыт подобных проектов показывает их высокую эффективность. «Поддержка одного пожилого лидера позволяет вовлечь в среднем 110 пожилых людей. И не только вовлечь их, но и обеспечить устойчивость этого проекта после того как закончится его финансирование. Каждый второй проект продолжает жить после конкурса еще 3-5 лет», — утверждает она.

Другой пример — проект «Второе дыхание», реализуемый ИТМО совместно с НКО «Деловая петербурженка». В проекте участвует 233 женщины в основном предпенсионного возраста — 50-60 лет. «Это обучающая программа в рамках реальной проектной деятельности, — говорит доцент факультета технологического менеджмента и инновации Университета ИТМО Анастасия Мальчукова. — У нас порядка 80 проектов, 60 должны пройти отбор и лучшие из них будут презентованы инвесторам. Эти проекты будут реализованы. Мы создаем институт бизнес-наставничества, сочетаем личностное развитие и обучение с конкретными компетенциями в сфере предпринимательства», — поясняет уникальность проекта Анастасия Мальчукова.

«Пенсионная реформа касается качества жизни населения. Поднять пенсионный возраст — это простое решение, но нужно обеспечить людям не только возможность дальнейшего продолжения трудовой активности, но и ее качества. И здесь на первый план выходят социальные институты и структура», — заключает Елена Васильева.