Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 

ИТ-автаркия: новые условия и перспективы

Больше всего проблем в рамках импортозамещения предстоит решить при создании аппаратной части
Больше всего проблем в рамках импортозамещения предстоит решить при создании аппаратной части (Фото: pexels.com )
ИТ-рынок начинает строить планы по импортозамещению и дальнейшему развитию, но успех во многом будет зависеть от позиции государства.

Полностью независимая от других стран ИТ-система с налаженным внутри страны производством необходимых компонентов невозможна, уверены участники пленарной дискуссии форума «Технотренды» РБК. Более того — стремиться к этому не стоит. Но обеспечить импортонезависимость в той степени, которая бы позволила уверенно смотреть в цифровое будущее, попытаться необходимо.

Пострадавшие и спасшиеся

Кризис начала 2022 года показал, что активное импортозамещение в ИТ-отрасли, начавшееся после 2014 года, принесло не так много плодов. Бизнес все эти годы не спешил менять иностранные решения на отечественные. Генеральный директор Nexign Игорь Горьков уверен, что зависел этот процесс от внутренней организации компаний, а сейчас, когда грянули жесткие санкции, те, кто не подготовился, рискуют оказаться в числе проигравших. «Если у компаний гибкие процессы, если они готовы меняться и движутся в сторону agile, у них все будет хорошо, даже если в отрасли будут проблемы, — поясняет Горьков. — Есть организации закостенелые, с тяжело меняющимися бизнес-процессами. Они зачастую ожидают, когда принесут такое же, но сделанное в России, и не готовы переходить на отечественное решение, если условная кнопка будет другого цвета — у таких предприятий сейчас все будет плохо, потому что такого никогда не будет».

Игорь Горьков, Nexign
Игорь Горьков, Nexign (Фото: РБК Петербург)

«Самое тяжелое положение у полностью частного бизнеса, в том числе у enterprise-сегмента, потому что такие компании свою стратегию строили на международных глобальных продуктах. Сейчас я у них вижу состояние от паники до полнейшей апатии, когда люди просто не понимают, куда им дальше идти», — соглашается коммерческий директор i-Sys Labs Юлия Ерина.

Юлия Ерина, i-Sys Labs
Юлия Ерина, i-Sys Labs (Фото: РБК Петербург)

Руководитель по развитию корпоративного бизнеса по Петербургу и Ленобласти компании МегаФон Яна Беляева считает, что наиболее уверенно себя сейчас чувствуют компании, в которых высока доля отечественного ПО и железа. Это предприятия с госучастием и государственный сектор, а также те игроки рынка, которые давно взяли курс на внедрение отечественных ПО и платформ. Среди них банки, телеком и компании по информационной безопасности. «В числе наиболее пострадавших — частный бизнес, который имел возможность выбирать любые решения на рынке. Сейчас эти компании находятся в непростой ситуации, и вынуждены перестраивать свои внутренние процессы, переводить бизнес-процессы на отечественные ИТ-продукты и искать комплектующие для своих производств, но это непростой путь», — говорит Беляева.

Яна Беляева, МегаФон
Яна Беляева, МегаФон (Фото: РБК Петербург)

В отдельных отраслях, например, в строительстве, где последние годы шла активная цифровизация, также есть непростые направления с точки зрения импортозамещения. Одно из самых заметных – проектирование. «Российские решения для проектирования есть, но, наверное, как и в любой отрасли — над отечественными аналогами еще необходимо поработать для развития функционала», — объясняет директор Департамента технологической платформы Группы «Эталон» Роман Тарасенков.

Роман Тарасенков, Группа «Эталон»
Роман Тарасенков, Группа «Эталон» (Фото: РБК Петербург)

Зато в части контроля за инвестиционно-строительным процессом с использованием технологий информационного моделирования (ТИМ) отечественные решения зачастую опережают зарубежные, уверен Роман Тарасенков. Их много, причем есть те, которые закрывают практически полный жизненный цикл объекта, начиная от собственно проектирования до эксплуатации.

ИТ и ИБ

Непосредственно в сегментах информационных технологий и информационной безопасности все неоднозначно. Так, директор департамента проектирования «Газинформсервис» Александр Калита называет ИБ одной из отраслей, где все очень хорошо, и очень плохо одновременно. «Хорошо у нас с разработкой отечественных средств защиты информации, так как основной тренд — это реализация требований 187–ФЗ о безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ). Здесь доля отечественных продуктов — до 95%. И совсем все плохо с аппаратной составляющей: российские производители есть, но это либо крупноузловая сборка, либо собственное производство материнских плат, а процессоров и остальных комплектующих нет», — поясняет Калита.

Александр Калита, «Газинформсервис»
Александр Калита, «Газинформсервис» (Фото: РБК Петербург)

Директор МТС в Петербурге и Ленобласти Павел Коротин более оптимистично оценивает ситуацию в сегменте интернета вещей: «Платформы, софт и даже многие датчики были разработаны нашими людьми на протяжении нескольких последних лет. Так что здесь мы видим меньшее влияние со стороны зарубежных контрагентов». МТС делает бизнес-ставку на направление интернета вещей и умного дома, поэтому приобрела контроль в компании «Гольфстрим», которая, по словам Коротина, как раз и является примером накопленной экспертизы.

Павел Коротин, МТС
Павел Коротин, МТС (Фото: РБК Петербург)

Большинство участников дискуссии фокусировали внимание на разнице в уровне импортозамещения софта и аппаратной части: если с первым все более благополучно, то со вторым — катастрофические проблемы. Хотя и в этом посыле есть нюансы. К примеру, телеком-операторы утверждают, что сбой в цепочках поставок во время «ковида» научил делать запасы, поэтому возможность строить и модернизировать сети есть.

Что касается софта, то есть реестр отечественного ПО, в котором больше 13 тыс. позиций, напоминает директор по продуктовому маркетингу компании «МойОфис» Петр Щеглов. Обычное рабочее место офисного сотрудника можно построить целиком на отечественном программном обеспечении. «Фактически только в нескольких классах ПО мы готовы реально импортозамещаться прямо сегодня, — отмечает Щеглов. — Это офисное ПО, системы электронной почты, системы работы с документами и т.д. Но есть отдельные сегменты прикладного ПО, которых у нас нет в принципе, в том числе банальных графических редакторов».

Петр Щеглов, «МойОфис»
Петр Щеглов, «МойОфис» (Фото: РБК Петербург)

Без госденег не обойтись

Многие участники дискуссии уверены: отрасли необходима поддержка государства. «Нужны налоговые послабления, отмены проверок и льготы для удержания ИТ-специалистов. Какие-то шаги в этом направлении уже делаются, но нужны более серьезные меры», — убеждена Яна Беляева.

Потребность в госпомощи есть и у тех отраслей, которые кажутся благополучными. «Отрасль телекома можно назвать «живучей»: есть опыт перестройки работы в пандемию, есть некий запас прочности у инфраструктуры. Но в нынешних условиях меры поддержки телеком-отрасли, как уже принятые, так и обсуждаемые правительством, крайне важны для сохранения текущего уровня и дальнейшего развития цифровой экономики», — отмечает Павел Коротин.

Необходима и финансовая помощь. «Основная задача — «подтянуть» именно аппаратное обеспечение. К примеру, в производстве чипов около 22% принадлежат Тайваню, 21% — в Южной Корее, по 13% — США и Китаю. К сожалению, России как игрока на рынке современной микроэлектроники практически нет, — говорит заместитель генерального директора по импортозамещению компании «Марвел-Дистрибуция» Михаил Волков. — Но в отличие от софта разработка железа требует серьезных капитальных инвестиций в производство. В случае с ПО достаточно иметь твердое намерение, найти классную идею, верить в успех, собрать команду разработчиков и инвестировать в нее. С аппаратной частью так не получится».

Михаил Волков, «Марвел-Дистрибуция»
Михаил Волков, «Марвел-Дистрибуция» (Фото: РБК Петербург)

Когда речь заходит о строительстве завода, нужно иметь в виду не только оборудование, но и разработку, инфраструктуру, обеспечивающую сырье и технопроцессы. На это, по оценкам эксперта, потребуется минимум $10–15 млрд. «Такие инвестиции не под силу частному сектору без участия государства как основного инвестора. И даже если мы сейчас примем решение производить современные чипы, на это уйдет 7–8, может быть, 10 лет», — добавляет Михаил Волков.

Петр Щеглов отмечает, что надо не только выделить деньги заказчикам, но и сформировать спрос: «Государство уже многое сделало для поддержки российских разработчиков ПО. В текущих условиях важной мерой поддержки отрасли станет стимулирование спроса на отечественные программные продукты».

Правда, есть и те, кто с такими оценками категорически не согласен. «У наших бизнесменов денег достаточно — вон сколько яхт арестовали. Если посчитать, поверьте, там хватит хотя бы на один завод, — говорит генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров. — Но даже если не брать это в расчет, то если бы кто-то из российских миллиардеров понял, что есть спрос на компонентную базу, что можно заработать на высокотехнологичном оборудовании, в котором остро нуждается страна и даже отчасти мир (ведь заложниками Тайваня являемся не только мы)  — в этом случае деньги бы нашлись». Однако, по мнению Дмитрия Петрова, таким инвесторам от государства нужен сигнал для долгосрочных инвестиций, своего рода гарантии того, что через год-два стратегия импортозамещения не потеряет актуальность.

Дмитрий Петров, «Комфортел»
Дмитрий Петров, «Комфортел» (Фото: РБК Петербург)

Инвестиции в человеческий капитал

Во что государство по мнению экспертов точно должно вкладывать, так это в подготовку кадров для ИТ. И дело даже не в том, что часть айтишников уехала из страны вслед за работодателями — их и без того не хватает.

Кадровый голод, конечно, неоднороден: есть наиболее проблемные зоны. Так, Дмитрий Петров предлагает государству инвестировать в инженеров-электронщиков: «Необходимо обеспечить формирование у молодежи потребности идти учиться этим специальностям. Надо снимать сериалы не про ментов и бандитов, а про молодых инженеров, тех, кто запускает спутники в небо. Идеология шестидесятников — это то, что нам сейчас необходимо и на что надо тратить деньги, параллельно при этом создавая базу для обучения этих самых инженеров-электронщиков и субсидируя это».

Александр Калита указывает на нехватку другой категории специалистов: «Одна из наших самых прибыльных отраслей — это добыча полезных ископаемых, поэтому нужно отладить импортозамещение хотя бы в ней: речь про оборудование для бурения скважин, производственную автоматику. Для этого необходимо развивать не только инфраструктуру, но и кадры для ее обслуживания, а это очень проблемная зона. Потому что если в сфере ИБ есть отдельные кафедры, то инженеров-системотехников у нас выпускается незначительное количество».

Юлия Ерина добавляет, что вкладываться надо не только в обучение, но и в эмоциональный фон: «Многие программисты сейчас дезориентированы. Даже те, кто не уехал, находятся в сложном эмоциональном состоянии, теряют производительность и думают об отъезде в долгосрочной перспективе. Самое страшное, что после того, как схлынет первая истеричная волна миграции, пойдет вторая волна — переезжать осознанно будут взрослые люди, которые принимают решения и готовы вкладываться в бизнес. Чтобы этого не произошло, государству придется постараться».

Однако даже инвестиции в кадры не являются гарантией успешного импортозамещения в ИТ. «У нас физически нет даже десятой части того, что необходимо для полного импортозамещения, — объясняет Игорь Горьков. — И если сейчас этой задачей заняться, то лишь через 10 лет в лучшем случае молодые специалисты могут начать полноценно работать. Для сравнения: в Индии ежегодно из университетов выходит порядка 10 млн программистов, а у нас — суммарно максимум 10 млн программистов на страну. Как в таких условиях можно ставить задачу переписать все ПО? Путь альянсов с другими невраждебными нам странами кажется в данной ситуации не слишком опасным и более реализуемым».

Окно максимального благоприятствования

Примечательно, что большинство участников дискуссии рассчитывают на развитие в ближайшее время — в том числе за счет новых потребностей клиентов. Александр Калита отмечает, что его компании, прежде всего, не хотелось бы потерять те позиции, на которых она находится сейчас. И хотя деятельность чуть замедлилась из-за санкций, в компании ждут появления новых потребностей у заказчиков, например, в сфере практической кибербезопасности.

МегаФон, по словам Яны Беляевой, делает ставку на развитие облачной инфраструктуры: «Мы уже закупили оборудование и запустили, за счет чего в 7 раз нарастили мощности инфраструктуры».

Александр Логинов, вице-президент — директор МРФ «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком» так комментирует перспективы: «Никогда в мире еще не было того, что происходит сейчас с нашей страной. Все вместе мы пишем историю антикризисного управления. Если говорить про операторов связи, то в предыдущий кризис в начале пандемии мы уже были готовы к лавинообразному спросу на цифровые услуги и сервисы. Точно так же и сейчас мы полностью экипированы, чтобы выдержать ту нагрузку, которая ложится на нашу сеть».

Александр Логинов, ПАО «Ростелеком»
Александр Логинов, ПАО «Ростелеком» (Фото: РБК Петербург)

Кроме того, учитывая большую стоимость денег и выросшие сроки окупаемости, Александр Логинов считает важным акцент на тех проектах, к которым раньше не могли подступиться из-за длительного срока окупаемости. «У нас огромные территории не освоены, например, Арктика. Развитие арктического пути выглядит очень перспективным. Но бизнес туда не пойдет, пока не будет инфраструктуры — в том числе инфраструктуры связи. Это важная для нас задача».

Юлия Ерина напоминает, что есть еще одна огромная бедствующая отрасль — медицина, где все сложнейшие операции делаются на зарубежных аппаратах. Схожие проблемы и у авиации. «В обозримом будущем серьезные альтернативы зарубежным решениям мы здесь предложить не сможем. Поэтому одна из задач, которые мы для себя ставим вне зависимости от того, выделит ли нам государство софинансирование, это максимальная поддержка того, что работает. Это программы, которые заточены на регулярное технологическое обслуживание, на IoT-предупреждение поломок», — отмечает эксперт.

Дмитрий Петров рассчитывает, что «Комфортел» как частная компания, на которую в меньшей степени распространяются санкции, сможет провести модернизацию сети и получить конкурентное преимущество. «Также мы «раскопали» обратно проект строительства собственного ЦОД. В свое время мы от него отказались, так как было непонятно, как привлекать инвестиции. Сейчас несмотря на турбулентность стало понятнее, так что, если проект стартует, то к 2025 году мы ЦОД запустим. Кроме того, собственный отдел разработки мы выводим в отдельную компанию, которая будет не только наши нужды закрывать, но и запустит ряд сервисов на рынок», — рассказал Дмитрий Петров.

Максимально острожное, но оптимистичное мнение высказывает Роман Тарасенков: «Мы рассчитываем нарастить собственные разработки, но не делать абсолютно все своими руками. У нас есть амбициозные задачи: написать ПО или сервис по контролю за качеством строительства с применением технологии информационного моделирования и выводить решение на рынок, но мы точно не планируем писать офисный пакет или свою операционную систему».

Сейчас, считает Михаил Волков, окно максимального благоприятствования для того, чтобы начинать создавать новые продукты — как программные, так и аппаратные, вкладываться в разработки, в собственное развитие внутри российского ИТ-рынка. «Честно скажу, конкурировать с лидерами глобального рынка сложно. Но рынок перезагружается, и даже если эти поставщики вернутся, будет кризис доверия к ним. При этом во внутрироссийской конкуренции повысится значимость качества продукта. Поэтому импортозамещение даст крайне сильный и позитивный толчок развития рынка разработки, и это благоприятные условия, которые надо использовать», — резюмирует Волков.

От первого лица Экономика «сельского интернета»: что будет со связью в Ленобласти
Материалы выпуска
От первого лица Как концепция умного дома захватывает рынки
От первого лица «Главная сложность — найти баланс между количеством метрик и их пользой»
От первого лица «Теперь все уделят внимание технологическому суверенитету»
От первого лица «Реальные тарифы на связь будут расти»
Решения «Период адаптации к новым условиям поставок оборудования мы уже прошли»
Компетенция «Стандарты для «умных городов» создают единые подходы к управлению»
Инструменты E-com: география как точка роста
Инструменты ИТ-автаркия: новые условия и перспективы
От первого лица Экономика «сельского интернета»: что будет со связью в Ленобласти
Практика «Ландшафт российского рынка ИБ стремительно меняется»
Инструменты Рынок e-com: выживут не все
Инновации Место цифры: что будет с проектами умных городов
От первого лица Над импортонезависимостью придется основательно поработать
Содержание
Закрыть