Политическая воля против «битвы экспертиз»
Материалы выпуска
Прозрачность требует инвестиций в BIM Экспертиза BIM-пессимизм сдерживает цифровизацию Решения Дефицитный ресурс Решения Политическая воля против «битвы экспертиз» Решения Искусство диалога Инструменты Выжить без туристов Рынок От классики к минимализму Решения Переход в онлайн Решения Девелоперы сокращают предложение Рынок С крыши – на землю Рынок
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Политическая воля против «битвы экспертиз»

Представители власти, бизнеса и архитектурного сообщества обсудили проблемы привлечения инвестиций в сохранение исторического центра Петербурга.
Фото: pixabay.com

Эксперты говорят об угрозе лавинообразного роста аварийности зданий в историческом центре Петербурга. Силами городского бюджета эту проблему не решить, а инвесторы не рискуют заходить в центр из-за высоких рисков — частые обращения в суд приводят к затягиванию сроков реализации проектов. При этом ни выполненная по закону историко-культурная экспертиза, ни профессиональное обсуждение проектов не гарантирует отсутствия конфликтов. Возможные выходы из сложившейся ситуации чиновники, девелоперы и эксперты обсудили в рамках онлайн-дискуссии «Петербургская дилемма. Что и как сохранять?», организованной РБК Петербург и проектом RETROGRADU.NET.

Без инвестиций никуда

Президент Группы RBI Эдуард Тиктинский охарактеризовал ситуацию в центре города как «если не катастрофическую, то достаточно тревожную». По его словам, очень многие объекты в центре находятся в ужасном состоянии, по 200 лет не проходили капитальный ремонт. Девелопер напомнил, что в советское время были созданы специальный трест и институт — Ленжилниипроект, которые занимались только капитальным ремонтом. Эти организации отремонтировали порядка 40% зданий, нуждавшихся в этом на тот момент. В начале 90-х годов темпы работ по сохранению исторического центра резко упали. Сейчас, по словам девелопера, ведутся работы от силы по десятку объектов в год, тогда как требуется ежегодно восстанавливать хотя бы сто, а в идеале двести объектов, чтобы не столкнуться с лавинообразным ростом аварийности зданий.

Эдуард Тиктинский (Группа RBI)

Только силами бюджета решить эту проблему невозможно. Как сообщил председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга Сергей Макаров, объектов культурного наследия в Петербурге порядка 9 тысяч. В программе реставрации КГИОП — 68 объектов. Как пояснил глава комитета, городу по силам за свой счет привести в порядок только «визитные карточки» и культовые здания разных конфессий. «Без денег частного бизнеса справиться со всем невозможно», — подчеркнул он.

Сергей Макаров (КГИОП) (Фото: https://goldtrezzini.ru)

Если не памятник, то что?

Участники круглого стола обратили внимание на серьезную лакуну в законодательстве, оставляющую почву для градостроительных конфликтов и сдерживающую возможности инвесторов по работе в центре. «У нас огромную часть наследия составляют так называемые исторические здания, которые не являются памятниками архитектуры, объектами культурного наследия в узком, правовом смысле слова», — указал член Советов по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга и Министерстве культуры РФ Михаил Мильчик. По его словам, городское законодательство защищает их, запрещая снос, но при этом не определяет, что с ними можно делать. Это вызывает противоречия и конфликты при реализации проектов.

Михаил Мильчик (Совет по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга и Министерстве культуры РФ)

С экспертом согласился руководитель Управления Министерства культуры Российской Федерации по Северо-Западному федеральному округу Андрей Ермаков: «Действительно, правовое поле исторической застройки, которая не отнесена ни к каким объектам культурного наследия, — самый большой неурегулированный пласт», — сказал он.

Андрей Ермаков (Управление Министерства культуры РФ по СЗФО)

С этой проблемой соприкасается проблема зданий, которые представляют ценность как по мнению горожан, так и по мнению профессионального сообщества, но не являются памятниками архитектуры и не находятся в зонах исторической застройки. Архитектор, президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов Олег Романов напомнил об утраченных зданиях Речного вокзала и СКК, «конфликтном» здании НИИ целлюлозно-бумажной промышленности на Втором Муринском проспекте.

Олег Романов (Санкт-Петербургский Союз архитекторов)

При этом, как согласились все участники дискуссии, объявить все достойные сохранения здания в городе памятниками нельзя — это будет дискредитацией самого понятия памятника архитектуры. Кроме того, как подчеркнул руководитель Архитектурного бюро «Студия 44» Никита Явейн, чем больше памятников, тем больше бюрократии и препон на пути инвесторов, «растет переписка, а на кирпичи денег не остается».

Никита Явейн (Архитектурное бюро «Студия 44»)

Поэтому необходима отдельная категория объектов, по отношению к которой законодатель должен определить перечень допустимых действий — более расширенный, чем в отношении памятников, уточнил Михаил Мильчик.

Экспертиза — не гарантия

Еще одна проблема, с точки зрения инвестора, состоит в том, что ни соблюдение всех норм законодательства, ни профессиональная историко-культурная экспертиза не гарантирует успешную реализацию проекта сохранения культурного наследия в срок. В любой момент возможно начало судебных разбирательств. Генеральный директор «Городъ» Татьяна Новицкая привела пример музея Фаберже — проекта, в котором компания являлась заказчиком историко-культурной экспертизы.

Татьяна Новицкая («Городъ»)

По ее словам, в рамках проекта приспособления памятника федерального значения предмет охраны был сохранен. Проектная документация прошла все необходимые согласования, но инвестор потратил полтора года на судебные разбирательства. «Все суды были выиграны, но инвестор потерял время и деньги», — подчеркнула Татьяна Новицкая.

«Суд — это нормально, это цивилизованный и законный путь разрешения конфликтных ситуаций», – заметил, в свою очередь, Эдуард Тиктинский. Он призвал городские власти отправлять недовольных именно в суд. С одной оговоркой: если истец проиграет суд, а ответчик понесет убытки из-за задержки в реализации проекта, истец должен эти убытки возместить. С ним согласился Сергей Макаров: «Запретить людям судиться невозможно. Взыскивать убытки — правильное решение».

Пока же, по словам Никиты Явейна, проекты в центре города находятся на грани рентабельности и становятся неинтересны инвестору. «У меня уже ряд проектов приспособления, прошедших экспертизу, застряли года на три-четыре», — поделился архитектор. Так, по его информации, «в минусе» оказался проект на Фонтанке, 24, инвестора которого призывали «умерить свои аппетиты».

Архитектор порекомендовал властям поумерить аппетиты со своей стороны и не искать от инвестора дополнительной выгоды в бюджет, помимо собственно решения проблемы сохранения того или иного объекта. Более того, как полагает архитектор, раз инвестор практически не получает прибыли от подобных проектов, он должен получать имиджевую выгоду, и это также задача властей. «Почему на Западе человек, который занимается реставрацией — герой, а у нас — сволочь?» — возмутился Никита Явейн.

Точки соприкосновения

Михаил Мильчик полагает универсальным рецептом для профилактики конфликтов открытое профессиональное обсуждение. «Все спорные вопросы нужно выносить на обсуждение Совета по сохранению культурного наследия Петербурга. Решать коллективным разумом, методом большинства голосов», — полагает эксперт.

Татьяна Новицкая привела пример «битвы экспертиз», разыгравшейся, несмотря на профессиональное обсуждение, — тяжбу по Охтинскому мысу. Дело дошло до Верховного суда, который 10 ноября подтвердил границы охранных зон. Татьяна Новицкая подчеркнула, что автор экспертизы со стороны заказчика, Айрат Ситдиков, проанализировал более 200 полных и кратких научных отчетов и свою экспертизу вынес на обсуждение института археологии РАН. Тем не менее, градозащитники предоставили другую экспертизу. По словам Татьяны Новицкой, альтернативная экспертиза опиралась лишь на краткие научные отчеты, а в них много несоответствий по сравнению с полными. «Я бы хотела подчеркнуть, что предметом охраны является культурный слой. Если обсуждать предыдущих исследователей, и Сорокина, и Соловьева, и говорить об участках, которые не взяты под охрану — там полностью исследован культурный слой», — добавляет она.

По словам Михаила Мильчика, причина споров — процесс принятия решений: «тема чрезвычайной важности» обсуждалась за плотно закрытыми дверями и не рассматривалась на уровне Совета по сохранению культурного наследия. Сергей Макаров, в свою очередь напомнил, что право принимать решения по археологии имеет только Минкульт, а не региональные советы. «Профессиональное обсуждение этого документа состоялось. Это обсудили в Институте археологии РАН. Куда уж более профессиональный орган для обсуждения археологических вопросов! Поэтому я не согласен, что все решено было за закрытыми дверями», — сказал Макаров.

«Эта экспертиза [Ситдикова] была обсуждена на археологическом совете при ИКОМОСе, — подтвердила Татьяна Новицкая. — Профессиональные археологи рассматривали ее и обсуждали. Там очень много профессиональных вещей, связанных именно с археологией. Может быть, мы все же позволим профессиональному археологическому сообществу принимать решения, что охраняется, что не охраняется?»

«На сегодняшний день точка поставлена, и таким серьезным проблемным пятном, я надеюсь, будет меньше», — резюмировал Андрей Ермаков. При этом он не исключил, что дальнейшая реализация проекта на той территории, где строительство по закону возможно, вновь будет иметь «громкое звучание». «По городскому закону, эта территория находится в зоне, в которой позволено строительство. Соответственно, на всей свободной от археологии территории строить можно. Параметры определены в городском законе № 820», — напомнил Сергей Макаров.

Эдуард Тиктинский подчеркнул, что любое обсуждение должно быть своевременным. Если у градозащитников есть претензии к экспертизе — пусть высказывают их в момент опубликования экспертизы. «У нас есть объект на Барочной — Левашовский хлебозавод — экспертиза была сделана несколько лет назад. Никто не сомневался, пока не пришел инвестор. Как начались работы — возникли дискуссии», — привел пример девелопер.

Эдуард Тиктинский призвал городские власти проявить политическую волю и инициировать создание четких регламентов для всех участников процесса. Участвовать в определении регламентов, по мнению девелопера, должны все заинтересованные стороны — и общественники, и архитекторы, и девелоперы, и специалисты по экспертизам, но инициатива должна исходить именно со стороны власти, на уровне губернатора.