Архитектурные рамки
Материалы выпуска
Шесть сценариев развития Петербурга Решения Архитектурные рамки Решения Коронавирус оцифровал стройку Рынок Валерия Малышева: «Мы намерены расширить свое присутствие в Петербурге» Экспертиза Всеволод Глазунов: как ориентироваться в ценах рынка «первички» Экспертиза «Популярность digital-решений будет только расти» Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Архитектурные рамки

Архитекторы и девелоперы обсудили, как повысить качество петербургских проектов.
PhotoXPress.ru

Современная петербургская архитектура — заложница экономики проекта, облик нового здания во многом зависит от чувства вкуса девелопера, а роль архитектора зачастую сводится лишь к оформлению фасада. Как изменить ситуацию и вернуть Петербургу ведущую роль в развитии мировой архитектуры, обсудили участники онлайн-дискуссии «Петербург XXI: кто определяет качество архитектуры», организованной РБК Петербург совместно с проектом Retrogradu.Net.

Свои и чужие звезды

Президент группы RBI Эдуард Тиктинский полагает, что за последние годы качество архитектурных проектов, реализуемых в Петербурге, выросло. Однако держится оно исключительно на чувстве вкуса и «самоцензуре» девелопера, поскольку покупатель не готов голосовать рублем за архитектурные особенности. «Наши исследования показывают, что активность покупателей, к сожалению, не связана с качеством архитектуры. Подавляющее большинство понимает, какая должна быть инфраструктура в доме, дизайн мест общего пользования, благоустройство, сколько парковочных мест, планировки квартир, но качество архитектуры — для людей пока эта вещь, к сожалению, слабо понятна», — говорит он.

Эдуард Тиктинский (группа RBI)

По мнению ректора Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина Семена Михайловского, для развития вкуса у горожан нужно показать им пример хорошей зарубежной архитектуры. А для этого — пригласить «настоящего» европейского архитектора с большим опытом. «Газпром мог построить небоскреб на Охте, несмотря на возражения градозащитников, если б его спроектировали, предположим, Герцог и Де Мерон, Кулхас, Нувель или кто-то еще», — убежден эксперт. «У нас в футбольной команде «Зенит» кто играет? Мировые звезды, и ничего в этом страшного нет. Мы ведь открытая страна. Культура не знает границ», — отметил Семен Михайловский.

Семен Михайловский (СПб ГАИЖСА им. Репина)

Впрочем, как полагает главный архитектор Санкт-Петербурга, председатель Комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев, иностранного архитектора, в любом случае, должен сопровождать грамотный петербургский архитектор, который поможет привести проект в соответствие с отечественными градостроительными нормами. «Мы читаем шотландского поэта Роберта Бернса в переводе Самуила Маршака, — провел аналогию Владимир Григорьев. — Если бы за Бернса взялся обычный переводчик — мы бы получили в лучшем случае буквальную передачу смысла, но потеряли бы поэзию оригинала».

Владимир Григорьев (Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга)

Не все участники дискуссии согласились с тем, что иностранный опыт — панацея от некачественной архитектуры. Эдуард Тиктинский вступился за отечественных архитекторов, назвав сравнение с футболистами некорректным. «Я бы сказал о балете. У нас же нет в балете иностранных балерин? В архитектуре в Питере все не так плохо, как футболе», — парировал он.

Время и деньги

Однако качество архитектуры определяется не только уровнем творца. Генеральный директор ООО «Master Девелопмент» Вячеслав Семененко напомнил про экономическую и маркетинговую составляющую девелопмента. «С моей точки зрения, большая часть девелоперов не умеет работать с качеством проекта. Они боятся получить более дорогой проект, потому что не умеют аргументировать, что цена может быть выше, чем у соседа», — подчеркнул он. Кроме того, участие иностранного архитектора увеличивает срок реализации проекта, а срок влияет на себестоимость, поскольку девелопер должен выплачивать банку проценты по кредиту с момента покупки земельного участка. «И пока идет время на концептуальный проект, до начала проектирования, а это — примерно один год, деньги вложенные в покупку земельного участка просто горят», — отметил Семененко.

Вячеслав Семененко (ООО «Master Девелопмент»)

Руководитель архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры», заслуженный архитектор РФ Евгений Герасимов также сделал акцент на экономике проекта. «Архитекторы могут рисовать разные здания в меру способностей. Но если не учитывать покупательскую способность населения, то девелопер вылетит в трубу, а архитектор останется без работы», — сказал он. В этом отношении, по его словам, архитектура относится к сфере услуг, и в ней, как в любой отрасли этой сферы, есть специалисты разного уровня.

Евгений Герасимов («Евгений Герасимов и партнеры»)

Впрочем, по словам Владимира Григорьева, можно делать и бюджетные проекты с качественной архитектурной составляющей. Так, по его словам, видимая широкой общественности часть архитектуры — оформление фасада — занимает всего 7-10% в себестоимости проекта, и ее удорожание ради повышения качества не будет слишком чувствительно для девелопера. Он также напомнил, что в первые годы советской власти, когда «денег не было вообще ни на что», создавались качественные архитектурные проекты из имеющихся материалов. «Или, например, Рикардо Бофилл стал для нас кумиром, потому что был первым, кто сумел индустриальное домостроение как реализацию заведомо недорогого социального жилья поставить на службу архитектуре», — добавил архитектор.

Однако, по мнению Евгения Герасимова, ставить девелоперам в пример архитектуру проектов, в которых заказчиком выступало государство, не совсем корректно.

Без архитектора в голове

Еще одно следствие экономических ограничений совместно с нехваткой архитектурной культуры у ряда девелоперов — отсутствие во многих проектах архитектора как класса. Говоря о вызвавшем волну возмущения голландском проекте парка аттракционов имени Пушкина, который сами авторы назвали «перекитчем», Владимир Григорьев сказал, что голландцы не виноваты. Ведь Jora Vision занимается не архитектурой как таковой, их специализация — технология создания тематических парков.

«Самое страшное, что сегодня происходит — тотальная недооценка роли архитектора. Не секрет, что 80% индивидуальных жилых домов строится вообще без участия архитектора. Потому что все обычно строят либо как знают сами, либо как строил сосед, либо берут готовый проект и в нем что-то улучшают. Для европейцев это совершенно неприемлемая ситуация», — отметил Григорьев. То же самое происходит и в крупных проектах, например, в неназванном «стратегическом проекте в южной части нашего города», где на вопрос Владимира Григорьева о том, кто является архитектором проекта, собеседник ответил: «Да подождите, мы еще до фасадов не дошли!».

Но и найти качественного архитектора для проекта не так просто, полагает Семен Михайловский. И проблема начинается с образовательного учреждения. «У нас много проблем на архитектурном факультете. Уровень подготовки архитекторов у нас не соответствует сегодняшним реалиям, ожиданиям. На протяжении многих лет в наших стенах рисовались красивые картинки, мало думали о функции, об общественном благе, не развивались интеллектуально, мало чувствовали суть архитектурной профессии», — посетовал он. Главный вопрос, по мнению Семена Михайловского — это формирование архитектора не только как ремесленника-профессионала, но как личности — интеллектуальной, чувствующей, волевой.

Как полагает Владимир Григорьев, в будущих архитекторах необходимо воспитывать любовь к своей профессии. «Архитекторы должны полюбить профессию и себя в этой профессии. Не средство зарабатывания денег, а профессию как таковую. Архитектура — это уникальная, синтетическая профессия, которая позволяет человеку прожить сотни жизней за одну свою. Если архитектура — это застывшая музыка, то это не столько исполнительство, сколько дирижирование и композиторское мастерство», — подчеркнул он.

Общественники vs политики

Говоря о качестве архитектуры, не обошли эксперты и вопрос судейства. По мнению Семена Михайловского, общество сегодня обсуждает архитектуру, только когда речь заходит об охране памятников. Однако и здесь форма участия представителей общественности вызвала вопросы у девелоперов и архитекторов. По мнению Вячеслава Семененко, за общественностью стоят профессиональные политики в ста случаях из ста. «А те, кто приходит в эту сферу извне, становятся политиками очень быстро», — отметил он. Выходом, по его словам, может стать создание общественной палаты при Градостроительном совете.

В свою очередь, Эдуард Тиктинский апеллировал к состоянию исторического центра Петербурга. «Темпы, с которыми центр города восстанавливается, катастрофически низкие. И некоторые градозащитники их замедляют», — полагает девелопер. По его словам, горожане должны принимать решение на стратегических развилках: запускать ли проект по восстановлению центра, или нет, а деталями должны заниматься профессионалы. Для Евгения Герасимова такая стратегическая развилка — это выборы. Горожане голосуют за губернатора с той или иной градостроительной программой. Если программы нет — значит, сами виноваты, проголосовав за такого кандидата.

Кардинально изменить ситуацию в сфере городской архитектуры в будущем, по мнению участников дискуссии, могла бы сильная воля крупного заказчика. «Власти и бизнесу не хватает воли. Без воли, без сильного желания, целеполагания не может быть настоящей архитектуры, — уверен Семен Михайловский. — Сегодня же на повестке дня лишь зарабатывание денег».

«Я думаю, поможет переезд какой-нибудь крупной госкорпорации. Там люди «патронов не считают». Предположим, вдруг оказалось, что руководитель этой госкорпорации — парадоксально, но факт — имеет вкус к архитектуре, сам лично этим интересуется и захочет оставить какой-то выдающийся памятник после себя», — предположил Эдуард Тиктинский.

«Я согласен, что должен быть или какой-то очень богатый и просвещенный заказчик, а это, в основном, торговля углеводородами, или бюджетные деньги. Впрочем, девелоперы и петербургские архитекторы вполне способны создавать что-то приличное. Время оценит сделанное», — заключил Евгений Герасимов.