От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Видеть сразу тысячу деталей: как цифровизация меняет российскую стройку

Фото: пресс-служба
Фото: пресс-служба
Гендиректор IBCON Тимур Маджитов — о цифровой трансформации в промышленном строительстве.

Ни одна промышленная стройка не обходится сегодня без цифровых технологий. Отчасти на это повлияло государство, обязавшее проектировщиков использовать BIM-моделирование. Однако цифровые решения в строительстве — это далеко не только BIM. Что включает комплексное цифровое управление строительством, в чем его преимущества, и как новые подходы меняют российские промышленные объекты — рассказал в интервью РБК+ Петербург генеральный директор IBCON Тимур Маджитов.

Шесть измерений «цифры»

— Что собой представляет цифровая трансформация строительства, и зачем она нужна?

— Классическая стройка с ее управленческими подходами, сметными и техническими нормативами сформировалась еще в 60-х годах XX века и морально устарела. Первые заметные перемены начались 10 лет назад. Сейчас мы видим, что цифровые решения меняют отрасль, в первую очередь, с точки зрения управления. Переходя на цифровые методы управления, компаниям приходится проводить ревизию, заново осмыслять весь свой опыт реализации крупных строительных проектов.

— Что это дает бизнесу?

— «Цифра» дает прозрачность всех процессов. Она позволяет видеть целиком даже самый крупномасштабный проект и не упустить ни одну из сотен тысяч деталей. При реализации комплексного управления на BIM-модель накладывается очень подробный график. И к каждому элементу модели — балке, колонне — «привязывается» его статус. Появляется четвертое измерение — срок. Мы видим, что происходит с этой колонной: ее только спроектировали, или она уже лежит на площадке, фронт для монтажа есть, но мы ее почему-то не монтируем.

Вовремя отследив эти детали, можно не допустить срыва сроков, а в некоторых случаях сократить график работ на 3-6 месяцев. При этом каждый месяц эксплуатации завода может принести инвестору дополнительные $10 млн чистой прибыли.

— 4D модель — это 3D+сроки. А что означает 5D, 6D применительно к цифровому управлению строительством?

— 5D — это деньги. По каждой части проекта мы добавляем бюджет и контролируем: укладываемся или превышаем. 6D — эксплуатация. Для каждого элемента закладываются планы технического обслуживания — например, заменить фильтр чиллера через 3 месяца, заказать необходимые запчасти, расходные материалы и т. д.

— Как в результате выглядит проект, от проектирования до реализации, управляемый с помощью цифровых технологий?

— По опыту нашей компании, крупные предприятия не специализируются на стройке, поэтому чаще всего нам приходится «встраиваться» между инвестором и проектом. Далее начинается сбор исходных данных, обсуждение общетехнических решений и подготовка технико-экономического обоснования. Затем начинается проектирование.

Идет работа с проектировщиками, появляется проект, BIM-модель, начинается строительство. Как только возводится, например, цех — мы с помощью инструментов лазерного сканирования создаем модель «как построено» и проверяем наличие отклонения от исходной модели. К концу стройки мы подходим с тем, что у нас есть BIM-модель «как спроектировано», на нее наложена модель «как построено», в которой к каждому элементу привязан атрибут: когда он построен, как построен и как его обслуживать. Вся эта информация передается инвестору и переходит в эксплуатацию.

Все компетенции в одном месте

— Чем отличаются процессы цифровой трансформации в жилом, коммерческом, промышленном строительстве? Почему вы решили для себя сосредоточиться на промышленных проектах?

— Если гражданское строительство — это определенный набор типовых решений, которые можно и нужно выстроить, как конвейер, то «промка» — это всегда набор уникальных решений, требующих другого подхода. Например, один из наших объектов — крупнейший в Европе горно-обогатительный комбинат по добыче платины. Это уникальное оборудование, технологии, работа в условиях Заполярья. Здесь типовые решения не работают, и невозможно создать коробочный продукт.

— Повлияло ли на отрасль обязательное внедрение BIM с 2022 года?

— Повлияло. Сейчас происходит изменение культуры производства: все проектные институты обязаны освоить эту технологию. Поэтому нам стало проще работать с проектировщиками: мы можем от них требовать данные в том виде, который нам необходим.

— По вашей оценке, какая доля промышленных объектов в России строится с применением цифровых технологий?

— Большинство проектов нового строительства уже задействуют те или иные цифровые технологии, но, как правило, используют отдельно BIM или отдельно календарно-сетевое планирование (КСП), а не единый комплекс. 4D — BIM и график — сейчас используется не более чем в 30-40% из вновь строящихся (а не модернизируемых) объектов. Модель «как построено» — когда факт накладывается на BIM — используется примерно в 10-20% случаев. И мало кто думает о том, чтобы эта модель перетекла в эксплуатацию.

— Что мешает применять в проектах весь комплекс имеющихся цифровых технологий?

— Сложно собрать все компетенции в одном месте. Особенно инвестору, который реализует проект своими силами. Можно взять хорошего BIM- или КСП-специалиста, но на сбор всей необходимой команды уйдет год, столько же — чтобы команда сработалась, — в современных условиях это недопустимая роскошь. Люди стали понимать, что проще обратиться к компании, которая уже имеет опыт, сработавшуюся команду и готовые технологии.

—Значит ли это, что вы ощущаете рост спроса на ваши услуги?

— Да, причем именно на услуги комплексного управления проектами. И не в последнюю очередь потому, что стоимость такой услуги становится доступнее.

— За счет чего?

— Во-первых, раньше проект появлялся сначала на бумаге, затем на основе бумажных чертежей строилась BIM-модель. Это добавляло к стоимости работ по проектированию 10-20%. Сейчас проектировщики сразу работают в 3D и уже из BIM-модели распечатывают 2D-чертежи, это не несет дополнительной нагрузки на бюджет проекта. И в целом, сейчас о цифре задумываются сразу, а не в процессе стройки — это дешевле, чем оцифровывать процесс, который уже запущен.

Во-вторых, стали дешевле решения для хранения данных. Нет необходимости закупать специальные сервера для создания среды общих данных, достаточно арендовать на время стройки облачное хранилище.

В-третьих, появилось много типовых решений, как мировых, так и российских разработчиков. Да, промышленное строительство требует уникальных решений, но нет необходимости разрабатывать их полностью с нуля — можно скомпилировать десяток готовых решений, доработать их и получить хороший продукт в умеренные сроки.

Фото:пресс-служба
Фото: пресс-служба

Импортозамещение и удаленный формат работы

— Насколько ваша сфера зависима от импортного ПО, есть ли проблема с уходом зарубежных вендоров?

— Сложности с западным ПО есть — мы во многом использовали зарубежные решения для проектирования, ведения графиков, совмещения графика и BIM-модели. Но, я уверен, что в обозримом будущем эти сложности разрешатся, и мы увидим новые технологичные решения от российских разработчиков.

— А что насчет ваших собственных IT-кадров? Есть ли дефицит, с учетом последних событий?

— С IT-специалистами всегда была сложная ситуация. Их много, но толковых — надо искать. Зарплаты у них примерно одинаковые, плюс-минус 10-15%, и удержать их можно, только создавая комфортные условия для работы. Сейчас мы решаем проблему тем, что привлекаем желающих работать в формате удаленного офиса, также мы реализуем программу наставничества, которая позволяет обучать и растить специалистов внутри компании.

— По вашим прогнозам, как дальше будет развиваться цифровое управление строительством?

— Процесс однозначно движется в сторону «цифры», потому что это уже требование дня, а технологии перестали быть безумно дорогими. К тому же, современному бизнесу так понятнее. Нам проще управлять стройкой с айфона, а не кричать крановщику, почему тот не работает.

Вопрос только в темпах развития. Если начнется замедление в строительной отрасли (которого я пока не наблюдаю), замедлится и цифровизация. Сейчас же ясно то, что культура потребления цифровых продуктов в компаниях достаточно высока, и с каждым новым проектом она только укрепляется.


IBCON (ООО «АйБиКон»)  — петербургская инжиниринговая компания, основана в 2005 году. Специализируется на реализации масштабных проектов капитального строительства и реконструкции крупных технологических производств, а также оказывает комплекс услуг по информационному сопровождению и эксплуатации объектов капитального строительства. Среди клиентов компании крупные производственные и строительные компании — «Лукойл», «Газпромнефть», «Роснефть», «Норникель», «Полюс-золото», «Русская Платина», «ФосАгро», «Сегежа Групп» и другие.

От первого лица Независимые нефтебазы получили новый шанс
Содержание
Закрыть