От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Независимые нефтебазы получили новый шанс

Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург
Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург
Гендиректор ООО «Красносельская топливная компания» Ринат Муртазин — о нюансах оптовой и розничной торговли нефтепродуктами и конкуренции с нефтяными гигантами.

Компании, не входящие в состав вертикально-интегрированных холдингов, занимают не более 10% рынка торговли светлыми нефтепродуктами Петербурга. Сейчас независимые компании получили новый шанс, полагает гендиректор ООО «Красносельская топливная компания» Ринат Муртазин — из-за снижения объемов экспорта нефтяные гиганты вынуждены снижать оптовые цены. Об особенностях конкуренции в новых условиях и нюансах работы оптово-розничного бизнеса — эксперт рассказал в интервью РБК+ Петербург.

Конкуренция рыночная и нерыночная

— Как сегодня меняется деятельность нефтегазовых комплексов?

— Еще лет 5 назад рынок делился на две примерно равные части: первая — компании, которые входят в состав вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), вторая — независимые компании. ВИНКи заведуют всем производственным циклом, начиная от добычи, производства, транспортировки, хранения и заканчивая розничной реализацией. Независимые компании, как правило, управляли последней стадией — розничная и частично оптовая торговля. В последние годы сложилась ситуация, в которой независимые компании ощущали давление со стороны ВИНКов, которые формировали оптовые цены. Порой розничные цены оказывались ниже оптовых, и многие компании не выдержали. В итоге сегодня в Петербурге не более 10% рынка занимают независимые компании. Последний пример — компания Shell, которая на российском рынке считалась независимой, поскольку не имела собственной добычи и переработки на территории России, перешла в «Лукойл».

В нынешней ситуации, на мой взгляд, это укрупнение рынка замедлится. Вследствие того, что рынок нефтепродуктов переориентировался на внутренний спрос, снизились возможности для экспорта, снизились и биржевые цены на нефтепродукты, от которых зависят оптовые цены. Вернулась определенная дельта между оптовой и розничной ценой, благодаря которой независимые компании могут выдерживать конкуренцию.

В итоге сегодня в Петербурге не более 10% рынка занимают независимые компании.

— Но если ВИНКи ставят в приоритет внутренний рынок, они будут за этот рынок конкурировать еще активнее...

— Верно, но это уже будет нормальная рыночная конкуренция. Будет расти культура обслуживания клиентов, повысится внимание к дополнительным услугам. И у независимых компаний здесь есть определенные преимущества. Во-первых, владельцы независимых компаний находятся ближе к потребителю и лучше чувствуют его потребности. Во-вторых, независимые компании быстрее реагируют на потребности потребителя благодаря отсутствию бюрократии при принятии решений.

— Хватит ли клиентов на всех? Как меняется спрос на светлые нефтепродукты в Северо-Западном регионе?

— Согласно последней статистике, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года снижение потребления нефтепродуктов не наблюдается. Были кратковременные провалы — например, в момент мобилизации, когда часть молодых людей уехала, и меньше стали заправляться, но это продолжалось не больше месяца. То есть, на сегодняшний момент критических изменений в потреблении нефтепродуктов в нашем регионе нет.

— Есть ли проблемы с поставками оборудования для нефтегазового сектора?

— Если говорить в целом об отрасли, растет количество компаний, которые поставляют продукцию в контексте импортозамещения. Нефтеперерабатывающие комплексы, например, попали еще под первый пакет санкций, поэтому времени для «разбега» было достаточно.

Говоря о нашей деятельности, мы под санкции 2014 года не попали. Тогда был наложен запрет на оборудование двойного назначения, которое может, по мнению авторов санкций, использоваться в военных целях. Нефтебаза к таким объектам не относится, и до последнего времени в этом сегменте активно использовалось импортное оборудование.

Так совпало, что на протяжении последних трех лет наша компания полностью реконструировала нефтебазу. Мы приобрели все оборудование до пандемии, а в пандемию занимались реконструкцией. Например, купили топливораздаточные колонки, которые тогда стоили 900 тыс., а сейчас — более 2 млн.

Фото:Валентин Беликов/РБК Петербург
Фото: Валентин Беликов/РБК Петербург

Экономика и благотворительность

— В числе направлений вашей деятельности есть плавучие заправочные станции. Какие есть особенности работы в этом сегменте?

— Мы приобрели, установили и начали эксплуатировать плавучую заправочную станцию 14 лет назад, одними из первых в Санкт-Петербурге. Законодательства по плавучим заправкам на тот момент не было, как, впрочем, и сейчас. Когда мы ввязывались в эту авантюру, мы думали: что не запрещено, то разрешено. Оказалось совсем не так: что не запрещено, то попадает под самые жесткие требования безопасности. На сегодняшний момент эксплуатация плавучих заправочных станций реально приравнена к эксплуатации морского терминала по перевалке нефтепродуктов.

В результате, за 14 лет существования наша плавучая заправочная станция стала самым колоссальным благотворительным проектом нашей компании — она ни разу не принесла прибыль. Сказывается и короткий сезон навигации, и петербургская погода. Единственная причина, по которой мы ее не закрываем — многочисленные просьбы яхт-клуба «Балтиец».

В результате, за 14 лет существования наша плавучая заправочная станция стала самым колоссальным благотворительным проектом нашей компании — она ни разу не принесла прибыль.

— Вы видите потенциал для развития этого сегмента с учетом перспектив развития яхтенного спорта в Петербурге?

— Пока что вопрос зашел в тупик. Для того, чтобы развивался моторный яхтинг, нужно развитие заправочных станций. Заправочные станции не имеют возможности развиваться, потому что нет моторных судов. Если мы увидим, что яхтенный спорт действительно развивается, мы будем внимательно оценивать ситуацию и соответственно строить планы.

— Насколько активно компании из разных отраслей делают запасы светлых нефтепродуктов? В чем экономический смысл это делать сегодня?

— Именно сейчас, в последние 3-4 месяца, выросла экономическая эффективность запасов, потому что оптовая цена, по которой делаются запасы, стала сильно отличаться от розничной. Многие компании это поняли и увидели, что выгоднее купить по оптовой цене и заплатить за хранение, чем покупать топливо в розницу.

— Кто является основным оптовым покупателем?

— Наша нефтебаза занимается обеспечением, в основном, сельскохозяйственных, промышленных, строительных и автотранспортных предприятий. Про автотранспортные понятно — это обеспечение топливом грузовиков, у многих компаний находятся мини-АЗС на территории предприятия, для которых они закупают топливо. У строительных предприятий это обеспечение топливом инженерной техники на объектах. Сельскохозяйственные предприятия — это комбайны и прочая техника, это сезонный спрос, но он, как правило, достаточно ощутимый. И еще мы 23 года являемся эксклюзивным поставщиком зимнего топлива на антарктическую экспедицию.

Культура обслуживания

— Какие аспекты вы считаете ключевыми для независимого бизнеса на сегодняшний день?

— Культура обслуживания, учета и отчетности, а также качество нефтепродуктов. Когда люди понимают, что заберут то, что положили, что получат все нужные документы «по щелчку» благодаря цифровому документообороту, что получат доставку — тогда есть возможность развиваться в сегменте хранения. Еще немаловажные моменты — экологическая и технологическая безопасность. Любые претензии природоохранных органов, любое происшествие на нефтебазе — это удар по имиджу компании. Концентрация на параметрах, которые я перечислил, однозначно способствует привлечению клиентов и увеличению стоимости хранения. Именно это позволило нашей компании выживать на протяжении 25 лет и построить партнерские отношения со всеми ВИНКами.

— Каковы ваши прогнозы по дальнейшему развитию отрасли?

— Как я уже сказал, ВИНКи переориентируются на внутренний рынок. Это приведет к тому, что вырастет культура обслуживания для рядового потребителя.

— А что будет с розничными ценами на бензин, учитывая, что оптовые снижаются?

— Здесь я не могу дать точного ответа. Нужно учитывать инфляцию, расходную составляющую. Скорее всего, цены падать не будут, но в процессе конкуренции компании будут совершенствовать системы лояльности — скидки, бонусы, дисконты, подарки, акции.

Скорее всего, цены падать не будут, но в процессе конкуренции компании будут совершенствовать системы лояльности — скидки, бонусы, дисконты, подарки, акции.

— Какие статьи расходов оказывают наибольшее влияние на себестоимость?

— От 40 до 50% затрат составляет заработная плата. Чтобы удержать квалифицированный персонал, его нужно мотивировать. Сегодня заработная плата квалифицированных сотрудников растет быстрее инфляции.

— Каковы планы вашей компании в сложившихся условиях?

— Мы уже оказываем полный спектр услуг на рынке нефтепродуктов — от контроля железнодорожных поставок, хранения и транспортировки до оптовой и розничной реализации, так что сейчас, на фоне обострившейся конкуренции с ВИНКами, нашей нефтебазе необходимо продумать вопрос диверсификации бизнеса. Мы видим несколько вариантов, я не готов подробно о них рассказывать до момента принятия решения, но мы рассматриваем дополнительные виды деятельности, независимые от топливного рынка.

От первого лица «Наша нестандартная работа стала еще более нестандартной»
Содержание
Закрыть