#10 Digital Forum РБК, 19 ноября
Практика , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Капсулы здоровья и нанороботы: какой будет медицина будущего

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Будущее медицины за интернетом вещей, нанороботами и капсулами диагностики и лечения, но для начала предстоит решить вопрос регулирования телемедицины.

Цифровизация медицины и здравоохранения пока находится на начальном уровне, несмотря на сделанный в пандемию рывок, уверены участники дискуссии «Цифра в здравоохранении: перспективы и приоритеты», состоявшейся в рамках X Digital Forum РБК. И хотя до идеала еще далеко, цифровые привычки уже сформировались у пациентов и врачей как в коммерческом, так и в государственном сегментах, а власть увидела, что без IT справиться с серьезными проблемами невозможно. Так что есть надежда, что активная цифровизация отрасли продолжится, осталось только «подкрутить регулирование».

Вера в технологии

За последние годы произошел прорыв в области цифровизации как здравоохранения, так и медицины. Самым значимым достижением, по оценкам экспертов, стала возможность онлайн-записи и вызова врача в государственных клиниках. По словам руководителя Центра электронного здравоохранения Санкт-Петербурга Алексея Архипова, на портале «Здоровье петербуржца» сейчас насчитывается порядка 20 сервисов, миллион личных кабинетов используется на постоянной основе. В год через систему проходит 15-18 миллионов записей в государственные клиники, более 30 млн записей в год поступает в электронные карты.

Алексей Архипов, Центр электронного здравоохранения Санкт-Петербурга
Алексей Архипов, Центр электронного здравоохранения Санкт-Петербурга (Фото: РБК Петербург)

«Для пятимиллионного города, в котором взрослое население составляет около 3,5 миллионов человек — это успех, потому что кабинет есть у каждого третьего, — поясняет Архипов. — Самый полезный момент — возможность посмотреть результаты анализов в электронном виде. Раньше такой сервис был доступен только при обращении в частную клинику».

Примечательно, что эксперты говорят о прорыве не только и не столько в создании технологической инфраструктуры для цифровых сервисов, сколько об изменении в восприятии технологий, о вере в них. «В 2010 году цифровая запись на прием к врачу была примерно на уровне 7% от всего объема оказываемой помощи, — вспоминает генеральный директор «ЭлНетМед», эксперт компании «Нетрика Медицина» Владимир Соловьев, — а сейчас — 87%. Так что за 10 лет мы в 10 раз нарастили в обществе веру в то, что цифровые технологии работают».

Владимир Соловьев, «ЭлНетМед», b2b подразделение «Нетрика Медицина»
Владимир Соловьев, «ЭлНетМед», b2b подразделение «Нетрика Медицина» (Фото: РБК Петербург)

Заместитель генерального директора ФГБУ СЗОНКЦ им. Л.Г. Соколова ФМБА России Геннадий Орлов напомнил: в 2018 году, когда в Петербурге утверждали проект «Электронное здравоохранение», было сложно объяснить, что самый главный потребитель сервисов — это пациент. «Когда мы слышали о том, что в Великобритании проект E-Health был признан неуспешным, то думали: если уж в Великобритании при таких выделенных средствах успеха добиться не смогли, то что ж говорить про Россию. Так что для меня отрадно, что государственные медицинские организации и сервисы, которые предоставляются государственной медицинской системой, все-таки начинают жить и работать», — говорит Орлов.

Геннадий Орлов, ФГБУ СЗОНКЦ им. Л.Г. Соколова ФМБА России
Геннадий Орлов, ФГБУ СЗОНКЦ им. Л.Г. Соколова ФМБА России (Фото: из личного архива)

В том, что цифра в здравоохранении стала нормой, убеждена и генеральный директор сети клиник «Скандинавия» и «Скандинавия Ава-Петер» Ольга Васильева: «Уже невозможно представить, что нет онлайн-записи на прием, нет данных о том, насколько эффективно работают врачи, как загружены кабинеты, как выбирать локацию строящейся клиники. То, что пациент может иметь доступ ко всем своим данным со смартфона, что результаты анализов можно посмотреть с выделенными маркерами отклонений — это очень серьезный прорыв».

Ольга Васильева, «Скандинавия» и «Скандинавия Ава-Петер»
Ольга Васильева, «Скандинавия» и «Скандинавия Ава-Петер» (Фото: РБК Петербург)

Цифровой надрыв

В цифровизации медицины также удалось добиться серьезных результатов. В их числе — применение нейросетей для анализа снимков онкобольных: по оценкам экспертов, нейросеть делает это лучше, чем среднего уровня врач. Также прорывом участники дискуссии считают 3D-моделирование и 3D-печать при подготовке операций на суставах. Старший менеджер по развитию и продажам цифровых и ИТ-решений ПАО «ВымпелКом» Василий Мальцев к прорывам причисляет и математические модели, которые позволяют прогнозировать ход течения болезни, этапы развития, а также могут служить дополнительной подсказкой при подборе способа лечения.

Василий Мальцев, ПАО «ВымпелКом»
Василий Мальцев, ПАО «ВымпелКом» (Фото: РБК Петербург)

Правда, есть нюанс: подобные технологии применяют пока лишь отдельные клиники. Более того, по мнению управляющего партнера Euromed Group Александра Абдина, ценность моделирования суставов в период пандемии, когда плановая помощь ограничена, вызывает сомнения. «Смертность растет колоссально, убыток населения составит миллион человек — как на это влияет цифра? — спрашивает Абдин. — Надо признать, что в целом цифра в отрасли носит не прорывной, а догоняющий характер. Если взять более широкий контекст, то медицина старается успеть за глубокой пенетрацией потребительских практик: записаться к врачу через смартфон — это как купить билет на самолет, заказать товар в интернет-магазине».

Александр Абдин, Euromed Group
Александр Абдин, Euromed Group (Фото: РБК Петербург)

Но справедливости ради, генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров напомнил, что технология речевой аналитики все же спасала жизни в пандемию: «За счет ее использования при обработке обращений повысилась производительность call-центров медучреждений, снизилась необходимость идти на прием, уменьшилось время в очереди, а следовательно, люди стали меньше подвергать себя и окружающих опасности быть зараженными».

Дмитрий Петров,  «Комфортел»
Дмитрий Петров, «Комфортел» (Фото: РБК Петербург)

И пусть внедрение чат-ботов, речевой аналитики, синтеза речи и роботизированного обзвона пациентов для организации приема, это не прорыв, по словам Дмитрия Петрова, а «маленький надрыв» в нужном направлении, который пусть и не поменял эпидемиологическую картину кардинально, но точно снизил заболеваемость и смертность.

Сервис и регулирование

Большие споры вызывает и само применение телемедицинских технологий в период пандемии: именно на них возлагались большие надежды пациентов и некоторых частных клиник. Но чуда, по-видимому, не случилось. Советник специализированной юридической компании «Росмедконсалтинг», адвокат, национальный представитель Европейской ассоциации медицинского права в России Алексей Горяинов заметил: когда как не в период локдауна цифровые технологии должны были прийти на помощь и остановить распространение коронавируса за счет внедрения телемедицины. Однако из-за избыточной зарегулированности (в том числе телемедицины) большинство клиник, ее использовавшие, подвергались риску привлечения к ответственности за нарушение лицензионных требований.

Алексей Горяинов, «Росмедконсалтинг»
Алексей Горяинов, «Росмедконсалтинг» (Фото: РБК Петербург)

Государственные медучреждения тоже смогли пойти путем телемедицины. Так, на портале «Здоровье петербуржца» уже год работает соответствующий раздел. Однако, по словам Алексея Архипова, из-за высокой загрузки врачам просто некогда проводить онлайн-консультации, хотя сам процесс максимально упрощен — пациенту достаточно трех кликов, чтобы выйти на связь. Система рабочая, к ней подключены все медорганизации, но регулярно пользуются ею лишь несколько врачей: за год порядка 450-480 консультаций.

В частном секторе ситуация чуть лучше. «В пандемию, когда нам пришлось закрыть плановую помощь, мы запустили телемедицину: за 3 месяца провели 6 тыс. консультаций в соответствии с законодательством», — рассказала Ольга Васильева.

«В соответствии с законодательством» — пока главный камень преткновения в развитии телемедицины. Вместо того, чтобы использовать городской портал, многие врачи в госсегменте консультировали своих пациентов в мессенджерах — по незащищенным каналам, в обход законодательства. Но, как напомнил Владимир Соловьев, когда ты болеешь, ответ на вопрос: «Вам шашечки или ехать?» — очевиден.

«Сегодня доступ к телемедицинским сервисам у частного бизнеса все еще существенно ограничен, — объясняет Алексей Горяинов. — Во время первого локдауна частные клиники стали искать провайдеров, которые могут обеспечить телемедицинские сервисы. В интернете появилось много рекламы различных сервисов, которые обещали предоставить медорганизациям площадку для коммуникации с пациентом. Но когда мы начали проводить аудит по просьбе клиентов, выяснилась проблема: площадки не соответствуют регуляторике в этой сфере. Как частный пример: они не интегрированы с ЕСИА, а значит, нарушают установленный законом порядок».

Всеобщая сматфонизация

Интересно, что при весьма серьезных жалобах на кадровый голод в области медицины представители и частного, и государственного сегментов не называют отсутствие соответствующих навыков сдерживающим фактором цифровизации индустрии.

«Лет 5 назад врачебное сообщество оказывало сопротивление цифровизации, — отмечает Геннадий Орлов, — а сейчас я этого не вижу». Активно вовлечены в цифровизацию как молодое поколение, так и врачи в возрасте. «Принципиальный сдвиг парадигмы в сторону цифровизации в государственном здравоохранении точно произошел. Все готовы, надо только упорядочить и организовать», — добавляет Орлов.

В частных клиниках ситуация тоже благополучна. По словам Александра Абдина, раньше действительно приходилось организовывать наставничество для тех врачей, которые не имеют навыков работы с цифрой. Сейчас же необходимость в этом исчезла — во многом благодаря всеобщей смартфонизации.

Ольга Васильева рассказала, что, работая над продвижением HR-бренда, в компании неожиданно увидели, что высокий уровень цифровизации клиники вызывает гордость у сотрудников. И сегодня они сами готовы предлагать внедрение инноваций, тогда как раньше использование технологий стимулировалось, в том числе, за счет премиального фонда и других поощрений.

Масштабы цифровизации

В отличие от многих других индустрий определить, какой из сегментов — частный или государственный — лидирует в цифровизации в медицине и здравоохранении невозможно. Если говорить про массовость и масштабность внедрения, то госсегмент без сомнения является лидером. Если же смотреть на отдельные технологии, то частный бизнес во многом более открыт и восприимчив к инновациям. «Данные и технологии, которые мы несем в частный и в госсектор, разные, — объясняет Владимир Соловьев. — Потому что в частном секторе решение не покупается, если оно не влияет на прибыль. В госсегменте определяющим является регуляторика».

Поэтому самые востребованные решения в частной медицине — это инструменты привлечения клиентов. В госсегменте, по словам Владимира Соловьева, обратная история: госклиники не могут существовать без электронной медкарты, даже самый удаленный ФАП будет туда вносить данные, потому что была реализована соответствующая госпрограмма, тянули каналы связи, закупали ПО, заставляли внедрять. В частных клиниках такая карта есть далеко не везде.

«ВымпелКом» в последние годы больше работал с коммерческим сегментом, но, как отмечает Василий Мальцев, сейчас происходит активный разворот в сторону госсектора: заинтересованность со стороны госучреждений есть и она растет, потому что увеличивается количество сервисов на базе Big Data, которые компания готова предоставлять. В ближайшее время этот тренд будет нарастать, поскольку появляется больше точек взаимодействия, уверен Мальцев.

Дмитрий Петров согласен с тем, что интерес к цифровым технологиям есть с обеих сторон. Например, интерес к внедрению речевой аналитики есть и в частных, и государственных клиниках, но глубина разная. В госсегменте сдерживающим фактором является как раз отсутствие таких маркетинговых инструментов, как CRM, call-трекинг — именно при интеграции с ними речевая аналитика дает максимальный эффект.

Какой будет медицина будущего

Участники дискуссии не сомневаются, что будущее медицины и здравоохранения связаны с цифровизацией. Дмитрий Петров считает, что перспективным было бы создание некоего маркетплейса или уберизированной системы, которые позволил бы частным клиникам помогать государственному здравоохранению, предоставляя услуги пациентам по ОМС, одновременно увеличивая собственную загрузку.

По словам Алексея Горяинова, на качестве медпомощи сказалось бы развитие технологии в области управления рисками, в том числе правовыми. Ольга Васильева считает, что будущее — за информационными системами более высокого уровня, чем сейчас: гибкой, адаптивной, легко интегрируемой. Именно на основе такой ИС можно будет развивать системы помощи врачам в принятии решений. Василий Мальцев верит в искусственный интеллект, развитие и совершенствование алгоритмов машинного обучения для возможности предсказания болезней и их развития. Александр Абдин делает ставку на медицинский интернет вещей с возможностью автоматической загрузки всех данных о приеме и исследованиях в единую систему.

По словам Алексея Архипова, если смотреть в более отдаленное будущее и отпустить фантазию, то хотелось бы увидеть нанороботов, которые восстанавливают любые ткани тела на основе анализа крови и ДНК. Владимир Соловьев также не сдерживает мечты: в каждом фантастическом романе есть такие капсулы, в которых осуществляется не только диагностика, но лечение пациента. В создание таких аппаратов во всем мире вкладывается много денег, и рано или поздно они вполне могут появиться.

От первого лица «Часть негосударственных клиник рискует вскоре уйти с рынка»
Содержание
Закрыть