«Нужно идти в параллельные миры, где есть маржа и масштабирование»
Материалы выпуска
Рынок недвижимости: уход в digital Рыночный расклад Люди в виртуальном офисе Инструменты «Нужно идти в параллельные миры, где есть маржа и масштабирование» Экспертиза «Виртуальные офисы — не будущее, а уже настоящее» Инструменты Цифровизация без принуждения Экспертиза Смена приоритетов цифровизации Компетенция Дуализм цифровизации Решения Инновационное ускорение Инновации
Экспертиза Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Нужно идти в параллельные миры, где есть маржа и масштабирование»

Генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров — о перспективных нишах для телеком-операторов и ускоренном развитии интернета-вещей.
Фото: РБК Петербург

Интернет вещей становится все более значимым направлением развития телеком-рынка. Причем операторы делают ставку не только на промышленный IoT как приносящий максимум выручки, но и на реализацию проектов, ориентированных на конечных пользователей. В числе интересных для игроков телеком-рынка оказался и сегмент умного дома: в последнее время многие представили решения для частных клиентов и для застройщиков. О том, чем обусловлено такое внимание к smart home и когда умные квартиры станут массовым явлением — в интервью РБК Петербург рассказал генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров.

Раскачать рынок

— Что, на ваш взгляд, является драйвером развития рынка smart home и почему?

— Самый значимый драйвер домашнего IoT — это рекламная активность со стороны интернет-гигантов. Например, когда Яндекс начинает в своих роликах рассказывать о том, что светом и оборудованием дома можно управлять через «Алису», это способствует развитию всего направления smart home. Таким образом, интернет-корпорации начинают раскачивать рынок на уровне массовой розницы.

— А как повлияла пандемия?

— Положительно. Дом стал для людей не просто местом, где они спят, но и полноценной средой обитания, центром настоящей жизни. Это тоже отчасти простимулировало спрос на домашний интернет вещей. Да и тот факт, что люди уже распробовали удобство smart home — а люди любят, когда им удобно. Массовость же использования какого-либо устройства напрямую зависит от соотношения его удобства и стоимости. Стоимость решений сейчас снижается, удобство оценили — вот и драйвер роста рынка в целом.

Ситуация с IoT во многом повторяет развитие DIY [Do It Yourself, товары для ремонта – ред.]. Почему этот сегмент вырос в пандемию? Потому что людей заставили находиться в домашних условиях на 10 часов больше каждый день. Отсюда появились время, желание и — что важно — свободные ресурсы на обустройство, в том числе за счет того, что раньше тратилось на путешествия.

К тому же цифровой пинок, полученный всеми в период пандемии с переходом на удаленку и режимом ограничений, частично снял страхи, которые раньше вызывали новые технологии.

Массовость использования какого-либо устройства напрямую зависит от соотношения его удобства и стоимости. Стоимость решений сейчас снижается, удобство оценили — вот и драйвер роста рынка в целом.

— Можно ли выделить сегмент smart home, который в этот период вышел на первый план?

— Большое видится на расстоянии, поэтому пока рано точно говорить, какой сегмент выиграл больше других. Выросли игровые и развлекательные сервисы, сервисы удаленного общения. Соответственно, потребовались людям и устройства, которые делают потребление этих сервисов более комфортным, открывают новые подключенные возможности.

Консерватизм и перегретость

— Что сдерживает развитие рынка?

— Прежде всего, консерватизм застройщиков — это касается, в первую очередь, тех решений, которые мы разрабатываем, но и в целом для рынка это тоже важный фактор. Также мы ощущаем и некоторую перегретость рынка разработчиков и программистов. Каждый второй представитель рынка винит в этой проблеме Сбер и Huawei: именно эти компании предлагают очень высокие зарплаты. Отчасти это действительно так: огромный госбанк, который мощно идет в цифру, и цифровой гигант стараются привлечь лучшие кадры за счет лучших условий. Они могут себе позволить за мозги платить больше, чем остальные работодатели. На нас это тоже, безусловно, сказывается, потому что, в поиске разработчиков нам приходится конкурировать с такими сильными предложениями.

— Не сдерживает ли развитие smart home интерес к нему тех технологических гигантов, которые предлагают свои колонки и прочие продукты?

— Нет-нет. Дело в том, что они предоставляют API для сторонних разработчиков и возможность интеграции своих технологических решений в их центр управления. И, к примеру, наше решение для умной квартиры мы сразу стали делать на базе «Алисы», тестировали и «Марусю» — это самые распространенные продукты в нашей стране на данный момент. Их производители не конкуренты нам, потому что не планируют идти в рынок производства всех устройств — им проще сделать экосистему, центром управления которой является их умная колонка, а вся периферия — устройства, созданные сторонними разработчиками.

Производители [колонок] не конкуренты нам, потому что не планируют идти в рынок производства всех устройств.

За пределами трубы

— Почему «Комфортелу» интересен рынок IoT в целом и умных домов в частности?

— Мы с 2013 года стали заниматься широкополосным доступом (ШПД) в B2 °C, и настолько втянулись в этот процесс, что подключили уже более 10 тыс. домохозяйств. Мы рассчитываем за ближайшие 4 года подключить еще 40 тыс. — это амбициозные планы. При этом мы понимаем, что умные квартиры — это неотъемлемый атрибут пакета услуг интернет-провайдера в будущем.

Еще один тренд, повлиявший на наш интерес, это возможность создавать умное здание как часть инфраструктуры многоквартирного дома. Это тоже очень хорошее подспорье для оператора, работающего в данном сегменте.

К тому же у нас есть желание зайти из рынка «трубы» в параллельные миры, где есть маржа и масштабирование на основе той же инфраструктуры. Опираясь на эти тренды и наше видение перспектив, мы и идем в разработку подобных IoT-решений. Мы уже достигли определенных промежуточных результатов в производстве продуктов, так что речь не про теоретическое намерение, а про практику.

Мы понимаем, что умные квартиры — это неотъемлемый атрибут пакета услуг интернет-провайдера в будущем

— Для данного направления уже собрана команда?

— Да, даже две. Они небольшие: одна из них работает над софтверной частью, а вторая — над аппаратной. Но сейчас мы расширяем штат, набираем именно разработчиков, чтобы ускорить процессы. Кроме бэкенда, на котором мы сейчас сфокусированы, нам потребуется закрыть еще фронтенд и прочие направления разработки продукта. Таких специалистов у нас нет в штате, поэтому мы их ищем.

— Вы намерены продавать решение конечным пользователям или застройщикам?

— В конечном счете за подобные инновации все равно платит пользователь, но вопрос в том, кто именно заплатит нам. Я пока не верю в то, что застройщики будут готовы массово приобретать подобные решения. Поэтому, на наш взгляд, решения будут продаваться как некая экстра-опция по партнерской программе с застройщиками. И эту модель мы сейчас и развиваем.

В дальнейшем, когда все-таки наступит то самое цифровое будущее, которого мы все ждем, появятся и те кейсы, где в роли заказчика будут выступать застройщики. Как, например, застройщики обеспечивают дома домофонами, хотя закон их не обязывает это делать. Тот же тренд мы сейчас наблюдаем в сегменте видеонаблюдения: обязанности внедрять подобные системы нет, но де-факто этот сервис в новых домах внедряется. Мы верим в то, что уже довольно скоро автоматизация зданий станет неким стандартом, поэтому и в свою стратегию развития закладываем это направление.

IoT для хрущевок

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы внедрения smart-технологий во вторичном жилье, или умные дома и квартиры — это перспектива лишь сегмента нового жилья?

— Умные дома появятся и на вторичном рынке — это естественный путь развития. Однако в старые дома умные технологии придут чуть позже. Причина — все та же платежеспособность владельцев квартир. В новостройках ее уровень выше, поэтому внедрение там пойдет быстрее. Когда технология станет более массовой, станет дешевле, рынок станет конкурентней, будет охвачен и этот сегмент.

Так в свое время было и с рынком ШПД. Один из руководителей крупного интернет-провайдера еще году в 2005 году говорил мне о том, что доступ в ШПД в хрущевках не нужен, потому что там у большинства жильцов просто нет на это денег. А через пару лет ситуация изменилась, и он уже рассказывал о том, что при подключениях хрущевок выяснилось, что там нет чердака, а есть лишь небольшой технологический зазор под крышей — сантиметров 50, 10 из которых занимает голубиный помет. А это означает, что в тот момент хрущевки уже стали перспективным рынком. Сейчас же на каждую 100-квартирную хрущевку приходится по 5 и более провайдеров.

Такая же судьба, я уверен, ждет и IoT-рынок: когда-нибудь умные домофоны, умное освещение и прочие технологические прелести появятся и там. Только в этом сегменте они будут появляться благодаря тем же интернет-гигантам, которые будут предлагать решения, не требующие глубокой интеграции с инфраструктурой, установки какого-то контроллера и всего того, что вызывает сложности при монтаже на готовую сеть.

Умные дома появятся и на вторичном рынке — это естественный путь развития.

— Когда умные дома в Петербурге станут массовым явлением?

— Мне кажется, года три на это хватит: тогда мы увидим не просто несколько проектов, но качественный сдвиг в этом направлении.