Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Превентивные методы и много «частников»: какой станет медицина Петербурга

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Развитие частной медицины, расширение ее присутствия — главный ресурс для улучшения системы здравоохранения, включая ее государственную часть.

Частники помогают государственным поликлиникам и больницам становиться лучше, снимая с них нагрузку — это один из очевидных уроков пандемии, подчеркнули участники встречи в клубе Winner «Петербург наших детей: медицина ближайшего будущего», организованной РБК Петербург. В неформальной беседе медики, поставщики оборудования и технологий для лечебных учреждений, благотворительных фондов, предположили, какие изменения произойдут в медицине города в ближайшие 5 — 10 лет.

Равные доли с государством

Даже если в данный момент государство не готово отдать медицинскому бизнесу значительную часть здравоохранения, позже оно обязательно к этому придет, предположили собеседники. Сейчас сфера деятельности частных клиник в Петербурге существенно ограничена, прозвучало на встрече. Например, в Петербурге частные игроки не могут заниматься лечением инфекционных заболеваний, в том числе, коронавируса, что негосударственным клиникам разрешено в Москве.

«Частной медицины должно быть больше; ряд направлений могут быть полностью переданы в частные руки или иметь равные доли с государством. От этого все только выиграют. Например, когда частным клиникам позволили участвовать в лечение пациентов за счет средств ОМС, мы подтянули ряд организационных моментов в оказании помощи по ОМС. По моему мнению, всю скорую помощь стоит отдать в руки частных клиник», — говорит сооснователь и главный врач медицинского холдинга «ГрандМед» Вадим Брагилев. По его словам, в петербургском здравоохранении через 15 лет будет гораздо больше частных клиник.

Вадим Брагилев, медицинский холдинг «ГрандМед»
Вадим Брагилев, медицинский холдинг «ГрандМед» (Фото: РБК Петербург)

Те направления медицины, которые «отданы на откуп» частным игрокам, развивались в последние десятилетия наиболее динамично и стали конкурентоспособными на мировом уровне. Это, например, стоматология, репродуктивная медицина и пластическая хирургия. По словам генерального директора стоматологической клиники «Мастерская Улыбок» Елены Адизовой, возможность начать бизнес в стоматологии может любой хорошо обученный выпускник медицинского университета, из-за чего число частных клиник в этой сфере и конкуренция растут, а вместе с ними — и качество. «Стоматологическое оборудование, образование — все стало доступным. В России сейчас стоматология на высочайшем уровне, точно не хуже, чем за границей. В каждом российском городе я знаю высококвалифицированных врачей и клиники с высоким качеством оказания стоматологических услуг», — говорит она.

Елена Адизова, стоматологическая клиника «Мастерская Улыбок»
Елена Адизова, стоматологическая клиника «Мастерская Улыбок» (Фото: РБК Петербург)

Квалифицированный менеджмент

Повышение управленческой культуры руководителей лечебных учреждений — одно из важных и недооцененных решений для будущего здравоохранения. Для качественной работы больницы важны не только хорошие кадры и достаточное финансирование, но и умение эффективно распоряжаться тем и другим. Сегодня, как отмечают участники Winner Club, ряд главврачей в медицинских учреждениях не имеет управленческого образования, и не может полноценно выполнять менеджерские функции. «В то же время и профессиональным менеджерам без медицинского бэкграунда сложно управлять больницей из-за непонимания сферы. Им будет банально сложно поставить правильные качественные KPI, связанные не с деньгами, а с результатами оказания медицинских услуг. Руководитель должен быть погружен в контекст организации, чтобы ей управлять. Но все же самое плохое, когда человек погружен в контекст, но не знает ничего про управление. Значит, в первую очередь нужно обучать управленческим навыкам людей с практическим опытом в медицине. От природы талантливые управленцы с полей не могут организовать систему здравоохранения без управленческих знаний, навыков и погружения в отрасль», — говорит ректор бизнес-школы ИМИСП Ярослав Павлов.

Ярослав Павлов, бизнес-школа ИМИСП
Ярослав Павлов, бизнес-школа ИМИСП (Фото: РБК Петербург)

Как отмечает генеральный директор компании «КЕЛЕАНЗ Медикал» Елена Кириленко, иногда из-за неграмотного менеджмента закупки оборудования в целях обновления «матчасти» городской медицины «бегут впереди паровоза». «Одна из иллюстраций моего тезиса — закупка ИВЛ в начале пандемии. В Петербург их завезли в большом количестве, часть долго лежала без движения — просто одними ИВЛ коронавирусные отделения не оснастишь. Постепенно выяснилось, что остро необходима инфузионная техника, аспираторы, мониторы пациента и многое другое. Я хочу сказать, что закупки не могут идти «впереди паровоза», то есть без «оцифровки» и мониторинга состояния материально-технического оснащения учреждений, понимания морального и физического износа оборудования, качества его технического обслуживания», — говорит она. По словам Кириленко, передовых, хорошо оснащенных лечебных учреждений в Петербурге становится больше, но средний уровень их оснащения «не очень радует».

Елена Кириленко, «КЕЛЕАНЗ Медикал»
Елена Кириленко, «КЕЛЕАНЗ Медикал» (Фото: РБК Петербург)

Цифровые технологии

Цифровые технологии за 10-15 лет вызовут важные изменения в петербургской медицине. Уже сейчас оцифровка началась в петербургском здравоохранении и в отдельных случаях дает очень заметные результаты. Частные клиники работают с big data и подключают искусственный интеллект. Как рассказывает Вадим Брагилев, в репродуктологии уже используется эмбрископ, который благодаря искусственному интеллекту отбирает лучшие эмбрионы. «Сейчас при этом происходит «обучение» компьютера за счет сбора и последующего анализа большого количества данных. Таким образом, это позволяет минимизировать ошибки и выбирать наиболее перспективный эмбрион. Тем не менее, даже используя ИИ, мы не можем исключить специалиста из процесса выращивания эмбриона. Такие технологии должны делать более качественной работу репродуктологов и эмбриологов», — считает он.

Впрочем, Елена Адизова полагает, что ряд профессий в ходе оцифровки медицины все же исчезнет. К таким относится зубной техник, который, по ее словам, вряд ли будет востребован через 10 лет. «Сейчас для того, чтобы снять слепки, достаточно буквально нажать несколько кнопок и отсканировать зубные ряды, распечатать получившийся образец на 3D принтере», — объясняет она.

Превентивная медицина

Вместе с этим важно двигаться по пути превентивной медицины. Это направление, по мнению главного врача центра репродукции «Генезис» Анастасии Семененко, станет колоссальным трендом на ближайшие 10-15 лет. «У нас в стране никогда не было тренда здоровье — такой менталитет. Люди не привыкли делать скрининговые исследования, чтобы на ранней стадии обнаружить начавшееся заболевание. Сейчас же люди стали понимать, что лучше предотвратить, чем потом лечить заболевание. Главное, что врачи стали делать упор на то, что большинство заболеваний можно предотвратить, если грамотно выстраивать образ жизни, свою систему здоровья, для того, чтобы заболевание не возникло», — говорит она.

Анастасия Семененко, «Генезис»
Анастасия Семененко, «Генезис» (Фото: РБК Петербург)

По словам Семененко, особенно превентивная медицина стала востребована в пандемию. Например, многие люди прочитали клинические исследования о том, что витамин D упрощает течение коронавируса, а также на переносимость заболевания влияет гормональный статус и показатель массы тела. Если следить за этими показателями, то болезней в целом будет меньше и они будут легче лечиться.

«Вот этот тренд — персонализированный подход, будет востребован в ближайшие 10-15 лет. Масса частных клиник туда уже движется и некоторые государственные клиники этот тренд поддерживают», — говорит она.

Безграмотный пациент и загруженные больницы

Для того, чтобы тренд на превентивную медицину «сработал», людей нужно просвещать о функционировании организма и здоровье со школьной скамьи. Как отмечают эксперты, школьный курс биологии усваивается далеко не всеми; люди не знают даже поверхностные медицинские аспекты, из-за чего неумышленно могут нанести вред своему здоровью. Следствием безграмотности пациентов становятся загруженные больницы.

«Мне бы хотелось, чтобы курс школьной биологии был развернут в сторону медицинского просвещения. У нас совершенно дикие представления о том, что такое здоровье и что такое болезнь - и, соответственно, полное непонимание того, как работают современные лекарства и современные прививки. Отсюда бесконечные страхи, предрассудки, отказ от лечения и вакцинации — и смерти, которых можно было бы избежать! И речь не только о прививках от новой коронавирусной инфекции. Например, в России очень низкий уровень вакцинации девочек от вируса папилломы человека. А тем временем этой прививке не один десяток лет, введено больше двухсот миллионов доз, в большинстве стран прививка уже не просто вошла в национальные календари, но рекомендована также и мальчикам. И мы видим результат: в тех странах, где эта прививка привычна, заболеваемость раком шейки матки стремительно пошла вниз, а у нас — наоборот, стремительно идет вверх», — говорит член правления благотворительного фонда AdVita Елена Грачева.

Елена Грачева, благотворительный фонд AdVita
Елена Грачева, благотворительный фонд AdVita (Фото: РБК Петербург)

По ее словам, сотрудники фонда регулярно объясняют партнерам и жертвователям, что спинной и костный мозг — это разные вещи, и никто при трансплантации костного мозга позвоночник пилой не вскрывает. Такие заблуждения и мифы необходимо развеивать еще на школьной скамье.

От первого лица В АПК выделился «крафт»
Содержание
Закрыть