От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

В АПК выделился «крафт»

Алексей Кольчик
Алексей Кольчик (Фото: АО «Россельхозбанк»)
Директор Санкт-Петербургского филиала РСХБ Алексей Кольчик — о трансформации сельскохозяйственного сектора и роли банков.

В агропромышленном комплексе продолжается инвестирование в развитие сельскохозяйственных мощностей, одновременно бурно развивается «крафтовое» фермерство — за счет растущего интереса к ЗОЖ и локальной продукции. Директор Санкт-Петербургского филиала Россельхозбанка Алексей Кольчик в интервью РБК+ рассказал о ключевых тенденциях в секторе АПК и планах банка по развитию профильного бизнеса.

Из финансистов в консультанты

— Ваши корпоративные клиенты — преимущественно представители агропромышленного комплекса. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние данного сектора?

— АПК — одна из немногих отраслей, которая не испытывала глобальных проблем, связанных с пандемией. Отчасти благодаря непрерывной поддержке государства. Так, в полном объеме продолжалось федеральное субсидирование ставки по кредитам как на инвестиционные цели, так и на текущую деятельность, сезонно-полевые работы. Кроме того, в этом году правительство Ленинградской области увеличило объем региональной поддержки.

Всего в Ленобласти в этом году на поддержку было выделено 5 млрд руб., в том числе 4,5 млрд руб. — из местного бюджета. В результате валовый продукт АПК по региону составил порядка 290 млрд руб.

Безусловно, сказался ряд общих для всего бизнеса проблем — глобальный рост цен на топливо, себестоимость строительных работ. Те, кто не успел перестроиться на новую товарную матрицу, особенно почувствовали их на себе. Но те, кто уловил вызовы рынка, в дальнейшем могут рассчитывать на неплохую рентабельность.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о новой товарной матрице?

— За эти полтора года мы очень сильно поменялись как потребители: вырос спрос на продукцию локальных производителей, на продукты для ЗОЖ. И это стало большим плюсом для регионального АПК. Например, если еще год назад фермерскую продукцию с трудом можно было найти на полках супермаркетов, несмотря ни на какие нормативные акты, то сегодня она стоит в отдельных холодильниках и пользуется большим спросом. Многие покупатели ушли в онлайн, и практически на любой платформе сегодня существует отдельная позиция, новая товарная матрица, связанная с фермерской продукцией. И это тренд, который будет развиваться и дальше.

Еще один тренд на ближайшие годы — интерес к местной продукции со стороны больших ресторанных групп и в целом сегмента HoReCa. Вплоть до того, что они готовы шефов посылать в фермерские хозяйства для заключения долгосрочных договоров. Это говорит о том, что наша продукция достигла определенного уровня качества, как например отрасль сыроварения. Но, к сожалению, отдельный фермер не может обеспечить фиксированный объем поставок стабильного качества. Мы сейчас обсуждаем эту проблему, в том числе, с органами государственной власти, чтобы формировать определенные кооперативы, которые смогут наполнять товарную матрицу и обеспечивать сбыт.

Возвращаясь к HoReCa, в нынешнем году мы поддержали гастрономический фестиваль «Farm — to — table», на протяжении которого, более 20 ресторанов Петербурга предлагали гостям блюда из фермерской продукции от 15 фермерских хозяйств. Фестиваль — это и есть признание качества и вкуса фермерских продуктов, надежный знак качества. Я уверен, что этот фестиваль вдохновит и рестораторов других регионов на более активное сотрудничество с фермерами.

«Если еще год назад фермерскую продукцию с трудом можно было найти на полках супермаркетов, несмотря ни на какие нормативные акты, то сегодня она стоит в отдельных холодильниках и пользуется большим спросом».

— Какова роль банка в этих процессах?

—Возросла роль банка не столько как финансового института, сколько как консультанта. Наши сотрудники в этом году потратили много времени на то, чтобы помогать коллегам реализовывать инвестиционные проекты, оформлять документы, взаимодействовать с фондами поддержки. Например, по двум нашим крупнейшим инвестпроектам произошло удорожание в среднем на 100-150 млн руб. — за счет роста стоимости металла, некоторых услуг и оборудования. И нам пришлось потратить много усилий на консультирование, сопровождение этих проектов.

— Каков был общий объем инвестиций в этих проектах?

— Порядка 1,6 млрд руб. каждый. Первый — это увеличение поголовья молочного стада на одном из лидирующих предприятий с полным циклом производства молока. Второй — комплексный проект по расширению производства по целой линейке товаров: полутвердые сыры, творог, йогурты. И он оказался для нас непростым. Компания закупала более 160 наименований оборудования, все цены в долларах, курсы менялись, ставки росли — мы постоянно встречались на кредитном комитете.

Крупный бизнес и «крафт»

— Получается, что несмотря на все сложности, инвестиции в отрасль идут?

— Да. По нашему филиалу банка мы оцениваем объем инвестиций в сельское хозяйство за 2021 год в районе 8-9 млрд руб., это, в основном, производство молочной продукции и яиц. Может показаться немного, но с учетом пандемии и увеличения процентных ставок мы этими цифрами гордимся.

«По нашему филиалу банка мы оцениваем объем инвестиций в сельское хозяйство за 2021 год в районе 8-9 млрд руб., это, в основном, производство молочной продукции и яиц».

— Как различается ситуация в АПК в зависимости от масштаба предприятий?

— Общий тренд сегодня состоит в разделении на крупный бизнес и фермерские хозяйства, так называемый «крафт». Одни могут делать меньшую наценку на больших объемах и работать на крупном опте, вторые — создавать большую добавленную стоимость. При этом не смотря на сложную финансовую и эпидемиологическую ситуацию предприятия Ленинградской области продолжали свои инвестиционные программы, занимались модернизацией оборудования и расширением производства.

— С какими итогами по размеру кредитного портфеля в корпоративном бизнесе вы подходите к концу года?

— Мы удвоили портфель по среднему бизнесу до 6 млрд руб., за счет профильного для нас сегмента. По крупному бизнесу мы практически утроили портфель—до 11 млрд руб. В основном за счет профильных предприятий, лидеров рынка нашего региона с выручкой свыше 10 млрд руб. Концентрация на профильном бизнесе — одна из частей нашей долгосрочной стратегии.

Особенности национального фермерства

— Расскажите, пожалуйста, о вашем опыте построения экосистемы в секторе АПК. В итоге это вылилось в своего рода маркетплейс сельскохозяйственной продукции, так?

— Мы запустили две цифровые платформы — «Свое фермерство» и «Свое родное». «Свое родное» - это, действительно, В2С платформа. Банк берет на себя функцию модератора, помогает подготовить продукцию к размещению, контролирует ее качество. Порой, например, приходится помогать фермерам сделать фото для размещения, поскольку им не до этого, а клиент покупает глазами. «Свое родное» — это маркетплейс, где любой фермер может бесплатно разместить товары и выйти на потенциально многомиллионную аудиторию. Ну, а потребитель может за пару касаний на экране смартфона заказать эту продукцию домой или договориться о самовывозе.

Наше преимущество в том, что мы присутствуем практически во всех регионах. Все, кого мы выставляем, — в большинстве случаев клиенты либо потенциальные клиенты банка. Только недавно на совещании коллеги рассказывали, как везли на машинах мед с гор, чтобы разместить на платформе, потому что в горах нет интернета и сервис этим фермерам недоступен при хорошем качестве их продукции.

Мы активно развиваем платформу, начиная с третьего квартала, и по итогам года планируем достичь 2 тыс. транзакций и подключить порядка 140 фермеров в нашем регионе.

— А «Свое фермерство»?

— Это В2В платформа, где фермер может без посредников приобрести оборудование, удобрения, услуги ветеринара — все, что нужно для ежедневной деятельности сельского хозяйства. Плюс консультации, семинары. Все это актуально в рамках текущей борьбы за себестоимость. Главная задача платформы «Свое фермерство» — разгрузить агрария, перевести рутинные задачи на автоматические рельсы, «проапгрейдить» сам бизнес. В итоге у фермера развязаны руки и освобождается время и внимание для того, чтобы развивать бизнес, двигать его дальше.

Помимо этого, мы также помогаем фермерам в плане обучения, подготовки персонала в рамках проекта «Школа фермера». Мы учим не только сельскому хозяйству, но и финансовой грамотности, потому что стандартная история — когда начинающий фермер берет множество кредитов как физическое лицо, забывает по ним платить и получает множество проблем. Проект «Школа фермера» работает на базе профильных вузов: в Петербурге — Академия менеджмента и агробизнеса при СПБГАУ и в Вологде — Молочнохозяйственная академия им. Верещагина. Более 120 человек закончат обучение по данной программе в этом году.

Также уже третий год Россельхозбанк реализует стипендиальную программу для студентов полусотни вузов, подведомственных Министерству сельского хозяйства. Сейчас таких студентов уже 450. В регионах нашего филиала 21 студент получил финансовую поддержку и носят звание степендиат РСХБ. Мы живем в условиях стремительного развития сельского хозяйства, которому требуются новые подходы, технологии, но, прежде всего, молодые прогрессивные специалисты. Мы хорошо понимает важность инвестиций в человеческий капитал. Поэтому мы продолжим делать все, чтобы в сельское хозяйство приходила активная трудолюбивая и широко мыслящая молодежь.

— Какие вы еще видите перспективные направления для развития экосистемы?

— Мы разработали и развиваем продукт, связанный с экотуризмом — «Свое родное». За городом. Возможно, как дополнительная опцию к покупке фермерской продукции — приехать, попробовать на месте, провести время. Часть фермерских хозяйств России, предлагающих услуги агротуризма, уже представлены на этой платформе. Пользователям доступны мастер-классы по приготовлению фермерских продуктов, дегустации, экскурсии по фермам, активный отдых и прогулки с животными. Вообще мы подсчитали, что потенциальный финансовый эффект развития агротуризма в России составляет до 55 млрд руб. в год, количество путешественников в сельскую местность может достигнуть 8 млн человек в год.

«Мы разработали и развиваем продукт, связанный с экотуризмом. Возможно, как дополнительную опцию к покупке фермерской продукции — приехать, попробовать на месте, провести время […] потенциальный финансовый эффект развития агротуризма в России составляет до 55 млрд руб. в год, количество путешественников в сельскую местность может достигнуть 8 млн человек в год».

Идеальный шторм после пика

— Какие тренды в уходящем году определяли работу банка с физическими лицами?

— В 2020 — 2021 для нас большую роль играла сельская ипотека в рамках программы развития сельских территорий. Был довольны длительный период, когда мы были активными участникам этой программы. Объем выдачи за 1 полугодие 2021 года составил 1,3 млрд руб. Далее сыграли роль одновременно два фактора: изменение формата госпрограммы, по которой была снижена этажность до 5 этажей и, соответственно, ушли все областные многоэтажные дома, и рост ключевой ставки Центробанка. В следующем году мы ожидаем, что условия по сельской ипотеке будут меняться, и она сконцентрируется на индивидуальном жилищном строительстве. Еще один тренд по ипотеке на следующий год — смещение спроса в сторону вторичного рынка.

«В следующем году мы ожидаем, что условия по сельской ипотеке будут меняться, и она сконцентрируется на индивидуальном жилищном строительстве. Еще один тренд по ипотеке на следующий год — смещение спроса в сторону вторичного рынка».

— Есть мнение, что ипотека на ИЖС — это утопия, поскольку банки хотят кредитовать только стандартные проекты, а загородный дом по определению уникален. Так ли это?

— Если мы говорим о ситуации, когда вы на своем участке со своим подрядчиком строите дом — таких предложений на ипотечном рынке действительно минимум. И это нормально, поскольку, когда 5 лет назад таких предложений было много, в том числе у крупнейших игроков, это привело к росту проблемной задолженности.

Поэтому в сельской ипотеке существует инструментарий, связанный с аккредитацией подрядчиков. У нас на текущий момент их порядка 70, у каждого — свои типовые проекты. У нас есть жесткие требования по оплате в соответствии со сметой, в этом отношении банк отчасти выполняет функции строительного надзора. В таком виде сельская ипотека может успешно работать. Если говорить о Ленобласти, здесь максимальная сумма выдачи по госпрограмме составляет 5 млн руб., с учетом первоначального взноса вполне можно реализовать проект среднего класса.

— Ощутили ли вы общую тенденцию к росту инвестиционной активности физических лиц?

— Да, переход к инвестиционным продуктам — общий тренд. Ставки по депозитам растут, но ставки по инвестпродуктам растут еще сильнее, поэтому клиенты диверсифицируют свои портфели. Востребованы инвестиционные инструменты, связанные с валютой, с нотами, с евробондами.

Банки, со своей стороны, в этом тоже заинтересованы. Сейчас не самые лучшие времена для банков с точки зрения доходности по портфелям активов и пассивов по физлицам. С одной стороны, старые ипотечные кредиты заключались под 6-7% годовых, с другой — депозиты уже перешли за линию 7,5%. Поэтому, в том числе, банки стремятся работать с инвестиционными инструментами. Мы видим устремленность в этом направлении и в маркетинговых кампаниях многих коллег. И в следующем году тренд развития инвестиционно-брокерских услуг будет продолжаться.

«Сейчас не самые лучшие времена для банков с точки зрения доходности по портфелям активов и пассивов по физлицам. С одной стороны, старые ипотечные кредиты заключались под 6-7% годовых, с другой — депозиты уже перешли за линию 7,5%. Поэтому, в том числе, банки стремятся работать с инвестиционными инструментами, где и они зарабатывают комиссию, и клиент получает доход».

— Какие еще тренды вы можете выделить в маркетинговых стратегиях банков?

— Для себя мы определили стратегию «банк с человеческим лицом» и продвигаем наши услуги с помощью амбассадоров. Лицами наших рекламных кампания становится люди неравнодушные, которые делают бизнес своими руками, работают и развивают сельское хозяйство. Мы ими дорожим и тем, что делаем вместе. В следующем году работу с амбассадорами планируем продолжить.

— Каковы ваши планы по развитию филиальной сети?

— Сегодня мы наблюдаем у крупных игроков банковского рынка две противоположные стратегии: одни заявляют об уходе в цифру и закрывают отделения, вторые, наоборот, развивают филиальную сеть. Мы пошли по второму пути, в этом году мы открыли 5 отделений, в следующем году тоже будут открытия. В том числе, большой ипотечный центр на Садовой, который станет нашим флагманом. В Ленинградской области и других регионах осваиваем отдаленные районы. Развитие на сельских территориях — часть стратегии банка и одна из наших основных задач.

От первого лица Переломный год для производительности труда
Содержание
Закрыть