#4 Бизнес и право, 27 декабря 2021
Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Рынок NFT искусства набирает обороты»

Майя Петрова
Майя Петрова (Фото: Юридическая фирма Letefico)
Управляющий партнер юридической фирмы Letefico Майя Петрова — об особенностях правового регулирования сферы цифрового искусства.

«Если еще в 2014 — 2015 годах сфера культуры и искусства достаточно скептически смотрела на цифровизацию и применение современных технологий в своей деятельности, то с появлением новой Covid-реальности в 2020 году стало понятно, что без использования мультимедийных технологий, виртуальной и дополненной реальности и блокчейн придется очень нелегко. Смена мирового уклада, политические и экономические изменения требуют адаптации культурных институций для того, чтобы иметь возможность развиваться, просвещать и приобщать общество к культурному и историческому наследию, сохранять его, в том числе в цифровом формате. Но такая реальность диктует новые правила игры.

Применение цифровых технологий требует от культурных институций поиска и привлечения дополнительного финансирования и профильных IT-специалистов, дизайнеров, обеспечения информационной безопасности при хранении и передаче данных, нового подхода к выстраиванию бизнес-процессов и системы документооборота и т.п. Учитывая это, все большую роль приобретает диверсификация источников финансирования, применение инструментов фандрайзинга, расширение круга меценатов и благотворителей, развитие «клубов друзей» и т.п.

Важно понимать, что сама по себе оцифровка не изменяет режим прав на оригинальные произведения искусства, однако в результате оцифровки появляются цифровые копии произведений, права на которые также принадлежат культурной институции. Например, если произведение искусства находится в коллекции музея, то исключительные права на объекты интеллектуальной собственности, содержащиеся в произведениях искусства, также принадлежат музею, или правообладателю исключительных прав на интеллектуальную собственность, например, автору произведения искусства или коллекционеру.

Цифровые копии произведений искусства могут содержать результаты интеллектуальной деятельности (РИД) авторов – лиц, которые их создают. На основе цифровых копий произведений искусства с согласия правообладателя исключительных прав можно создавать производные произведения, содержащие РИД, путем переработки оцифрованных копий. В будущем такие цифровые копии произведений искусства можно использовать не только для размещения на сайте, создания виртуальных туров, выпуска сувенирной продукции, издания каталогов и книг, но и коммерциализировать их иным способом. Например, путем создания и реализации NFT [non-fungible token — невзаимозаменяемый токен] на маркетплейсах по всему миру, создания виртуальной выставки или музея.

Флагманом в данном направлении в 2021 году выступил Государственный Эрмитаж, который своим примером создания и продажи NFT на основе произведений искусства из своей коллекции продемонстрировал возможности использования цифровых активов для получения дополнительного финансирования, популяризации музейного фонда и привлечения дополнительного внимания к культурной институции.

Существующая технология блокчейна позволяет идентифицировать принадлежность каждого NFT конкретному владельцу и все операции, совершенные с конкретным NFT, а также исключает возможность подделки этих данных. Но главная проблема рынка по-прежнему — вопрос авторского права.

Несмотря на длительный период существования института авторского права именно этот аспект применительно к обороту NFT остается неурегулированным должным образом. Происходит это по следующим причинам: во-первых, сами маркетплейсы должны вводить правовое регулирование размещения и оборота NFT на своих площадках, а также проводить предварительную экспертизу наличия и принадлежности авторских прав лицам, размещающим NFT для продажи. В настоящее время, такая экспертиза, к сожалению, не проводится. Максимум, лицо, размещающее NFT для целей продажи, само выдает гарантию того, что является правообладателем исключительных прав или лицензии, позволяющих продавать NFT.

Во-вторых, сами авторы произведений, цифровые копии которых использованы в NFT, зачастую не умеют или не берутся защищать свои права даже в очевидных и публично доступных случаях нарушения их авторских прав при выпуске и продаже NFT.

Рынок NFT искусства сравнительно молодой, только набирает свои обороты, и совершенно закономерно, что он требует проработки вопросов саморегулирования его профессиональными участниками, а также повышения уровня правовой грамотности авторов и участников этого рынка.

Полагаю, что в будущем уровень правового регулирования в отношении цифровизации сферы культуры и искусства будет расти. И культурным институциям, и авторам, и коллекционерам, и меценатам придется более углубленно разбираться не только в вопросах авторского права, музейного права, но и права информационных технологий, блокчейне. Возможно, будут появляться какие-то новые комбинированные направления правового регулирования, которые будут продиктованы изменением реальности. За примерами далеко ходить не надо — возьмем хотя бы один из последних трендов — появление Метавселенных виртуальной реальности, которые уже активно развиваются мировыми IT-гигантами. Это совершенно новая реальность, которая набирает обороты и живет по своим законам, и, безусловно, потребует продвинутого комплексного подхода к ее правовому регулированию».

Инструменты «Цифровой марафон» для криптоактивов
Содержание
Закрыть