Практика , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Банкротное равновесие

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Лавинообразного роста исков о банкротстве в начале 2021 года не произошло, но эксперты не исключают что он еще впереди для целого ряда отраслей.

С 8 января 2021 года в России завершилось действие моратория на банкротство, но число исков, вопреки ожиданиям, выросло незначительно. Что принесло снятие моратория, какие отрасли и компании все еще в зоне риска, какие изменения в законодательство о банкротстве были внесены в этом году, а какие планируются в рамках нового законопроекта и его альтернативных версий — в материале РБК+ Петербург.

К чему привела отмена моратория

В целом по стране за 6 месяцев 2021 года, по данным отчета судебного департамента при Верховном суде РФ, было рассмотрено 80,8 тыс. заявлений о признании должника несостоятельным. Из них, более 78% — заявления о банкротстве физических лиц; около 20% — заявления о банкротстве юридических лиц; и лишь 2% — заявления о банкротстве индивидуальных предпринимателей.

«Данные цифры отражают рост числа банкротных дел, по сравнению с 2020 годом, — констатирует советник практики банкротств и корпоративных конфликтов юридической компании «ССП-Консалт» Светлана Бородкина. — Хотя большинство экспертов ожидали глобальную, лавинообразную волну банкротств в течение двух-трех месяцев после отмены моратория. Как показала статистика Верховного Суда РФ, схода лавины не произошло».

Светлана Бородкина, «ССП-Консалт»
Светлана Бородкина, «ССП-Консалт» (Фото: ССП-Консалт)

Имело место небольшое увеличение количества заявлений о банкротстве после восстановления экономической активности. «Но это увеличение можно рассматривать в рамках сезонной погрешности и существенного влияния данная процедура не повлекла», — говорит советник практики «Разрешение споров», Borenius Russia Андрей Бежан.

Андрей Бежан, Borenius Russia
Андрей Бежан, Borenius Russia (Фото: Borenius Russia)

Число дел о банкротстве в Петербурге и Ленобласти:

За 9 месяцев 2021 года — 11,5 тыс.

за 9 месяцев 2020 — 7,7 тыс.

за 9 месяцев 2019 — 6,5 тыс.

По данным картотеки арбитражных дел

«Можно сказать, что Петербург оправдал мои ожидания: количество конкурсных производств, открывшихся за первые девять месяцев 2021 года, выросло на 16,5% по сравнению с аналогичными показателями прошлого года», — отмечает руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин.

Сергей Бакешин,  Maxima Legal
Сергей Бакешин, Maxima Legal (Фото: Maxima Legal )

Эксперты видят в этом положительное влияние моратория на банкротство. «Введенный правительством РФ в начале апреля 2020, и продлившейся чуть более 9 месяцев, он оправдал свои основные задачи — помог части компаний из числа наиболее пострадавших от пандемии отраслей остаться на плаву и пережить кризисный период. С большими потерями, но все же — пережить», — добавляет Светлана Бородкина.

В ожидании пика

Однако, по мнению ряда экспертов, пик может быть еще впереди. «На текущий момент можно говорить, что прогнозы о «цунами» банкротств после завершения моратория не оправдались, возможно, с оговоркой «пока» не оправдались», — говорит управляющий партнер юридической компании Legal to Business Светлана Гузь.

Светлана Гузь, Legal to Business
Светлана Гузь, Legal to Business (Фото: Legal to Business)

Как показал прошедший год, представители бизнеса могут объявить «водяное перемирие» и в большинстве случаев урегулировать разногласия путем переговоров. В тоже время специалисты отмечают увеличение количества публикаций о намерении инициировать процедуру несостоятельности в отношении третьих лиц. «Это может свидетельствовать о росте просроченной задолженности, что вынуждает кредиторов использовать уведомления о намерении, как предупреждение о необходимости погасить долг. Несмотря на присутствующий в таком поведении элемент «шантажа», данный инструмент иногда работает, и позволяет получить от должника причитающееся, не переходя к процедуре несостоятельности», — добавляет Светлана Гузь.

«Не исключаю, что пик банкротств ожидает нас в будущем, поскольку возможно многие компании все еще находятся на этапе взысканий задолженности. Но, по всей видимости, мораторий на банкротство действительно выполнил свою задачу и предотвратил массовое банкротство компаний, которые наиболее пострадали от пандемии коронавируса», — говорит адвокат практики «Арбитраж/Разрешение споров» адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев.

Дмитрий Якушев, «Андрей Городисский и партнеры»
Дмитрий Якушев, «Андрей Городисский и партнеры» (Фото: пресс-служба)

Какие компании в зоне риска

Наиболее часто иски о банкротстве поступают к торговым и строительным компаниям. Это связано со спецификой деятельности: длинные цепочки поставок, работа с субподрядчиками.

Увеличение исков возможно также в сфере туризма, прогнозируют юристы.

Все чаще процедуры вводятся в отношении небольших компаний, у которых может не быть никакого имущества.

Лидерами по числу банкротных дел являются: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Свердловская область и Республика Татарстан. По данным Федресурса, на них приходится более 60% процедур банкротства.

Критичные изменения

Помимо снятия моратория, в этом году были внесены изменения и в само законодательство о банкротстве. Среди наиболее значимых — усиление уголовной ответственности за преднамеренное банкротство, информирование ЦБ о контролирующих лицах, учет цифровых активов в имуществе должника и др.

«Все изменения законодательства — реакция на назревшую необходимость, они важны для всех участников рынка, — уверена Светлана Гузь. — Должники и лица, контролирующие должников, понимают риски, а усиление уголовной ответственности, подстегивает к более внимательным и осмотрительным действиям. Информирование ЦБ о контролирующих лицах воспринимается кредиторами как «законодательный» ответ на длительные и порой дорогостоящие мероприятия по раскрытию корпоративной «вуали» для привлечения к ответственности лиц, ответственных за дефолты».

Основные изменения в действующем законодательстве имеют единое направление — получение большего контроля над процедурами банкротства в части привлечения контролирующих должника лиц и иных участников к ответственности (гражданско-правовой и уголовной), считает Светлана Бородкина.

Но наиболее значимые изменения, которые затронут всех должников, произошли в судебной практике. «Конституционный суд РФ в апреле этого года открыл кредиторам возможность преодолевать исполнительский иммунитет единственного жилья и обращать на него взыскание в том случае, если стоимость такого жилья явно превышает потребности гражданина-банкрота. Верховый суд РФ, в свою очередь, установил порядок «размена» кредиторами излишнего жилья должника на более скромную недвижимость», — напоминает Дмитрий Якушев.

В будущем реализация единственного жилья в личном банкротстве, число дел по которому растет с геометрической прогрессией, может получить широкое распространение, уверен Сергей Бакешин.

До постановления КС случаи обращения взыскания на единственное жилье встречались в практике, при явно высокой стоимости жилья по отношению к сумме долгов, напоминает Андрей Бежан. «Однако принятие Конституционным судом указанного постановления, направленного на отход от концепции неприкосновенности единственного жилья, позволит правоприменителю еще дальше продвинуться в противодействии недобросовестным должникам», — добавляет он.

Новый закон

В этом году получило продолжение обсуждение новой редакции закона о банкротстве Минэкономразвития, документ будет рассмотрен на осенней сессии нового созыва Государственной думы. В частности, в нем предусмотрены замена наблюдения и финансового оздоровления на реструктуризацию долгов, увеличена очередность, пересмотрена роль арбитражного управляющего и заложено реформирование процедуры торгов.

Опрошенные РБК+ юристы скептически оценивают перспективы принятия нового закона. «Подобные попытки изменения закона предпринимаются более 10 лет, и законодатель до сих пор не принял соответствующее решение, которое повлечет пересмотр сложившегося подхода к сопровождению дел о банкротстве, — говорит Андрей Бежан. — При этом надо отметить, что необходимость реформирования законодательства о банкротстве назрела давно, учитывая печальную статистику погашения требования кредиторов в делах о банкротстве».

С необходимостью изменений согласны и другие эксперты. «Значительная часть предлагаемых в закон о банкротстве изменений диктуется практикой. Например, внешнее управление и, особенно, финансовое оздоровление настолько редко применялись, что сильно грустить по ним никто не будет. От трехэтапных торгов (два аукциона и публичное предложение) тоже давно пора было отказаться. Они только затягивают процедуру, а имущество должника обычно продается на последних периодах снижения цены в публичном предложении», — поясняет Сергей Бакешин.

Эффективность других изменений можно будет проверить только на практике. Например, процедуры реструктуризации и конкурсного производства. Они применяются с 2015 года в банкротстве граждан. «Преимущество этого подхода в том, что независимо от воли кредиторов должнику сначала предоставляется возможность восстановить бизнес под контролем суда, — поясняет Дмитрий Якушев. — Таким образом, на мой взгляд, будет лучше соблюдаться баланс интересов должника и кредиторов, т.к. на сегодняшний день должник из-за давления кредиторов практически лишен возможности восстановить платежеспособность».

Но утверждать о массовой популярности процедуры реструктуризации долгов пока невозможно: «поскольку даже в текущей практике стороны крайне редко готовы садиться за стол переговоров», уточняет Светлана Бородкина.

Роль управляющего

Много вопросов вызывает порядок выбора арбитражных управляющих. «Изменение института назначения, контроля и стимулирования арбитражных управляющих — решение давно существовавшей проблемы, которое позволит создать более объективную и беспристрастную систему арбитражных управляющих, определить более жесткие рамки контроля за деятельностью управляющих (помимо существующих методов контроля)», — полагает Светлана Бородкина.

Но для этого арбитражные управляющие, прежде всего, должны стать финансово независимыми от должника или кредитора, а меры ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражным управляющим должны быть максимально строгими, полагает Светлана Гузь, иначе изменение механизма не будет иметь значения: «Потребуется чуть больше времени на установление и выстраивание «схем лояльности». Но с практической точки зрения для кредиторов и должников мало что изменится».

На усиление финансовой независимости управляющих направлены положения альтернативного законопроекта о банкротстве, внесенного 11 октября 2021 в Госдуму депутатом от «Справедливой России» VII созыва Ириной Чирковой, разработанного совместно с Национальным Союзом профессионалов антикризисного управления. Законопроект по сравнению с редакцией Минэкономразвития более лоялен к арбитражным управляющим. Например, он предлагает применять процедуру отбора только в случае признаков заинтересованности управляющего и кредитора/должника, то есть закрепляет текущую правоприменительную практику. Пока законопроект направлен в профильный комитет Госдумы.

Перспективы регулирования

По мнению экспертов, выбор оптимальных изменений, вносимых в закон о банкротстве, потребует времени, а принятие закона может быть вновь отложено. Несмотря на это, вносимые предложения являются актуальными и соответствуют европейским трендам развития процедуры банкротства.

«На наш взгляд механизмы оспаривания сделок и привлечения к субсидиарной ответственности получили свое должное развитие, сделав законодательство о банкротстве однозначно прокредиторским. Если произойдет принятие новых поправок, то развитие законодательства пойдет по пути адаптации новых норм к практике сопровождения дел о банкротстве», — отмечает Андрей Бежан.

По словам Сергея Бакешина, законодательство о банкротстве и дальше будет развиваться по прокредиторскому сценарию. «Внесенный в Госдуму законопроект не содержит института, о необходимости которого давно говорят специалисты, — консолидированного банкротства, которое может применяться как к группам аффилированных компаний, так и к супругам», — отмечает он.

Законодательное регулирование банкротства групп компаний не только должно способствовать консолидации материальных активов, но и сократить число процедур. «При банкротстве группы компаний, учитывая все активы и пассивы группы, кредиторы объективно могут оценить возможность восстановления платежеспособности, что поспособствует применению реабилитационных процедур, — поясняет преимущества законодательного регулирования банкротства групп компаний Светлана Гузь. — Объединение процедур группы компаний может положительно сказаться и на реализации активов, способствовать быстрой и эффективной реализации».

С другой стороны, эксперты давно обсуждают процедуры, распространенные в западных странах, например Сram down [от англ. ограничение или подавление]. Суть механизма заключается в утверждении судом плана реструктуризации задолженности, за который проголосовало определенное количество кредиторов, вопреки возражениям отдельных крупных кредиторов. «Данный механизм может повысить эффективность реабилитационных процедур, поскольку, как правило, у крупных кредиторов нет мотивации договариваться с должником и ждать выхода его бизнеса из кризиса», — поясняет Дмитрий Якушев.

От первого лица Водяное перемирие
Содержание
Закрыть