Максим Кущ: «Нашей задачей было дать клиентам время для маневра»
Материалы выпуска
«Каждый пятый клиент Private Banking — из сферы IT» Экспертиза «Пандемия укрепила тренд на развитие онлайн-сервисов» Экспертиза Максим Кущ: «Нашей задачей было дать клиентам время для маневра» Экспертиза Кредитные качели Инструменты Краеугольный камень ведения бизнеса Экспертиза Продержаться до апреля Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Максим Кущ: «Нашей задачей было дать клиентам время для маневра»

Начальник управления по Санкт-Петербургу и Ленинградской области департамента регионального корпоративного бизнеса банка ВТБ Максим Кущ – об особенностях работы банковского сектора в период пандемии.

Банки вели активную работу по реструктуризации долгов и улучшению различных сервисов для среднего и малого бизнеса во время первой волны пандемии. О мерах поддержки клиентов, опыте работы по госпрограммам и развитии продуктов для предпринимателей в интервью РБК+ рассказал начальник управления по Санкт-Петербургу и Ленинградской области департамента регионального корпоративного бизнеса банка ВТБ Максим Кущ.

КАНИКУЛЫ ДЛЯ БИЗНЕСА

— Как вы оцениваете последствия первой волны пандемии для среднего и малого бизнеса, и в каких его отраслях фиксируете наибольшие сложности?

— Ограничительные меры, связанные с пандемией, по-разному повлияли на наших клиентов. В большей степени, конечно, пострадал сектор B2C, особенно небольшие заведения и компании сферы услуг и торговли, у которых вся деятельность и выручка были связаны непосредственно с физическими лицами. Но в целом это вопрос даже не отраслей, а каждой конкретной компании. Пандемия, как и любой вызов в экономике, от всех потребовала гибкости и оперативности в принятии решений. Какие-то предприниматели имели запас прочности и были в хорошей форме с точки зрения финансов или успели быстро перестроиться под новые реалии, какие-то нет. ВТБ начал готовиться к поддержке клиентов заранее, понимая, что обслуживать долг в прежнем режиме те компании среднего и малого бизнеса, на которых более всего подействуют ограничения, не смогут, поэтому дать им время для маневра было нашей прямой обязанностью.

— Что вы сделали в первую очередь, чтобы избежать роста проблемной задолженности?

— Качество нашего кредитного портфеля высокое в целом. У нас большая экспертиза в оценке рисков и сильный институт персональных менеджеров. При этом примерно в середине марта, проанализировав пострадавшие отрасли и пул наших заемщиков, уже понимая, что банку предстоит большая работа по поддержке бизнеса, мы утвердили для менеджеров на местах возможность принимать решение о проведении реструктуризации в пределах года. Практически единственным требованием для одобрения было отсутствие компании в очереди на ликвидацию. Более сложные кейсы мы выносили на коллегиальный орган. Но в необходимые сроки оформили отсрочки всем, кому это требовалось. И первый результат этой работы увидели после нерабочих недель и календарных праздников 12 мая — в день, на который возникало обязательство клиентов по кредитным платежам. На эту дату на общий портфель в размере 90 млрд рублей техническая просрочка составила лишь около 2 млн, при этом в течение следующих нескольких дней и она была закрыта.

В общей сложности мы реструктурировали около четверти нашего портфеля, одобрив 98% заявок по первому обращению. На этот инструмент приходится самый большой объем поддержки, сумма подписанных соглашений по этому направлению составила 27 млрд рублей.

— Отсутствие компании в списке ликвидируемых было единственным требованием для реструктуризации?

— По сути да, единственный барьер. Никому из клиентов, кто до этого добросовестно исполнял свои обязательства и действительно нуждался в поддержке, планируя продолжать деятельность, мы не отказали, и в результате по своему портфелю новых дефолтов не получили. Мы хорошо знали своих клиентов, заранее с ними общались и проговаривали, какие у них потребности в сложившейся ситуации, какие способы урегулирования, какое им нужно время для маневра, чтобы поправить дела и адаптироваться к новым условиям.

Конечно, говорить о финале преждевременно. Ковид распространяется более активными темпами, и что будет дальше, загадывать рано и с точки зрения дальнейших ограничений, и с точки зрения возможных экономических проблем наших клиентов. Но многие из них уже перестроили свои графики платежей и все финансовые инструменты под новые бизнес-процессы. Кто-то пока не столь активен, но мы уже видим реализацию отложенного спроса на финансирование. Думаю, многие предприниматели сумеют наверстать упущенное.

НОВЫЕ ПРОДУКТЫ

— В каких направлениях развивались продукты банка для бизнеса?

— Если говорить о кредитовании, то тот продуктовый ряд, который был у нас до пандемии, в принципе подходит под любые запросы бизнеса: это и инвестиционные кредиты, и пополнение оборотных средств, и рефинансирование — на различные сроки, необходимые нашим клиентам. Большая часть нововведений была внедрена в соответствии со стратегией банка по цифровизации в направлении обслуживания клиентов по дистанционным каналам, а также расчетным и небанковским сервисам.

— Какие новые сервисы появились?

— Например, мы без визита в банк резервируем расчетные счета на сайте по минимальным клиентским данным, за 20 минут открываем расчетные счета для индивидуальных предпринимателей, единолично управляющих бизнесом, в офисах банка в присутствии клиента. У нас появились новые сервисы по универсальным картам для бизнеса — автопополнение, установка расходных лимитов и прочие.

В начале пандемии мы выпустили удобное приложение с полностью цифровой бухгалтерией для индивидуальных предпринимателей, летом был обновлен мобильный банк для бизнеса.

Также масштабировали интересный и востребованный продукт − приложение «ВТБ Бизнес QR» для платежей с помощью QR-кода через СБП. Оно не требует никакого дополнительного оборудования или банковской карточки, предприниматель может скачать его на смартфон. Деньги мгновенно поступают с минимальной комиссией — от 0,4% до 0,7% в зависимости от сферы деятельности. Сейчас, когда бизнес старается сократить издержки всеми возможными способами, это один из вариантов для экономии.

ПРОГРАММЫ ГОСПОДДЕРЖКИ

— Как изменился портфель банка с марта?

— С марта по август больше всего cил было направлено на программы поддержки бизнеса. Так, мы заключили 1,1 тыс. соглашений на 4,5 млрд рублей по постановлению правительства РФ N696 (кредитование на возобновление деятельности) и 380 соглашений на 2,3 млрд рублей по постановлению правительства РФ N422 (на выплату зарплаты). Для запуска и реализации этих программ была проделана масштабная внутренняя работа, а для клиентов процедура получения кредитов максимально упрощена — нужно было предоставить небольшой пакет документов. На этот период пришелся пик заявок по госпрограммам, т.к. неопределенность в экономической ситуации была особенно ощутима, соответственно, классических сделок по стандартным продуктам было не очень много.

В конце августа ситуация стала спокойнее, рынок оживился, бизнес немного адаптировался, перестроился, стало понятно, что делать дальше, и спрос на стандартные оборотные продукты и долгосрочное инвестиционное финансирование начал восстанавливаться. Кто-то перераспределил активы, кому-то потребовалось расширяться, возобновились сделки на покупку оборудования, недвижимости, реализацию новых проектов.

Несмотря на сложный период, рост нашего кредитного портфеля в сегменте среднего и малого бизнеса по Петербургу и Ленинградской области с начала года составил 15%. По итогам трех кварталов он превысил 93 млрд рублей. Мы увеличили количество заемщиков в два раза.

— Обращались ли в ВТБ за рефинансированием клиенты других банков?

— Такая практика в принципе существует, предприниматели выбирают наиболее комфортные для себя условия обслуживания кредита. И в течение второго и третьего кварталов клиенты других банков к нам обращались за рефинансированием кредитов, взятых до пандемии. Но здесь все очень индивидуально, и мы с учетом экономической ситуации осторожно подходили к подобным вопросам. Если мы видели, что бизнес даже в пандемию продолжается, у него есть перспектива, то принимали положительное решение. А если ему не хватало определенности, то и к вопросу перекредитования подходили очень аккуратно.

— Достаточными ли были меры поддержки бизнеса со стороны государства, на ваш взгляд?

— Считаю, что да. У нас не было вопиющих случаев, когда клиентам требовалась поддержка, а лимиты уже закончились. Мы не сталкивались с тем, чтобы большая часть компаний не попадала под условия программ поддержки. Фактически параметры этих программ были достаточно широкие и неоднократно обновлялись, а вместе с нашими собственными инструментами позволили охватить тех, кто нуждался в помощи.