Кредитные качели
Материалы выпуска
«Каждый пятый клиент Private Banking — из сферы IT» Экспертиза «Пандемия укрепила тренд на развитие онлайн-сервисов» Экспертиза Максим Кущ: «Нашей задачей было дать клиентам время для маневра» Экспертиза Кредитные качели Инструменты Краеугольный камень ведения бизнеса Экспертиза Продержаться до апреля Экспертиза
Инструменты Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Кредитные качели

Банкиры, юристы и представители инфраструктуры - об особенностях кредитования малого бизнеса в период пандемии.
Фото: pixabay.com

Малый бизнес оказался одним из самых пострадавших в результате пандемии коронавируса, однако банки пока не отмечают ухудшения качества портфелей кредитов, выданных компаниям этого сегмента. Предприниматели в целом сумели адаптироваться к новым условиям, в том числе благодаря программам поддержки бизнеса со стороны банков и государства, спрос на кредиты увеличивается. Несмотря на это, риск роста проблемной задолженности сохраняется, ее реальный объем будет окончательно понятен не раньше второй половины 2021 года. Таким прогнозом поделились участники круглого стола РБК Петербург «Кредитный потенциал: особенности кредитования малого и среднего бизнеса в период пандемии».

Лучше, чем казалось

Последствия первой волны выглядят пока гораздо менее разрушительными, чем представлялось в середине весны, когда вводились первые ограничительные меры, связанные с пандемией. «Тогда было неполное понимание возможного развития ситуации, что порождало пессимистические ожидания. Банки не понимали, как поведет себя малый бизнес, насколько быстро перестроится», — вспоминает директор департамента малого и среднего бизнеса Санкт-Петербургского филиала ПСБ Александр Хайкинсон. «Однако негативные ожидания, как выяснилось, были преувеличены, — продолжает он. — Мы видим, что малый бизнес оказался достаточно гибок, и предприниматели быстро подстраиваются под ситуацию. Поэтому самые худшие ожидания не оправдались — даже напротив».

Александр Хайкинсон (ПСБ)

«С начала коронакризиса на ликвидацию ушло порядка 1,5% клиентов нашего банка из числа компаний малого бизнеса», — поделился статистикой директор управления продаж малому бизнесу Северо-Западного Сбербанка Игорь Трепов.

По словам начальника управления по Санкт-Петербургу и Ленинградской области департамента регионального корпоративного бизнеса банка ВТБ Максима Куща, предпринятые меры поддержки позволяют сохранять оптимальный уровень риска по кредитному портфелю среднего и малого бизнеса, который сейчас у ВТБ по городу и области приближается к 100 млрд рублей.

Игорь Трепов (Сбербанк)

Выиграть время

«Нашей основной задачей было предоставить предпринимателям время и возможность для маневра, чтобы они успели перестроиться под новую действительность», - говорит Максим Кущ.

Максим Кущ (ВТБ)

Татьяна Савина, исполнительный директор, управляющий филиалом Банка УРАЛСИБ в Санкт-Петербурге перечисляет ключевые программы помощи заемщикам банка: «Предоставление кредитных каникул в срок до 9 месяцев, как на основной долг, так и основной долг с процентами, отмена минимальной комиссии по эквайрингу в апреле и мае, пакеты услуг по бесплатному рассчетно-кассовому обслуживанию, а также совместное предложение, включающее беспроцентное кредитование клиентов на выплату заработной платы от МСП Банка и бесплатное открытие и ведение расчетного счета в рамках ряда пакетов услуг по РКО».

Татьяна Савина (УРАЛСИБ)

«Мы разработали и внедрили наиболее востребованные малым бизнесом услуги, — добавляет Татьяна Савина. — Оперативное реагирование на резко меняющуюся ситуацию стало важным для нас шагом: мы поддержали своих клиентов в сложной ситуации, при этом важно было сформировать предложения таким образом, чтобы были учтены возможные риски. На мой взгляд, мы справились с задачей и смогли перестроить свою работу без ущерба для наших клиентов».

Бизнес мог рассчитывать и на государственные программы — кредиты по льготным процентным ставкам — 0% и 2%. Эти средства можно было получить на пополнение оборотных средств и выплату заработной платы. Для получения льготных кредитов необходимо сохранять численность персонала не ниже 90% до 1 апреля 2021 года. Кроме того, до 7 января 2021 года установлен мораторий на банкротство предприятий из особо пострадавших отраслей. Субъекты малого и среднего предпринимательства, чья деятельность относится к перечню наиболее пострадавших отраслей в соответствии с 106-ФЗ, могли также уйти на кредитные каникулы до 6 месяцев.

По словам Игоря Трепова, Северо-Западный Сбербанк за второй-третий квартал выдал льготных кредитов под 0% и 2% годовых бизнесу на общую сумму около 20 млрд рублей. «Сейчас программа завершилась, но наступил интересный период. Если в компании происходит снижение численности персонала ниже 90%, компания должна будет этот кредит оплатить, если нет — он переходит в разряд субсидии, — говорит Трепов. — К сожалению, мы уже наблюдаем кейсы, когда клиенты переходят этот порог сокращения персонала. И мы бы хотели призвать предпринимателей продержаться до 1 апреля, когда будет сделана финальная оценка по этим кредитам».

Помощь и формальности

Александр Хайкинсон напоминает, что на старте программы льготного кредитования на выплаты заработной платы у предпринимателей было много вопросов по поводу уровня одобрений заявок. «Мы отслеживали факторы, влияющие на уровень одобрения, и главная причина отказа — несоответствие требованиям самой программы. Чаще всего ОКВЭД формально не совпадал с утвержденным перечнем несмотря на то, что компания могла по факту относиться к пострадавшим отраслям, занимаясь, например, общественным питанием. Когда была проведена разъяснительная работа, подобных претензий больше не поступало», — говорит Александр Хайкинсон.

По словам заместителя директора департамента среднего бизнеса Санкт-Петербургского филиала ПСБ Игоря Петрова, банк уже выдал по государственным программам поддержки в рамках постановления правительства 696 и 422 более 4 млрд рублей кредитов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. «Объемы говорят сами за себя», — резюмирует Петров.

Игорь Петров (ПСБ)

«До минувшей весны ОКВЭД не считался предпринимателями чем-то важным, — комментирует партнер юридической фирмы Legal to Business Дарья Филина. — Далеко не все компании занимались деятельностью по основному ОКВЭДу, потому многие не смогли воспользоваться мерами господдержки». По словам Филиной, уже есть судебные прецеденты, когда компании оспаривают решение об отказе в субсидии по причине работы в одной из пострадавших отраслей не по основному ОКВЭДу. Первая судебная инстанция встала на сторону предпринимателей, говорит Дарья Филина и прогнозирует большое количество споров с госорганами по этому поводу.

Дарья Филина (Legal to Business)

Стоит отметить, что программы господдержки, включавшие предоставление льготных кредитов, предлагались не только федеральными, но и региональными властями. Так, в комплекс региональных мер поддержки МСП вошли программы Фонда содействия кредитованию малого и среднего бизнеса, которые предполагали выдачу беззалоговых займов на выплату заработной платы, поддержку и возобновление деятельности для компаний из списка наиболее пострадавших в пандемию отраслей. «Займы Фонда предоставлялись в размере до 5 млн рублей на три года. На первый год ставка составляла 1% годовых, со второго года ставка увеличивалась до 2%, с третьего — до 3% годовых», — рассказывает исполнительный директор НО «Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса, микрокредитная компания» Александра Питкянен.

Александра Питкянен (НО «Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса, микрокредитная компания»)

После погашения основного долга и процентов, а также при условии сохранения численности сотрудников предприниматели смогут в 2023 году получить в Комитете по промышленной политике, инновациям и торговле Петербурга безвозмездную субсидию на развитие деятельности, сообщает Александра Питкянен. По ее словам, на предоставление беззалоговых займов правительство города выделило 2 млрд рублей, уже выдано 466 займов на сумму 1,7 млрд рублей, что позволило поддержать около 10 тыс. рабочих мест в секторе МСП. «В отличие от федеральных программ, распространяющихся только на предприятия, пострадавшие от пандемии, мы добавили дополнительные коды ОКВЭД, и перечень отраслей, которые смогли рассчитывать на поддержку Фонда, значительно расширен», — отдельно подчеркивает Александра Питкянен.

Возвращение с каникул

Что касается кредитных каникул, то, по свидетельству банкиров, предприниматели в основном пользовались не государственной программой, а собственными предложениями банков как более гибкими.

«70% обратившихся за реструктуризацией заемщиков воспользовались нашими собственными программами, около 30% — государственными, — рассказывает, к примеру, Тимур Махсидов, начальник отдела кредитования малого бизнеса Росбанка. — Если говорить об условиях, то мы не ставили клиентов в жесткие рамки, они сами формулировали свои краткие пожелания по отсрочке». По словам Тимура Махсидова, за время пандемии за реструктуризацией кредитов обратилось около 22% заемщиков Росбанка из числа малого бизнеса, и все запросы были удовлетворены.

Тимур Масхидов (Росбанк)

«Наша собственная программа реструктуризации носит упрощенный характер с предоставлением минимального пакета документов, в том числе в системах дистанционного обслуживания и подразумевает оперативное принятие решения. Уровень одобрения по программам банка составляет 94%», — комментирует Татьяна Савина.

«Мы, не дожидаясь запроса от клиентов, разработали алгоритм оценки рисков и составили список клиентов, которым, по нашим прогнозам, могла потребоваться реструктуризация кредитов, — делится опытом Игорь Трепов. — По Северо-Западу доля клиентов малого и среднего бизнеса, прошедших реструктуризацию, составила около 30%».

В ВТБ установления кредитных каникул и рассрочек потребовало примерно 25% кредитного портфеля, говорит Максим Кущ. По его словам, банк также начал подготовку к реструктуризации заблаговременно, максимально ускорив процесс принятия решений. Большая часть реструктуризаций была произведена по внутренним программам банка.

Подавляющее большинство клиентов после окончания срока кредитных каникул способны вернуться в нормальный график платежей, делятся наблюдениями банкиры. «По итогам полугода мы опросили клиентов о необходимости провести повторную реструктуризацию. У нас получилось порядка 12% положительных ответов. То есть, остальные 88% предприятий, несмотря на то, что относятся к проблемным отраслям, чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы не нуждаться в дополнительном пересмотре условий кредита», — говорит Игорь Трепов. По словам Тимура Махсидова, за повторной реструктуризацией обратилось около 9% заемщиков Росбанка.

Новые выдачи

Банкиры отмечают также рост новых выдач кредитов. «Если сравнивать аналогичные периоды этого и прошлого года, то в Петербурге прирост выдач по малому и среднему в ПСБ в Санкт-Петербурге в третьем квартале составил около 30%», — делится данными ПСБ Александр Хайкинсон.

Популярностью пользуется, в частности, коммерческая ипотека. Одна из причин — значимое снижение процентных ставок. «Когда ставки снижаются ниже психологического уровня в 10%, люди начинают брать кредиты. Платежи при этом примерно сопоставимы с арендными, но предпринимателя предпочитают иметь свою недвижимость», — поясняет Тимур Махсидов. Большой спрос также на лизинг автотранспорта, замечает Игорь Трепов. «Мы сейчас даже не можем вместе с лизинговыми компаниями удовлетворить всю потребность клиентов», — говорит он.

То, что спрос на кредиты восстанавливается, подтверждает и Максим Кущ. Впрочем, он подчеркивает, что значительная часть выдач приходится на рефинансирование ранее выданных кредитов, клиенты проявляют большую осторожность в своих планах. «Доля рефинансирования больше, чем хотелось бы, инвестиционных сделок меньше, чем в прошлом году», - говорит Максим Кущ.

Отложенный эффект

Несмотря на относительно позитивную статистику просроченной задолженности и повторных реструктуризаций, банкиры признаются, что расслабляться рано. «Риск роста проблемной задолженности сохраняется. Пока он не реализовался, и мы надеемся, что его масштаб будет некритичным», — говорит Максим Кущ. «Реальную картину по просроченной задолженности мы сможем увидеть некоторое время спустя, — полагает Тимур Махсидов, — Мы надеемся, что компании, которые испытывали затруднения, смогут, в том числе благодаря программам поддержки банков, восстановить свое финансовое состояние и вернуться к обслуживанию кредитных обязательств».

«Восстановление экономики ожидается не ранее 2022 года, а в 2021 мы столкнемся с отложенными негативными эффектами коронакризиса. Завершится мораторий на банкротства, закончатся кредитные каникулы, будет необходимо возвращать деньги банкам, платить арендодателям, перечислять налоги, и это может сказаться на финансовом положении компаний», — говорит Дарья Филина. Негативное развитие ситуации скажется и на банках, замечает она: «Банки могут попасть в ситуацию, когда им придется создавать очень существенные резервы на потери по ссудам, что может потребовать их докапитализации».

Кризисное общение

Александр Хайкинсон надеется на то, что апокалиптических сценариев удастся избежать. Уроки первых месяцев коронакризиса — тому залог, подчеркивают банкиры. «Это очередное испытание для бизнеса, и тот, кто оказался более дальновидным и гибким, сумел перестроиться, оказался в лучшем положении. Конечно, ситуацию прогнозировать было сложно, кто-то, например, невовремя вошел в инвестиционный проект, но мы вместе с клиентами решаем эти проблемы», - отмечает Максим Кущ.

«Уровень гибкости всех сторон очень повысился в период пандемии, — подтверждает Дарья Филина. — В каком-то смысле этот кризис послужил источником развития способности договариваться, чему поспособствовал и мораторий на банкротства. Иначе очень многие поставщики, перед которыми предприниматели не смогли выполнить свои обязательства, инициировали бы процедуры банкротства, чтобы ускорить процесс взыскания долгов. Мораторий вынуждает договариваться».

Дарья Филина надеется на то, что элементы переговоров и медиации удастся использовать в будущем. «Мы понимаем, что все равно дефолты будут, и то, чему мы сейчас учимся, поможет договориться не уронить должника, восстановить его платежеспособность совместными усилиями, — заглядывает в будущее Филина. — Нужно уже сейчас продумывать инструменты, которые позволят решать такие проблемы. Один из вариантов — синдицированная реструктуризация, банки смогут объединиться и в рамках прозрачной системы финансирования предоставить должнику вариант выхода из кризиса. При этом они будут уверены в добросовестной игре своих конкурентов-кредиторов, а должник будет уверен в том, что все банки смотрят на его ситуацию одинаковым образом».

Дарья Филина прогнозирует также закрепление тренда на совместные предпринимательские инициативы: «Опыт пандемии показал, что нужно объединяться, взаимодействовать с властью через общественные объединения. Это помогает оперативно получать информацию и продвигать свои инициативы». Государство также меняет подходы к взаимодействию с бизнес-сообществом.

«В самом начале коронакризиса мы почувствовали на себе, насколько надо было поменять принципы работы со стороны госорганов, в том числе для того, чтобы отвечать на изменения, которые происходят каждый день», — говорит директор СПб ГБУ «Центр развития и поддержки предпринимательства» Лев Кузнецов. Он напоминает, что на еженедельной основе проводятся видеоконференции с участием представителей органов власти, которые направлены как на сбор предложений от бизнеса, так и на разъяснения вводимых ограничений, а также мер поддержки со стороны администрации Петербурга. «Работают также отраслевые чаты, с помощью которых люди получают ответы на свои опросы», — говорит Кузнецов. Он убежден, что подобный формат общения останется и тогда, когда пандемия отступит. «Создалось сообщество, которое просто «выключить» невозможно. Может быть, интенсивность общения будет другой, но формат обязательно сохранится», — уверен Лев Кузнецов.