Биометрия идет в массы
Материалы выпуска
Когда сети станут умнее Инновации У Кронштадта появился «цифровой двойник» Экспертиза «Искусственный интеллект – это уже не будущее, а настоящее» Экспертиза «Спрос на геоаналитику приобретает массовый характер» Рынок «У нас цифровая разруха в головах» Компетенция Прагматичное визионерство: технополисы — в массы Экспертиза Биометрия идет в массы Инструменты «Биометрия – инструмент новых возможностей» Экспертиза Выйти в тираж Экспертиза Опасности цифровизации или цифровизация в опасности Инструменты Невидимые закономерности Инструменты Как повысить IQ городов Экспертиза Непрерывное образование Инструменты Строители добрались до технологий Инструменты
Инструменты Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Биометрия идет в массы

Биометрия используется везде – от смартфона до оплаты пиццы, но, чтобы она начала играть по-настоящему важную роль, бизнесу и государству предстоит выполнить несколько условий.
Фото: Сергей Куликов/Интерпресс

По данным аналитиков J’son&Partners Consulting, предыдущие четыре года российский рынок биометрии ежегодно рос более чем на 35%. В следующие четыре года темпы роста чуть сократятся, но все же останутся выше среднемировых — 25,62%. Конечные пользователи, как может показаться на первый взгляд, приняли биометрию: об этом свидетельствует и растущее число выданных загранпаспортов нового образца, и спрос на смартфоны с поддержкой данной технологии, который в 2018 году вырос в полтора раза. Однако, как показал V Digital City Forum РБК, эксперты до сих пор не до конца уверены, что будущее биометрии будет таким уж безоблачным.

Знакомое лицо

Бизнес уже оценил преимущества биометрии на реальных проектах. Так, Papa John’s в Москве запустил 10 точек оплаты с помощью биометрии и планирует расширить проект на Петербург. Причина интереса к применению этой технологии Papa John’s кроется в желании наладить контакт с молодым поколением, которое склонно выбирать инновационные бренды и требует нового уровня удобства рутинных процессов.На данный момент проект является единственным в России в сегменте приема платежей с помощью биометрии.

Проект уже подтвердил эффективность. «Процент от количества транзакций в среднем равен 10%, максимальное значение составило 45%, — рассказал Кристофер Уинн, президент Papa John’s в России. — Частота заказов у использующих биометрию оказалась в 3 раза выше, чем у обычных клиентов. Кроме того, биометрия нам позволяет улучшить сбор данных по нашим клиентам и повысить качество выявления потребительских привычек. Так что мы планируем уже в 2019 году масштабировать решение — в том числе на Петербург».

Кристофер Уинн (Papa John’s) (Фото: РБК Петербург)

Более того — кроме осуществления платежей система умеет определять четыре эмоции покупателя, а следовательно, это открывает новые перспективы для выстраивания взаимоотношений с клиентами, повышения и поддержания их лояльности.

Также уже оправдали себя биометрические проекты по распознаванию лиц при организации доступа на стадионы в рамках Чемпионата мира по футболу — 2018. «Стадион — это объект критической инфраструктуры, для которого одним из важнейших параметров является пропускная способность входных групп. Каждая задержка на 1-2 секунды заставляет ставить больше турникетов, а значит закупать дополнительное оборудование, строить большие здания, увеличивать штат, привлекать больше полиции — это все затраты, которые влияют на эффективность бизнеса. Биометрия в реализованных нами кейсах сняла эту проблему», –отметил Алексей Маркачев, руководитель продуктового управления биометрических систем ГК ЦРТ.

Алексей Маркачев (ГК ЦРТ) (Фото: РБК Петербург)

Проект может быть тиражирован на другие объекты массового доступа — для прохода на масштабные выставки, концертыи т.д.

Транспортная недоступность

Однако пока биометрия в России не там широко представлена в транспортной сфере, как могла бы. К примеру, в отличие от Европы, США и Азии, где весомая доля аэропортов оснащена биометрическим оборудованием и работает система e-gate, позволяющая в автоматическом режиме осуществить подтверждение личности человека и разрешить доступ в страну, в России такой возможности нет. В Европе, как рассказал Алексей Маркачев, к внедрению системы привела высокая конкуренция между аэропортами за пассажиров и желание увеличить время, которое клиенты тратят на покупки в магазинах и кафе. В нашей же стране конкуренция в этом сегменте, видимо, пока недостаточно высока.

Как отметил председатель Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов «АЭД», главный научный сотрудник Центра компетенций технологий распределенных реестров, эксперт группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) Виктор Достов, оплата прохода в метро с помощью биометрии — перспективное направление. «Биометрия позволит сэкономить много времени — человеку не нужно будет даже карту прикладывать, камера просто будет фиксировать проход. Еще перспективный вариант — проезд по платным магистралям», — пояснил он.

Виктор Достов («АЭД») (Фото: РБК Петербург)

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин заверил, что с биометрией «все понятно: Аннушка маслице уже разлила». С другой стороны, пока есть существенные препятствия для внедрения биометрии на общественном транспорте: «Проблема заключается в том, что мы имеем дело с так называемыми унаследованными техническими системами. Технологически многие решения мы можем осуществить уже сейчас, но что нам делать с зоопарком программ и технических устройств, которые уже установлены? Вы представляете, какое количество валидаторов нам надо вырвать и на что-то заменить?»

Владимир Княгинин (Правительство Санкт-Петербурга) (Фото: РБК Петербург)

Между тем, у ЦРТ есть готовое решение по биометрии для транспорта, которое уже было представлено на одной из специализированных выставок. Справедливости ради заметим, что в Лондоне, который традиционно включается в топ-5 умных городов в том числе благодаря высокотехнологическим решениям транспортных проблем, биометрию на общественном транспорте также лишь планируется внедрить. Возможно, российская столица даже обгонит британскую, считают эксперты ЦРТ.

На кончиках пальцев

Финансовая отрасль — одна из самых перспективных для внедрения биометрических решений, уверены участники дискуссии. Это подтверждают даже уже реализуемые в России проекты. Беда только в том, что пока эти проекты в России «не взлетели».

«Биометрия позволяет решать задачу удаленного открытия банковских счетов. Банки и больницы — одни из немногих мест, куда люди до сих пор вынуждены приходить. Однако сейчас люди не хотят никуда ходить — это хорошо, потому что мы разгружаем город от транспорта, экономим время на перемещениях, оставляем людей в комфортной для них среде. Так что биометрия в данном случае позволяет как обеспечивать нативные интересы человека, так и решать задачи государства, в том числе борясь с отмыванием денег», — говорит Виктор Достов.

С платежами дело обстоит сложнее. Прежде всего потому, что биометрические данные являются отчуждаемыми. Как напомнил директор по продажам Symantec Россия Кирилл Керценбаум, в 2016 году во Вьетнаме начали активно устанавливать банкоматы с отпечатками пальцев. После того, как произошло несколько десятков случаев, когда пальцы у людей отрубали, чтобы пройти биометрическую идентификацию, этот проект в стране закончился. «И все же сбор биометрии у человека — это вопрос не информационной, а общей безопасности. И его, естественно, надо решать», — подчеркнул эксперт.

Кирилл Керценбаум (Symantec) (Фото: РБК Петербург)

Даже если таких серьезных инцидентов, как во Вьетнаме, в России не будет, злоумышленники могут взять чужой телефон, показать ему его владельца и устройство разблокируется. Это позволит в том числе осуществлять платежи. Так что для безопасности логично ограничить сумму переводов и платежей, доступных с помощью биометрической идентификации.

Также среди сдерживающих развитие биометрии в банках факторов — непонятность процедур и конкуренция между государственными системами сбора данных и частными системами банков. Как результат — неясные перспективы развития направления. «На мой взгляд, биометрия в основном будет востребована только в сегменте маленьких быстрых платежей — например, в ретейле», — прогнозирует Виктор Достов.

Граница массовости

И все же, даже несмотря на такие явные проблемы с практической применимостью биометрии, эксперты уверены, что технология уже состоялась. Биометрия не только вошла в нашу жизнь — сегодня ясно, что она уже точно никуда не уйдет. И вопрос «зачем?» уже не стоит: как только человек видит удобство для себя: горячая вода вместо холодной, возможность жить не в яранге, а в доме — он движется по этому пути и не никуда свернет, уверены эксперты.

Конечно, это не значит, что проблем — в том числе технологических – нет. К примеру, нужно работать над созданием аналитических систем для биометрии, которые позволяют решать любые типы задач.

При этом точности анализа зависит точность идентификации. На данный момент безошибочность не достигла 100%. Когда речь идет про 50 рублей в автобусе или 1500 рублей за пиццу, с точностью в 75% можно смириться. Если же речь идет об аэропорте Шарля Де Голля, становится страшно. Эксперты уверены: систему, конечно, можно дообучить, она будет работать в 95% случаев, но те 5% неохваченных случаев парализуют всю систему— и бизнес-выхлоп будет отрицательным.

Особенно остро встают и вопросы доверия — прежде всего, в связи перспективой массового централизованного сбора биометрических данных. «Реалии таковы, что граждане насторожено относятся к идее передачи своих биометрических параметров в Единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА) и Единую биометрическую систему для дистанционного получения финансовых и иных услуг. Если раньше задача обеспечения безопасности дистанционных услуг считалась скорее технической, то сейчас оголилась другая проблема, связанная с необходимостью преодоления этой самой настороженности. Какой путь будет выбран для повышения уровня доверия граждан — пока не известно», — объясняет заместитель генерального директора «Газинформсервис» Николай Нашивочников.

Николай Нашивочников («Газинформсервис») (Фото: РБК Петербург)

И все же опасности биометрии сильно преувеличены. «Давайте не будем забывать, что лицо и голос для сохранения в базе данных в итоге преобразуются в некую хэш-функцию, то есть реальное изображение лица и запись голоса никто в исходном виде в конечном итоге не хранит и похитить их поэтому практически невозможно. Это всего лишь последовательность цифр и букв, которая сравнивается с реальным лицом или голосом в процессе авторизации. Хищение самой хэш-функции позволяет реализовать определенные, но очень ограниченные типы атак. Так что с учетом требований законодательства биометрия даже на сегодняшнем уровне более безопасна, чем классические средства аутентификации, такие как логины и пароли, которые мы сейчас повсеместно используем, — уверен Кирилл Керценбаум. — Но проблема доверия все же существует, и как ее будут решать бизнес и государство — пока до конца не ясно».

Кроме того, биометрию уже можно считать технологией, перешагнувшей порог массовости: смартфоны с функцией распознавания отпечатков пальцев уже никого не удивляют. Это значит, что выбора уже нет: биометрия будет развиваться.