Компетенция , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Охтинский мыс: пирог, которого хватит на всех?

Фото: PhotoXPress.ru
Фото: PhotoXPress.ru
Участники онлайн-дискуссии обсудили варианты компромисса в судьбе знаковой для Петербурга территории.

Владимир Путин призвал искать компромисс в споре о судьбе Охтинского мыса в Санкт-Петербурге. Об этом он сказал на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека после того, как Министерство культуры представило свое заключение по данной территории. Участники онлайн-дискуссии «Компромисс для мыса?», организованной отделом конференций РБК Петербург и проектом Retrogradu.Net, обсудили, в чем может заключаться предмет данного компромисса и как стороны могут достичь согласия.

Две стороны медали

Для начала эксперты определили сами стороны, которые должны договориться о дальнейшей судьбе территории. Существует многообразие мнений по Охтинскому мысу, но условно есть две основные позиции: позиция собственника участка и позиция общественности в широком смысле слова: научного сообщества, профессиональных градозащитников и неравнодушных горожан, полагает генеральный директор консалтинговой компании Knight Frank St Petersburg Николай Пашков. «У городской администрации какая-либо собственная позиция отсутствует полностью», — подчеркивает эксперт.

Николай Пашков, Knight Frank St Petersburg
Николай Пашков, Knight Frank St Petersburg (Фото: Knight Frank St.Petersburg)

Позиция городских активистов варьируется, но в наиболее радикальном варианте звучит так: на территории Охтинского мыса должен быть создан только архитектурный музей-заповедник в максимально полном объеме, а деловой или другой функции быть не должно. «Приоритетом для любого поиска компромисса должно быть безусловное сохранение совершенно уникального комплекса археологических памятников, в том числе крепости Ландскроны, не включенной Минкультом в охраняемую территорию памятника. Полноценное сохранение комплекса поддержано письменными позициями профессионалов: директора ИИМК РАН, сектора архитектурной археологии и дирекции Эрмитажа, кафедры археологии СПбГУ, ИКОМОС СПб», — заявил зампредседателя Совета Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов. Таким образом, дискуссия вновь вернулась к теме «войны экспертиз»: ранее Верховный суд РФ подтвердил последнюю экспертизу по Охтинскому мысу, утвержденную Министерством культуры РФ и поддержанную Национальным советом ИКОМОС и институтом Археологии РАН.

Оценку ситуации с другой точки зрения дала вице-президент Российской гильдии управляющих и девелоперов Елена Бодрова. По ее словам, на Охтинском мысе уже четко выделены три типа участков: объект археологического наследия, объект культурного наследия федерального значения и территория, пригодная для капитального строительства. «Юридически все определено, все экспертизы существуют, они приняты и подтверждены, в том числе, Верховным судом. И мне кажется, компромисс у нас должен развиваться по поводу реальных проектов: какая функция может быть, насколько музейная функция будет сочетаться с офисной, как будет вписано в проект общественное пространство», — полагает Бодрова.

Елена Бодрова, Российская гильдия управляющих и девелоперов
Елена Бодрова, Российская гильдия управляющих и девелоперов (Фото: пресс-служба)

Увеличить пирог для дележки

В то же время, напоминает Николай Пашков, решение суда и государственных органов у нас не имеет определяющего влияния на общественное мнение, довольно наивно, прикрываясь судебными и административными решениями, считать, что конфликт исчезнет. Поэтому искать решение, которое устроит всех, действительно необходимо в диалоге.

Как выразился заслуженный архитектор России, доцент кафедры архитектурного проектирования СПбГАСУ Владимир Линов, чтобы найти решение, нужно «увеличить пирог для дележки». «Речь идет о поиске такого проектного решения, которое бы устроило обе стороны и дало бы им больше, чем они хотели бы», — поясняет Линов. То есть, если «Газпром нефти» нужна штаб-квартира, а жителям города — общественное пространство вокруг объекта археологического наследия, надо построить здание, которое совместит и то, и другое.

Владимир Линов, СПбГАСУ
Владимир Линов, СПбГАСУ (Фото: РБК Петербург)

Владимир Линов привел в пример музей рядом с Афинским Акрополем. Это здание построено на колоннах, установленных прямо над археологическими раскопками. Сами раскопки при этом открыты для посещения. Правда, Елена Бодрова указала на невозможность реализации подобного проекта на Охте исходя из действующего законодательства, которое не позволяет вести капитальное строительство на территории объекта археологического наследия. Однако архитектор уточнил, что существуют механизмы, позволяющие получить исключение из федеральных законов.

Похожий проект на Охтинском мысе уже предлагался. «Есть несколько проектных решений музеефикации. Наиболее удачное предложил вице-президент Союза архитекторов Святослав Гайкович. У покойного бывшего главного архитектора Петербурга Юрия Константиновича Митюрева было решение более сложное, когда офисное, деловое и музейное пространство должно было повторять очертания крепости Ниеншанц. Здание предполагалось возводить на опорах, установленных на местах, где археология раскопана, что называется, «до материка», и при этом в нижнем уровне сохранялись бы все уникальные исторические памятники», — напомнил Александр Кононов.

Александр Кононов, Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры
Александр Кононов, Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (Фото: РБК Петербург)

Парк ценою станции метро

В том, что памятник археологии, включенный в общедоступное общественное пространство, — значимый «кусок пирога» для жителей Петербурга, эксперты сошлись практически единодушно. «У нас не хватает открытых общественных пространств, которые были бы наделены музейными качествами», — подчеркивает замдиректора ЦВЗ «Манеж» Анна Ялова.

Анна Ялова, ЦВЗ «Манеж»
Анна Ялова, ЦВЗ «Манеж» (Фото: пресс-служба)

При этом, как отмечает управляющий партнер Института территориального планирования «Урбаника» Евгения Арефьева, содержание подобного общественного пространства, как вариант — современного парка, обошлось бы городу без поддержки инвестора очень дорого. «Историю о том, что мы сделаем историко-археологический заповедник вместе с парком, я как горожанин всячески поддерживаю. Но готов ли город за это платить?» — задается вопросом эксперт.

Евгения Арефьева, «Урбаника»
Евгения Арефьева, «Урбаника» (Фото: пресс-служба)

По оценке Елены Бодровой, однозначно не готов. Даже если вынести за скобки тот факт, что участок уже принадлежит инвестору, и речь об обратном выкупе не идет в принципе. «Создание такого парка — это годовой бюджет пробивки станции метро. Давайте спросим Шушары или красноселов, готовы ли они отказаться от своей станции метро ради того, чтобы город выкупил участок обратно и построил парк», — предложила эксперт.

Уникальная штаб-квартира

Еще один важный вопрос — что получает компания от реализации дорогостоящего проекта, осложненного культурной и общественной функцией. По утверждению Николая Пашкова, прямой коммерческой выгоды от музейной составляющей или общественного пространства при сдаче офисных площадей в подобном комплексе бизнес не получит. «С точки зрения коммерческой эффективности офисных площадей какая-либо музейная, культурная функция, по большому счету, роли не играет. Это абсолютно разные целевые аудитории, и тот, кто придет в музей, не будет арендовать помещения в офисе», — поясняет эксперт свою точку зрения.

Ему возражает Анна Ялова: «Есть прекрасный пример района ЗИЛАРТ в Москве, где Эрмитаж Москва стал объединяющим культурным центром, создал атмосферу и позволил неплохо капитализировать и жилые, и офисные пространства».

Впрочем, как напомнил Николай Пашков, для бизнес-центра на Охте стоимость аренды может быть не столь важна, как и в целом вопрос окупаемости. Этот объект создается как штаб-квартира «Газпром нефти», и здесь вступают в силу другие мотивы. «В штаб-квартире крупной компании одна из важных задач — имиджевая: показать мощь компании, ее возможности и амбиции. С этой точки зрения компромисс может состоять в том, чтобы продать «Газпром нефти» идею: создать штаб-квартиру с уникальной культурной составляющей, которой не будет больше ни у кого в мире», — предложил эксперт.

Убрать синий забор

В целом, эксперты сошлись на том, что в вопросе Охтинского мыса нужно для начала принять точку отсчета, не откатываясь при этом к ситуации 2008 года. Несмотря на полярность существующих позиций, есть решение Минкульта, есть судебные решения, вступившие в силу.

Далее всем заинтересованным сторонам необходимо сесть за стол переговоров. И здесь есть своя сложность. «Нужен городской медиатор, которого у нас нет», — говорит Евгения Арефьева.

По мнению Владимира Линова, таким медиатором должно стать Правительство города. «Нужно набраться храбрости и прямо сказать, что Правительство города бездействует, не выполняет свои функции. И они должны создать орган, который будет собирать мнения, проводить консультации, общественные слушания», — подчеркивает архитектор. Другие эксперты согласились, как минимум, с тем, что городским властям стоило бы проявить больше инициативы в решении вопроса.

«Я мечтаю, чтобы ушел куда-то синий забор. Очень хочется вернуть Петербургу эту территорию, сделать ее живой и активной», — подвел итог модератор дискуссии, журналист, телеведущий, член Союза архитекторов России Роман Герасимов.

Инновации Строительство нацелилось на экологичную экономию
Скачать Содержание
Закрыть