Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Общественные пространства как шаг к полицентризму

Набережная реки Карповки
Набережная реки Карповки (Фото: gov.spb.ru)
Кто формирует запрос на общественные пространства в Петербурге, и в чем состоит этот запрос.

Общественные пространства для работы, общения, отдыха становятся неотъемлемой частью жизни современного горожанина. Они способствуют ревитализации «серого пояса», а в периферийных районах помогают приблизить к дому как рабочее место, так и точки притяжения выходного дня. Как продвигается этот процесс, и какую роль в нем играют бизнес и государство, обсудили участники дискуссии «Общественные пространства — новая норма Петербурга? », организованной отделом конференций РБК Петербург и проектом Retrogradu.Net.

Ситуация win-win

Общественные пространства стремительно превращаются из небольшого набора уникальных мест, любимых петербуржцами — таких как Новая Голландия, Севкабель — в необходимость, в новую реальность, подчеркнул модератор дискуссии Роман Герасимов. При этом современные общественные пространства должны совмещать сразу несколько функций: работа, коммуникация, отдых и культурная составляющая. Он привел в пример Охтинский мыс, на котором «Газпром нефть» планирует проект с парком, деловыми и общественными зонами: «Вот пример, когда крупная корпорация готова преобразовывать городское пространство, открывая для людей площади внутри своего здания и создавая новую комфортную среду».

Необходимость в подобных пространствах обострилась во время локдауна, когда люди, с одной стороны, распробовали все прелести работы вне офиса, с другой — ощутили дефицит живого общения и потребность в смене обстановки. «Люди оказались перед лицом новых условий работы и жизни в городе, когда приходится работать из дома, совмещать быт с работой, поэтому сегодня нужны новые подходы к организации рабочего места», — отметил глава DataArt в Санкт-Петербурге Максимилиан Пивоваров.

Максимилиан Пивоваров, DataArt в Санкт-Петербурге
Максимилиан Пивоваров, DataArt в Санкт-Петербурге (Фото: пресс-служба)

Бизнес видит эту потребность и открывающиеся благодаря ей возможности. «Мы, девелоперы, люди практичные. Конкуренция растет, и для того, чтобы на этом рынке выживать, очень важно создать дополнительные преимущества для каждого проекта. Общественное пространство дает эффект синергии: с одной стороны, это повышает привлекательность проекта, с другой — это интересно нам самим», — отметил зампредседателя правления ООО «Охта Групп» Дмитрий Киселев.

Дмитрий Киселев, «Охта Групп»
Дмитрий Киселев, «Охта Групп» (Фото: «Охта Групп»)

Он привел пример делового комплекса «Обводный двор», где вкрапления общественных пространств создают дополнительную ценность для арендаторов. Компания запланировала общественные пространства и в строящемся лофт-квартале «Скороход», где пользователями станут уже не только сотрудники офисов, но и обитатели жилых домов.

«Активы вокруг хорошо спроектированных общественных пространств будут продаваться по премиальной цене. Девелопер заработает больше, и людям это тоже пойдет на пользу. Это ситуация win-win», — добавил архитектор, инженер, сооснователь и директор студии архитектурного дизайна Mangera Yvars Architects (MYAA) Али Мангера.

 Али Мангера, Mangera Yvars Architects (MYAA)
Али Мангера, Mangera Yvars Architects (MYAA) (Фото: пресс-служба)

Роль государства

В свою очередь, замгендиректора Фонда ДОМ.РФ, урбанист Антон Финогенов раскрыл мотивы еще одного стейхолдера, заинтересованного в создании общественных пространств — государства. «Важным заказчиком является власть, потому что особенно в малых, средних городах, которые были хронически недоинвестированы в части благоустройства последние 30 лет, новые общественные пространства — символ перемен, позитивных изменений», — сказал Финогенов. Что немаловажно, быстрых изменений к лучшему, в отличие, например, от реконструкции систем ЖКХ, полная реновация которых требуют гораздо больше времени.

Антон Финогенов, Фонд ДОМ.РФ
Антон Финогенов, Фонд ДОМ.РФ (Фото: ДОМ.РФ)

И все же заниматься развитием общественных пространств должен частный бизнес, полагают участники дискуссии. Роль государства Дмитрий Киселев определил как «не мешать». Либо же, например, приводить в порядок заброшенные здания и сдавать в аренду креативным проектам «за рубль», а бизнес сам разберется, на какие функции сегодня наибольший спрос.

Архитектор Анастасия Панибратова предложила вариант с поддержкой уже имеющихся частных инициатив — например, льготными кредитами. Гендиректор компании «Планетарий 1» Евгений Гудов отметил, что такой поддержки не хватало, например, Планетарию в период пандемии. «На Западе в период пандемии многие общественные пространства ушли на реконструкцию, потому что у них были дешевые кредиты. Если бы у нас была такая возможность, мы бы сейчас были готовы к приему новых посетителей в гораздо более крутом варианте», — отметил эксперт.

Еще один вариант поддержки со стороны государства, по словам Гудова — первоочередной ремонт дорог и набережных там, где общественные пространства начинают создавать большой поток людей.

Поиск баланса

Несмотря на, казалось бы, единогласную заинтересованность, в российских городах — за исключением Москвы — сложился острый дефицит общественных пространств. Это относится и к Петербургу. «Если сравнивать Москву и Петербург с точки зрения общественных пространств, Петербург очень сильно отстает. Все ссылаются на Новую Голландию, Севкабель. Это действительно крутые проекты, а больше пойти, в общем-то, и некуда» — отметил Евгений Гудов.

Впрочем, по его мнению, сокращение этого разрыва — дело времени. Потребность в общественных пространствах такова, что достаточно небольших вложений, чтобы оживить, например, заброшенный двор и привлечь туда людей. Более крупные проекты тоже не заставят себя ждать, полагает эксперт. «Это вопрос трех-четырех лет, когда крупные девелоперы зайдут, купят или возьмут по концессии заброшенные объекты и приведут их в порядок», — прогнозирует Гудов.

Однако преобразование «серого пояса» решит лишь часть проблемы, поскольку в общественных пространствах нуждается не только центр города и прилегающие к нему районы. «У нас есть разработчики, которые проживают в городах-сателлитах: Мурино, Бугры. Им довольно трудно добираться до офиса в центре, они и не ездят — слишком велики издержки на дорогу. При этом в подобных кварталах абсолютно невозможно найти коворкинговое место, где можно и работать, и встречаться, и отдыхать, и, например, оставить ребенка поиграть под присмотром», — отметил Максимилиан Пивоваров.

За развитие общественных пространств в спальных районах выступила и архитектор Анастасия Панибратова. Она осветила проблему с другой стороны. «Сегодня самый популярный досуг у молодых семей — выходные в торговом центре. Необходимо создавать гармоничные пространства для жизни людей, чтобы дать им альтернативу. Создание арт-кластеров — музеев, галерей, театров — равномерно на расстоянии от центра — это выход», — подчеркнула Панибратова.

Анастасия Панибратова, архитектор
Анастасия Панибратова, архитектор (Фото: из личного архива)

По мнению Дмитрия Киселева, развитие конкуренции между девелоперами так или иначе приведет к тому, что новые жилые комплексы будут дополняться необходимыми элементами среды, в том числе общественными пространствами. Повторение сверхплотных жилых районов без инфраструктуры, подобных Мурино и Кудрово, невозможно, потому что на них уже не найдется покупателя. В свою очередь, Максимилиан Пивоваров прогнозирует трансформацию офисов — также в некую версию общественных пространств, пригодных как для работы, так и для отдыха, общения и так далее.

«Пандемия ускорила темпы перемен по всему миру. С одной стороны, мы внезапно осознали важность зеленых, открытых пространств. С другой, произошли перемены в том, как мы работаем, пространства стали более гибкими, многофункциональными. Это в итоге приведет к децентрализации крупных городов, созданию многополярных городов», — прогнозирует Али Мангера. Будущее городов — это поиск наилучшего баланса между работой, городской тканью, комфортом, культурой и экологией, убежден архитектор.

От первого лица «Проектное финансирование позволило нам выйти на рынок девелопмента»
Скачать Содержание
Закрыть