Инструменты , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Общественные пространства в Петербурге: где, для кого и за чей счет

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Как меняется город под влиянием общественных пространств и кто стоит за этими изменениями.

Несмотря на успешную реализацию знаковых проектов — «Новая Голландия», «Севкабель Порт», «Ленполиграфмаш» и других, в Петербурге по-прежнему ощущается дефицит общественных пространств. Кто должен их создавать, какие функции востребованы и нужно ли их регулировать — обсудили участники дискуссии «Как общественные пространства изменят Петербург?», организованной отделом конференций РБК Петербург и проектом Retrogradu.Net.

На пороге изменений

Общественные пространства — не новое явление в жизни города. «В моем детстве общественные пространства были практически в каждом жилом доме — красные уголки, где мы собирались, играли в шахматы и шашки. Были дома культуры, которые тоже функционировали как общественные пространства», — напомнил главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев.

Владимир Григорьев, 
комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга
Владимир Григорьев, комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга (Фото: пресс-служба)

«Творческие дома по профсоюзам, дома культуры для широких масс — все это существовало в Советском Союзе, затем исчезло, и эта дыра дает о себе знать», — подтверждает куратор и разработчик проекта «Севкабель Порт» Алексей Онацко. Сегодня все участники градостроительного процесса вновь осознали, что функциональные общественные пространства необходимы. «Процесс идет, развивается во всех направлениях. Мы на пороге изменений», — подчеркивает эксперт.

Алексей Онацко, «Севкабель Порт»
Алексей Онацко, «Севкабель Порт» (Фото: из личного архива)

Но государство не должно быть основным инициатором этих изменений, убежден Владимир Григорьев. Невозможно, например, включить в нормативы для застройщиков обязательное создание общественного пространства для жилого комплекса — возникает слишком много вопросов по обслуживанию, управлению и наполнению.

Как отметил председатель Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга Кирилл Соловейчик, общественные пространства важная часть городской среды, но какие должны быть параметры у таких многофункциональных проектов — требует совместного экспертного обсуждения. Если для коворкинга это может быть количество рабочих мест, для общепита — количество мест посадочных, для торговой точки — площадь зала. «Создание общественных пространств должно быть дорогой с двухсторонним движением. Инициатором может быть и бизнес, и государственные объекты культуры или образования, а мы как город должны поддерживать все, что будет направлено на улучшение качества жизни горожан», — подчеркнул Кирилл Соловейчик.

Кирилл Соловейчик, комитет по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга
Кирилл Соловейчик, комитет по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга (Фото: пресс-служба)

Элемент деловой среды

Несмотря на условную бесплатность общественных пространств, бизнес видит прямую выгоду от их создания, отметил Алексей Онацко. И это далеко не только потенциальный доход от расположенных там кафе и магазинов. «Для жилой недвижимости это элемент добавочной стоимости. Согласно мировой практике, расположенные рядом объекты культуры, торговли, современного благоустройства повышают цену недвижимости на 30-40%. Когда общественное пространство становится элементом деловой среды, оно придает людям интерес, желание работать здесь, возникает синергия смежных профессиональных сообществ», — говорит Алексей Онацко.

Позволяют общественные пространства решить и другие задачи. «Я возглавляю не только галерею, но и дирекцию имущественных отношений «Газпром нефти». Галерея «Цифергауз» располагается в нашем Центре цифровой трансформации и помимо прочего несет утилитарную функцию: рассказать о нас и о наших достижениях. Это способ через искусство и архитектуру рассказать, что наша компания не только нефтяная, но и цифровая. Если честно, мы были в шоке, когда у нас за первую неделю прошло 2 тысячи человек и сейчас на месяц вперед все бесплатные билеты забронированы», — привела пример руководитель галереи «Цифергауз» Ольга Андреева.

Ольга Андреева,  «Цифергауз»
Ольга Андреева, «Цифергауз» (Фото: пресс-служба)

Помимо этого общественные пространства становятся местом диалога для разных групп населения. Так, исполнительный директор японского архитектурного бюро Nikken Sekkei Фади Джабри поделился опытом проектирования общественно-делового комплекса на Охтинском мысу. «Перед нами изначально стояла важная задача: учесть интересы города и его жителей. В определенный период у нас возникло ощущение, что у нас два заказчика: «Газпром нефть» и город, его жители. Я вижу тенденцию стирания границ между корпорациями и городом, и это хорошо», — отметил архитектор. Результатом, по его словам, станет пространство, доступное для горожан, где зимой можно попить кофе в теплом закрытом помещении, в котором много зелени и естественного света, а летом — прокатиться по велодорожкам или получить новые знания на исторической тропе.

Фади Джабри, архитектурное бюро Nikken Sekkei
Фади Джабри, архитектурное бюро Nikken Sekkei (Фото: пресс-служба)

Вопрос координации

Однако в жилой недвижимости общие интересы города и бизнеса в плане общественных пространств не так очевидны, говорит директор Центра прикладных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге Олег Паченков, но прецеденты уже есть. «В рамках проекта «Твой Город» районные администрации договариваются с девелоперами, которые работают на их территории. Первое общественное пространство в рамках проекта создано в Красногвардейском районе — Охта/Оккервиль, надеемся, что скоро на Охте появится еще одно».

Олег Паченков, Центра прикладных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге
Олег Паченков, Центра прикладных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге (Фото: Европейский университет в Санкт-Петербурге)

Владимир Григорьев напомнил также о блокадном хлебозаводе, где предполагается создание общественного пространства силами группы RBI. «Как я понимаю, девелопер видит в этом преимущества для продукта, который создает — для жилого комплекса», — отметил главный архитектор.

Эксперты также обсудили новую возможность для создания общественных пространств, которая открывается в Петербурге в связи с планами по созданию железнодорожного полукольца. Модератор дискуссии, журналист, телеведущий, член Союза архитекторов Роман Герасимов напомнил, как в 90-е годы выходы из станций метро моментально обросли ларьками, как обрастает ракушками днище корабля. Чтобы этого не произошло, по мнению Фади Джабри, необходимо заложить нужные функции на стадии проектирования и скоординировать действия всех участников.

По словам Владимира Григорьева, для этого нужно создать, а точнее, реанимировать такую организационную форму как агентство территориального развития. Без единой структуры, которая бы, в частности, отвечала за справедливое распределение затрат и обеспечивала прозрачность процесса, это дело не сдвинуть с мертвой точки.

Спросите молодежь

В ходе дискуссии возник вопрос о том, какие функции закладывать в общественные пространства, и кто это должен определять. Очевидно, что должно учитываться мнение горожан и их потребности, но как их понять? «У нас социально одобряемое действие — противостоять, ругать, протестовать. Девелоперы пытаются сделать что-то интересное, а люди публично высказывают только негативные позиции. Наша задача — настоятельно пригласить к диалогу тех, кто обычно не высказывается», — отметил гендиректор коммуникационного агентства СВОБОДА Group Станислав Баканов.

Станислав Баканов, СВОБОДА Group
Станислав Баканов, СВОБОДА Group (Фото: пресс-служба)

Он предложил Европейскому университету в лице Олега Паченкова провести совместное исследование потребностей «неголосующего электората» — молодежи, которая как раз и будет пользоваться общественными пространствами в будущем.

В тоже время, по словам Ольги Андреевой, сегодня общественные пространства настолько в дефиците, что люди будут рады любому формату — коворкингу, библиотеке, закрытой площадке для детей и так далее. «Общественная дискуссия будет всегда, она будет напряженной, но это не повод для того, чтобы ничего не делать», — подчеркнула эксперт.

Главный принцип здесь — разнообразие. «Люди хотят иметь доступ к разного типа функциям, разного типа общественным пространствам, обеспечивающим разные задачи. Во дворе — одно, в квартале — другое, в районе — третье. Больше всего люди хотят иметь выбор», — заключает Олег Паченков.

Инструменты Как новые генпланы изменят городскую среду
Скачать Содержание
Закрыть