Инновации , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Технологичные, социальные и уязвимые

Подорожание ресурсов стало главным стимулом к качественным переменам в бизнес-моделях российских компаний
Подорожание ресурсов стало главным стимулом к качественным переменам в бизнес-моделях российских компаний (Фото: pexels.com )
Реагируя на новые испытания, российский бизнес становится и лучше, и хуже одновременно

Мир в «его минуты роковые» — благодатная почва для частной инициативы. На тревоги общества и перемены в поведении потребителей бизнес отвечает новыми или обновленными продуктами и услугами. Поэтому не удивительно, что в 2021 году на фоне продолжающегося коронакризиса запускались интересные бизнес-проекты и получали развитие инициативы, начатые год-полтора назад. Некоторые из них, ставшие участниками спецпроекта РБК Петербург «Герои года. Капитаны свободного рынка», описаны в этом выпуске.

При этом у российского бизнеса прибавилось проблем. Среди них самая главная — рост стоимости ресурсов, в том числе человеческих. Справляясь с этими трудностями, бизнес становится и лучше, и хуже одновременно. О том, какие качества он приобретает на рубеже 2021–2022 годов, рассказывают эксперты проекта «Герои года».

«Похожи на космические станции»

Год назад всплеск автоматизации процессов в российском бизнесе произошел из-за локдауна и удаленки. Сейчас новая причина массовой потребности в автоматизации — подорожание ресурсов. Бизнесу потребуется автоматизировать, в том числе роботизировать, рутинные процессы, чтобы частично заменить дефицитный и дорожающий человеческий труд.

«Мы только приветствуем удорожание ресурсов, поскольку это ведет к повышению спроса на продукцию, которую мы и продаем как вендор, и уже сами производим, — говорит генеральный директор компании «Марвел Дистрибуция» Алексей Мельников, поясняя: — Растет потребность в автоматизации процессов, повышении производительности и эффективности всего и всех».

Автоматизация не спасительный рецепт: она не для всех применима и не происходит механически, отмечают эксперты

Основатель и генеральный директор Лабораторной службы «Хеликс» Юрий Андрейчук рассказывает, что ее площадки превращаются в автоматизированные хабы, которые способны обрабатывать все большее количество образцов биоматериала за меньшее время. По его словам, лабораторные комплексы «Хеликс» уже похожи на космические станции из фантастических фильмов: «Пробирки никто руками не берет, они автоматически сортируются на специальном оборудовании, сами «едут» по треку, заезжают в анализаторы, в холодильники. Технологическое развитие продолжается, и вскоре лаборатории трансформируются в девайсы, где операторского присутствия почти не будет, а валидировать результаты можно будет вообще из одной точки на страну».

В сети по уходу за пожилыми «Опека» намерены внедрять цифровой сервис — «умную сиделку». Это и развитие услуг, и возможность расширять бизнес при дефиците «линейного» персонала. «Мы уходим в видеоаналитику, анализируем, что у бабушки происходит дома», — говорит основатель и генеральный директор «Опеки» Алексей Маврин. Если что-то случается, такие сервисы фиксируют проблему и дают возможность быстро отреагировать, поясняет Маврин.

В строительной отрасли, по словам основателя Formula City Юрия Грудина, «цифровизация даст возможность оперативно анализировать, прогнозировать, задавать сценарии, то есть более эффективно управлять проектом в конкретных смысловых ориентирах — деньги, сроки, качество».

По мнению президента Группы «Эталон» Геннадия Щербины, сегодня успех на рынке девелопмента демонстрируют компании, которые идут по пути применения инновационных технологий, снижения издержек, а следовательно, и себестоимости продукта, сокращения строительных циклов. «Широкое применение новых строительных технологий, включая использование готовых модулей для строительства жилых домов, также позволяет влиять на себестоимость строительного процесса. В частности, применение технологий модульного домостроения позволяет до 40% сократить строительный цикл и до 20% строительные расходы, обеспечив при этом высокое качество жилья и широкий выбор планировочных решений», — считает он.

Точек приложения усилий по повышению эффективности в российском бизнесе — масса, уверен исполнительный директор АО «Газпромнефть Восточно-Европейские проекты» Александр Бобков. Они ждали своего часа — он пробил, когда стоимость ресурсов вышла на чувствительный для всех уровень. «Мы вышли за пределы своей отрасли, в те сегменты, куда в нормальной жизни не ходили, — посмотрели на организацию сервиса у крупных компаний, не только нефтяных. Мы увидели резервы и большой потенциал, в этой сфере пока многое организовано на уровне 60-х годов прошлого века, — привел он пример. — Сейчас уже реализуется семь проектов, где мы занимаемся реинжинирингом складских и логистических мощностей».

Но автоматизация не спасительный рецепт: она не для всех применима и не происходит механически, сразу вслед за потребностью. Например, в замену низкоквалифицированного труда надо вложить высококвалифицированную дорогостоящую работу, указывает на одно из препятствий Алексей Мельников. «Проблема подорожания ресурсов намного сложнее, чем может показаться. Для нашей страны сейчас характерно отсутствие специалистов необходимого качества, как бы грубо это ни звучало», — отметил он. В качестве иллюстрации тезиса Алексей Мельников рассказал о запуске собственной консалтинговой компании по внедрению процессов роботизации: «Потому что специалистов, которые могут качественно предоставить бизнесу услуги роботизации, сейчас нет или они очень дорогие».

Упрощение

В России реальные доходы населения падают с 2014 года. Следствием снижения покупательной способности людей вкупе с подорожанием сырья и материалов стало вытеснение простыми форматами — доступным общепитом, недорогими средствами размещения, скромным по числу позиций ассортиментом в булочных и кафе — более сложных и дорогих. Потеря качества вполне вероятное следствие этого процесса.

Снижение покупательной способности людей вкупе с подорожанием сырья и материалов привело к вытеснению простыми форматами более сложных и дорогих. Потеря качества вполне вероятное следствие этого процесса.

Гендиректор компании «Индивидуальный туристический сервис», инвестор отеля Hotel Indigo St. Petersburg Tchaikovskogo Виктория Шамликашвили говорит, что уровень оплаты линейного персонала вырос на 20–25%, но даже подняв зарплаты, отельерам не найти работников. «Растут и все остальные комплектующие. После Нового года мы с вами в полной мере ощутим еще один всплеск цен, это неизбежно», — полагает она.

«Есть явная тенденция удорожания ресурсов, прежде всего человеческих. Идет серьезный рост зарплат уборщиц, горничных, строителей, разнорабочих, потому что из-за сокращения числа трудовых мигрантов эти позиции становятся дефицитными», — поясняет ректор бизнес-школы ИМИСП Ярослав Павлов. «Как я вижу из моей практики, в том числе на примере бизнеса одного из московских пятизвездочных отелей, численность персонала с начала пандемии сократилась в несколько раз, что существенно сказывается и на уровне сервиса, — подтверждает управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to business Светлана Гузь. — К сожалению, даже поставщики премиальных услуг, и не только в отельном сегменте, снизили стандарты качества при сохранении, а порой и росте цен на свои услуги».

Виктор Вентимилла Алонсо, председатель Северо-Западного банка ПАО Сбербанк
 Виктор Вентимилла Алонсо, председатель Северо-Западного банка ПАО Сбербанк:

«2021 год для многих компаний стал не только продолжением удаленной работы, но и периодом серьезного пересмотра форматов отношений между работодателем и сотрудниками. Сейчас даже на объявлениях о вакансиях компании ставят пометки: «Возможна удаленная работа». Многие оценили преимущество такого формата: это экономия на аренде помещений и сохранение безопасного пространства для сотрудников.

В 2021 году многие компании продолжают корректировать свои стратегии. Самое, пожалуй, заметное — это переход в онлайн, развитие дистанционных сервисов. Онлайн-курсы, доставка товаров, маркетплейсы, IT-технологии — эти направления показывают кратный рост объемов и прибыли. Значительные ресурсы приходится направлять на IT-поддержку. Со стороны инвесторов сейчас возрастает интерес к компаниям, которые выстраивают стратегию устойчивого развития, придерживаются ESG-повестки. Таким игрокам рынка проще обратить на себя внимание и привлечь финансирование».

По словам Виктории Шамликашвили, большинство потребителей готовы жертвовать качеством размещения ради экономии. «Растущая себестоимость приводит к тому, что в условиях падающего спроса в нашей индустрии — до пандемии 50% клиентов в качественном номерном фонде были иностранцы — гости выбирают те места размещения, где им не приходится платить за дополнительные услуги. Об этом говорит статистика, взлет спроса на Airbnb — на 40% выросла краткосрочная аренда в частном секторе. И продолжит расти», — прогнозирует она.

В общепите многие владельцы бизнеса оказались перед выбором: нужно либо повышать цены, либо сокращать порции или менять (в сторону ухудшения) рецептуру, либо отказываться от части позиций в меню. «Сейчас зарплаты растут, стоимость открытия растет, себестоимость продуктов растет. Из-за подорожания отдельные позиции нам приходится выводить из ассортимента. За последние несколько месяцев ушло 10% ассортимента», — рассказал Алексей Феликсов, основатель сети пекарен «Цех 85 family».

Виртуализация

Еще одним следствием удорожания станет дальнейшее развитие виртуальных сторон жизни и видов бизнеса — ведь в виртуальной среде нет ограничений в виде стоимости материальных ресурсов — вплоть до продажи цифровой одежды и добычи виртуальных минералов.

Генеральный директор «Третьего места» Ольга Звагольская ссылается на прогноз Wunderman Thompson, согласно которому трендом на следующие два года станет развитие метавселенных (виртуальное пространство, в котором люди могут взаимодействовать друг с другом и с цифровыми объектами. — Прим. ред.), и уже сейчас нужно думать о том, как встроиться в новый мир. «Мы участвовали в конкурсе NFT платформ, заняли там несколько призовых мест. И сами смотрим в сторону метавселенной «Третьего места», — заявила Ольга Звагольская. — Пока мы точно будем делать виртуальную галерею «Третьего места».

«При дорогих материальных ресурсах будет расширяться виртуальная вселенная и виртуальные способы заработка. Например, люди будут заказывать для своих образов в соцсетях виртуальную одежду от модных брендов, чтобы не забивать гардероб в реальной жизни. Ты покупаешь виртуальную одежду, надеваешь, фотографируешься, и это имеет реальную ценность», — уверен генеральный директор ГК ITGLOBAL.COM Дмитрий Гачко. Он рассказал, что сейчас финансирует новый проект — игру, в которой люди добывают виртуальные полезные ископаемые. «Из этих полезных ископаемых можно произвести красивые кристаллы разного цвета, разной чистоты и размера. Кристаллы мы будем продавать людям, которые покупают украшения для аватарок», — отметил Дмитрий Гачко.

Социальность

Чтобы развиваться в сложных условиях, бизнес должен быть особенно чутким к запросам общества. В связи с большим количеством проблем, возникающих у потребителей на фоне пандемии и требующих эффективного решения, а также благодаря естественной эволюции петербургских компаний, их деятельность приобретает все больше социальных черт. По частным инициативам, включенным в проект «Герои года», видно, что в 2021 году грань между классическим социальным предпринимательством и «обычным» рыночным бизнесом стала прозрачной.

Так, петербургский Фонд «Не напрасно», действующий по модели НКО, основал онкологическую поликлинику «Луч» — коммерческий проект, вышедший в 2021 году на самоокупаемость. Поликлиника, по словам основателя Фонда Ильи Фоминцева, ставит своей целью предлагать пациентам решения, которые они не получают в системе ОМС, в том числе быструю маршрутизацию, план лечения и доступ к нужным врачам и лекарствам. Сеть «Опека» развивает частные социальные услуги на рынке, где пока доминирует государство, благодаря ставке на другой, чем в «бесплатных» интернатах, подход к постояльцам. «В нашей модели надо подбирать персонал не вообще, а под конкретного клиента, — приводит пример Алексей Маврин из «Опеки». — Ведь часто бывает так, что люди несовместимы. Очень важно, чтобы между бабушкой и тем человеком, который с ней работает, возникло взаимопонимание, какие-то флюиды, должна произойти любовь». По словам Маврина, зачастую сиделка подбирается только с десятого раза.

Основатель и идеолог курорта «Первая Линия. Health Care Resort» Мария Грудина обращает внимание на то, что наличие идеи, выходящей за рамки получения доходов, сейчас важно не только клиентам, но и сотрудникам. «Специалистов, с которыми можно развивать компанию, на рынке меньше с каждым годом. Поэтому мы стремимся подбирать людей, с которыми у нас совпадают ценности; которые не уйдут просто потому, что получили предложение о большей зарплате», — отметила она. По словам Марии Грудиной, лучшие кадры приходят в компании за смыслом. «Люди хотят вкладывать свою жизнь в те проекты, которые дают им смысл. Они не хотят просто зарабатывать деньги, они хотят менять мир к лучшему», — считает она.

Геннадий Щербина, президент Группы «Эталон»
 Геннадий Щербина, президент Группы «Эталон»:

«Наши планы развития сегодня, как девелопера, связаны с внутренней качественной трансформацией — цифровизацией, поиском новых строительных материалов и технологий, новых бизнес-подходов и решений. Мы вводим новую систему управления компанией. Она будет основана на единой цифровой платформе, обеспечивающей контроль процессов на всех этапах жизненного цикла реализуемых проектов. Путем оцифровки бизнеса, стандартизации нашей продукции и высокой производственной дисциплины мы планируем существенно повлиять на стоимость строительных проектов и достичь целевых показателей валовой рентабельности. Операционная эффективность уже сегодня является конкурентным преимуществом нашей компании (по итогам финансовых результатов за первое полугодие 2021 года общая валовая рентабельность составила 35%).

И в целом в нашей отрасли успех демонстрируют те компании, которые идут по пути применения инновационных технологий, снижения издержек, сокращения строительных циклов. Широкое применение новых строительных технологий, включая использование готовых модулей для строительства жилых домов, позволяет серьезно влиять на себестоимость строительного процесса. В частности, применение технологий модульного домостроения позволяет до 40% сократить строительный цикл и до 20% строительные расходы, обеспечив при этом высокое качество жилья и широкий выбор планировочных решений».

Рост госкорпораций и экосистем

Ярослав Павлов из бизнес-школы ИМИСП отмечает, что рост стоимости труда специалистов, в том числе айтишников, подогревается не только пандемией, но и госкомпаниями, которые довольно агрессивно «скупают» кадры: «Поскольку для госкомпаний деньги обходятся дешевле, чем для частных игроков, то они могут брать людей на большие деньги, чем те реально стоят, и даже не загружать их в полном объеме». Александр Бобков также назвал активную деятельность госкорпораций на общих с частным бизнесом рынках серьезной опасностью для предпринимательства, особенно, подчеркнул он, на фоне пандемии. Он сравнивает это с ездой части участников дорожного движения по встречной полосе. «Те участники рынка, у которых по-другому устроен баланс ресурсов и деятельность в целом, в принципе не должны ходить по тем же улицам. Они должны жить отдельной жизнью и отдельно регулироваться. А они живут полноценно, «конкурируют», — говорит Александр Бобков. — Когда с такими встречаешься «на дороге», то зачастую непонятно, куда бежать».

На некоторые сектора экономики давление со стороны госкорпораций становится очень сильным — «частникам» нужно либо искать для себя другой рынок, либо превращаться в высокооплачиваемых корпоративных специалистов.

Светлана Гузь, адвокат, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to business
 Светлана Гузь, адвокат, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to business:

«И как потребитель различных услуг, и как партнер многих российских компаний, я считаю дефицит персонала и, как следствие, увеличение стоимости труда одним из самых значительных трендов уходящего года. Как я вижу из моей практики, в том числе на примере бизнеса одного из московских пятизвездочных отелей, численность персонала с начала пандемии сократилась в несколько раз, что существенно сказывается и на уровне сервиса. К сожалению, даже поставщики премиальных услуг, и не только в отельном сегменте, снизили стандарты качества при сохранении, а порой и росте цен на эти услуги. В следующем году для бизнеса будет актуально решение кадровой проблемы, поскольку качественная команда — залог успеха и развития любого бизнеса.

На рост расходов бизнеса также существенно влияют налоговые платежи. Налоговая нагрузка ощутимо увеличилась — не столько из-за ставок налогообложения, сколько из-за прозрачности работы бизнеса для налоговых органов, которая стала нормой в нашей стране, но не все это успели осознать. Подходы и решения, которые еще вчера были допустимыми и с точки зрения законодательства, и с точки зрения практики, сегодня трактуются судами как неприемлемые. Весь 2021 год нам приходилось работать с кейсами компаний, которые недооценили строгость сегодняшней российской фискальной системы или неверно истолковали положения законодательства. К сожалению, для многих предпринимателей трактовка положений законодательства представляет сложность в силу особенностей юридической техники — нюансов формулировок. Нередко законодатель изъясняется эзоповым языком. Однозначно, что эпоха «налогового романтизма» закончилась и в наступившей реальности бизнесу надо закладывать в свои планы серьезный уровень отчислений в казну.

Что касается экономической ситуации в компаниях, то мы наблюдаем четкий водораздел: сферы IT, медицины, фармакологии и фармацевтики, онлайн-услуги показывают неуклонный рост и выходят на новые рынки, в том числе в новые регионы, для них текущий кризис оказался благоприятен. Сектор недвижимости выиграл благодаря тому, что люди, стремясь сохранить деньги, делали серьезные инвестиции в эту сферу. Но в основной массе российским компаниям было нелегко в этом году».

На некоторые сектора экономики давление со стороны госкорпораций становится очень сильным — «частникам» нужно либо искать для себя другой рынок, либо превращаться в высокооплачиваемых корпоративных специалистов. «Активное вмешательство государства в рыночные процессы, ярко проявленное в этом году в самых разных отраслях, является долгосрочным стрессовым фактором для российской экономики», — констатирует Ярослав Павлов. По его мнению, несмотря на активную «работу над собой» передовых компаний, сложившийся набор негативных факторов не позволяет ждать подъема частного предпринимательства в ближней перспективе. «Конкретные бизнесы могут выигрывать, отдельные отрасли переживают подъем, но в целом бизнес-обстановка в стране за год стала сложнее», — считает Павлов.

Ярослав Павлов, ректор бизнес-школы ИМИСП
 Ярослав Павлов, ректор бизнес-школы ИМИСП:

«Есть явная тенденция удорожания ресурсов, прежде всего человеческих. Идет серьезный рост зарплат уборщиц, строителей, разнорабочих, потому что из-за сокращения числа трудовых мигрантов эти позиции становятся дефицитными. Рост стоимости труда IT-специалистов подогревается не только пандемией, но и госкомпаниями, которые довольно агрессивно «скупают» айтишников. Поскольку для госкомпаний деньги обходятся дешевле, чем для частных игроков, то они могут брать людей на большие деньги, чем те реально стоят, и даже не загружать их в полном объеме. Кроме того, из-за возникших в результате пандемии логистических сложностей дороже стали и различные ресурсы, необходимые при строительстве и производстве товаров. В итоге Подорожание сказалось практически на всем российском бизнесе, затруднив его жизнь, так как зарплаты совокупно растут, а доходы предпринимателей и компаний, как правило, падают, то есть повышение расходов не из чего компенсировать. В2В сегмент также страдает от сокращения затрат корпораций по многим направлениям. Конкретные бизнесы могут выигрывать, отдельные отрасли переживают подъем, но в целом бизнес-обстановка в стране за год стала сложнее.

Мы уже увидели и еще увидим в следующем году разные типы реакций на этот негативный фактор. В классических бизнесах будет расслоение на тех, кто смог перестроиться и начал работать по-новому, и тех, кто продолжит идти по нисходящей. В конкурентных секторах бизнесы нового типа отнимут еще большие доли рынка и больше людей, чем отнимали в прошлые годы. Однако ситуация с закрытием и открытием границ, нестабильностью рынка труда и жизни в целом приводит к смене моделей потребительского поведения, а под новые модели потребления и новые условия нужны новые бизнес-идеи — и они будут появляться, потому что творческая жилка у российских предпринимателей развита, при всех сложностях они находят нетривиальные решения. К сожалению, такие решения в нашей стране отмечают и чествуют реже, чем достижения ВПК, хотя их значимость для суверенитета России не ниже.

Люди, оказавшиеся в бизнесе случайно и к новаторству не склонные, будут постепенно уходить с рынка. Этому способствует и борьба с коррупцией. Но и часть создателей настоящих бизнесов, при всей осознанности предпринимательского выбора, все равно будут уходить с рынка в госкомпанию, потому что на некоторые сектора экономики давление со стороны госкорпораций становится очень сильным — «частникам» нужно либо искать для себя другой рынок, либо превращаться в высокооплачиваемых корпоративных специалистов. Активное вмешательство государства в рыночные процессы, ярко проявленное в этом году в самых разных отраслях, является долгосрочным стрессовым фактором для российской экономики.

Предпринимательство тем не менее сохранится, но число частных компаний не растет сейчас и не будет, я думаю, расти в текущих условиях. Число фрилансеров зато активно растет, что стимулируется новым законодательством о самозанятых и поколенческими сдвигами: «зеты» склонны к независимости от постоянного работодателя. При улучшении рыночных условий часть фрилансеров будет становиться полноценными предпринимателями, создающими новые виды товаров и услуг, нанимающими «подмастерьев», а затем и полноценных сотрудников. Независимо от государственной политики и внешних условий я верю в российских предпринимателей».

От первого лица «Цифровизация и экологичность задают главный тренд»
Скачать Содержание
Закрыть