FAQ по форс-мажору: каковы последствия чрезвычайности
Материалы выпуска
FAQ по форс-мажору: каковы последствия чрезвычайности Экспертиза Недвижимость для бизнеса на карантине Решения Вирусная коллизия: как бизнесу защитить свои права, если суд закрыт Экспертиза Злоупотребление vs право: как доказать, что пострадал от коронавируса Решения Слияние на расстоянии Рынок Опасности «удалёнки» Решения Не индульгенция и не панацея: что дает признание форс-мажора Решения
Экспертиза Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

FAQ по форс-мажору: каковы последствия чрезвычайности

Многие бизнесмены стремятся доказать, что попали в ситуацию форс-мажора в связи с пандемией коронавируса. РБК Петербург спросил у юристов о возможных минусах такой тактики.

Каждая вторая компания, стремящаяся доказать, что попала в ситуацию форс-мажора в связи с эпидемией COVID-19, намеренно преувеличивает влияние пандемии. Это следует из юридической практики экспертов вебинара РБК Петербург «Новое в договорных отношениях: как доказать чрезвычайность?». Тем же предпринимателям, чей бизнес действительно пострадал от почти трехмесячного карантина, приходится доказывать обстоятельства непреодолимой силы. Какие доказательства помогут компании защитить свои интересы и какими могут быть практические последствия наступления форс-мажора, в рамках вебинара рассказали Мария Стригалева, руководитель юридической и налоговой практики BLCONS GROUP и Дарья Титкова, руководитель практики разрешения споров и юридического сопровождения консалтинговой компании «ССП-Консалт».

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА НЕПРЕОДОЛИМОЙ СИЛЫ

— Каковы главные заблуждения относительно форс-мажора? Часто ли бизнесмены ошибаются в том, какие права им дает признание ситуации форс-мажором?

Д.Т.: Есть миф, что форс-мажор освобождает компанию от исполнения всех обязательств по договору. Это не так. Форс-мажор может освобождать только от ответственности за неисполнение обязательств — то есть, с компании нельзя будет взыскать убытки, неустойки, пени, штрафы, если иное у вас не предусмотрено в договоре. Все обязательства, прописанные в договоре, вы должны исполнять. Также, если предприниматель доказал обстоятельства непреодолимой силы, это не значит, что его договоры с контрагентами аннулируются. При наступлении форс-мажора договор автоматически не расторгается, если это не предусмотрено прямо в договоре.

Дарья Титкова («ССП-Консалт»)

— Какие еще есть заблуждения у бизнеса по поводу форс-мажора?

Д.Т.: На практике я часто сталкиваюсь с позицией предпринимателей, что только торгово-промышленная палата (ТПП) может признать обстоятельства форс-мажором. Это не так. В каждом конкретном случае суд будет отдельно рассматривать обстоятельства, а заключение торгово-промышленной палаты — будет лишь одним из доказательств.

— А если у предпринимателя есть сертификат ТПП о форс-мажоре, это дает ему гарантию признания обстоятельств непреодолимой силы в суде?

Д.Т.: Нет, так как суд будет в комплексе рассматривать все доказательства по делу. Есть судебная практика, где у компании есть заключение ТПП о форс-мажоре, но суд исходит из совокупности доказательств и, несмотря на это свидетельство, не признает обстоятельства непреодолимой силы.

— Какие признаки указывают на то, что компания попала в обстоятельства, которые могут считаться чрезвычайными и непреодолимыми?

Д.Т.: Важным критерием считается причинно-следственная связь между мерами, принимаемыми государством и тем, что происходит с контрагентами, заказчиками. На мой взгляд, признаки чрезвычайности и непреодолимости можно применить к каждому предпринимателю. Никто не знал, что случится пандемия, никто из сторон сделок не мог повлиять на то, чтобы коронавирус не навредил бизнесу. А вот что касается причинно-следственной связи, здесь нужно смотреть в каждой ситуации отдельно.

— Например?

Д.Т.: Если вы заказали у разработчиков сайта определенную работу к какой-то дате, а они говорят: «Мы нарушим сроки договора или вообще не предоставим результаты работы, потому что наступила пандемия», то здесь причинно-следственная связь не прослеживается. Как на них повлияли ограничительные меры правительства? Очевидно, что такая ситуация к форс-мажору не относится.

Другой пример связан с ресторанным бизнесом. У нас много клиентов, которые обращаются к нам с просьбой проанализировать договоры аренды, и в большинстве случаев я прихожу к выводу, что общепит попадает под обстоятельства форс-мажора. Рестораны почти три месяца не могут работать на полных оборотах по причине введенных ограничительных мер. Но здесь необходимо заметить, что форс-мажор и то, что происходит сейчас, носит временный характер.

— Что это значит?

Д.Т.: Это значит, что бизнес, в данном примере — рестораны, освобождается от ответственности только в период действия ограничительных мер. Как только мы вернемся к нормальной жизни, вы будете нести ответственность перед контрагентами в соответствии с договором.

М.С.: Хочу подчеркнуть, когда ограничительные меры для бизнеса будут сняты, компания должна будет исполнить свои обязательства либо в срок, указанный в договоре, либо в другой срок. По 314 статье Гражданского кодекс РФ, это 7 дней с момента предъявления требований кредитора.

Мария Стригалева (BLCONS GROUP)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

— Мы говорим, что форс-мажор освобождает бизнес от ответственности за неисполнение договора, но может быть есть механизмы, позволяющие компании полностью расторгнуть договор?

М.С.: Да, это прописано в Гражданском кодексе РФ. Если обстоятельства форс-мажора носят постоянный характер и компания из-за них не может выполнять свои обязательства перед контрагентами, мы можем говорить о прекращении обязательств. Иногда в договоре прописывается такое условие, что в случае, если обстоятельства форс-мажора будут длиться в течение определенного времени, договор прекращается и прописываются условия, связанные с таким прекращением. Если же в договоре таких положений нет, сторона договора, которая не может его исполнить ввиду непреодолимых обстоятельств, сможет потребовать прекращения обязательств в суде. Также сторона может потребовать расторжения договора или в исключительных случаях его изменения.

— Что нужно знать бизнесу перед тем, как идти в суд и доказывать форс-мажор?

М.С.: Прежде всего нужно проанализировать договор и найти связь — как коронавирус повлиял на исполнение вами обязательств. Второй момент — позаботиться об уведомлении своего кредитора о том, что в срок и надлежащим образом вы не можете исполнить свое обязательство. Третье — можно обратиться за подтверждением в ТПП.

— Какие подтверждающие документы должен иметь предприниматель?

М.С.: Из внешних документов — те нормативные акты, которые вводили ограничения, связанные с COVID-19. Это могут быть указы президента, акты правительства субъектов, какие-либо перечни, распоряжения. И внутренние документы — приказы, что вы вводили нерабочие дни в соответствии с указом президента. Например, вы прикладываете документ, что у вас столько-то сотрудников пенсионного возраста, они занимаются тем-то и вы были вынуждены отправить их на самоизоляцию, поэтому обязательства не выполнены в срок. Еще одним доказательством в суде будет переписка по вашему договору с контрагентами, которые входят в цепочку исполнения договорных обязательств. Здесь документы могут быть различными, я назвала минимальный стандарт.

— Как сейчас в России складывается судебная практика, связанная с коронавирусом? Какова позиция российских судов в отношении форс-мажора?

М.С.: Сейчас судебной практики, связанной с пандемией, пока нет. Дело в том, что любой спор в суде рассматривается минимум 2-3 месяца в первой инстанции. Даже если какая-то сторона во время действий ограничительных мер подала заявление в суд, то дело по существу еще не рассмотрено.

— Но мы можем сделать какие-то выводы из заявлений Верховного суда?

М.С.: Вывод, что каждый спор будет оцениваться индивидуально. Например, отсутствие денежных средств напрямую не признается форс-мажором. А Верховный суд отметил, что если это отсутствие будет связано непосредственно с обстоятельствами, вызванными пандемией, они могут рассматриваться как форс-мажор.

НЕДОБРОСОВЕСТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

— Вы перечислили документы, с которыми бизнес в суде может доказать форс-мажор. Если части из них нет, остаются ли у бизнеса шансы доказать чрезвычайность обстоятельств?

М.С.: Шансы уменьшаются. Чем более всесторонне документы доказывают вашу позицию, тем больше шансов, что суд встанет на вашу сторону. Впрочем, судебный процесс — это процесс состязательный, бизнесу не надо сдаваться. В то же время мы понимаем, что возможно и злоупотребление текущей ситуацией со стороны контрагентов — не только в силу заблуждения, но и в силу недобросовестного поведения.

— Как определить это недобросовестное поведение?

М.С.: Один из моментов, которые следует учитывать и документировать — какие действия должник совершал в период обстоятельств форс-мажора. Что он предпринимал, какие меры, направленные на исполнение обязательства, на уведомление кредитора, на минимизацию негативных последствий от его неисполнения. Такие действия будут сильно влиять на позицию судебных органов при принятии решений. Если компания просто бездействовала, то сам факт пандемии в стране не является достаточным для подтверждения обстоятельств форс-мажора.

Д.Т.: Злоупотребление правом о форс-мажоре уже встречается в моей практике. Звонят клиенты с просрочками по исполнению обязательств и говорят: «А может быть, мы все под коронавирус подведем?». Мы исходим из интересов клиентов, но часто бывают ситуации, когда это невозможно сделать, так как просрочка наступила до наступления пандемии. Но можно доказывать, что да — просрочка была, но она была небольшой, и до того, как наступила пандемия, мое положение как контрагента ухудшилось. Здесь будут споры в суде. Четких критериев злоупотребления форс-мажором нет. Здесь нужно в первую очередь смотреть условия договора.

— Часто ли бывают ситуации, когда бизнесмены пытаются злоупотреблять правом форс-мажора?

М.С.: Я думаю, суды в 50% случаев будут отклонять дела о форс-мажоре ввиду несоответствия обстоятельств.

ДОСУДЕБНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

— Какие основные ошибки допускают предприниматели в переговорах с контрагентами?

М.С.: Первое — неуведомление о наступлении форс-мажора. Второе — бездействие. Не принимают меры, направленные на исполнение или минимизацию ущерба. И третье — плохое аргументирование своей позиции. В переговорный процесс лучше вступать, имея хорошо подготовленную и документально подтвержденную позицию. Для того, чтобы начинать переговоры и успешно их провести, у стороны должна быть папка документов, с которыми она в случае недоговоренности пойдет в суд. Причем, это актуально для обеих сторон. Кредитор, защищая свои интересы, должен опровергать причинно-следственную связь между неисполнением договора и форс-мажорными обстоятельствами, он должен указывать должнику на нарушения — порядок уведомления, порядок исполнения договора. Если обе стороны будут сильны, они поймут, что передача дела в суд — временные и финансовые издержки. У них будет больше шансов договориться в досудебном порядке.

— То есть обеим сторонам выгоднее решать проблему в досудебном порядке?

Д.Т.: Конечно. Я веду юридические процессы общественно-делового пространства «Севкабель Порт» и нам удалось сохранить отношения со всеми арендаторами. Руководствовались тем, что арендодателю выгоднее не искать новых арендаторов, а арендатору тоже не хочется уходить в банкротство, все хотят жить после сложной ситуации. Мы вели долгие переговоры с большинством ресторанов, которые находятся в этом креативном пространстве, и нам со всеми удалось договориться.

— Объясните, почему бизнесу не всегда выгодно обращаться в суд?

Д.Т.: Судебные перспективы всегда носят риск для обеих сторон. Договор между контрагентами будет расторгнут, когда суд примет решение, и оно вступит в законную силу. В течение этого времени (полгода-год) все меры по спасению населения от коронавируса могут закончиться, и контрагент должен будет исполнять свои обязательства в полном объеме. То есть, пока стороны судятся, обязательства продолжаются. Еще один аргумент против доведения дела до суда — бОльшие затраты на юристов, которые не дают 100%-ных гарантий, что какая-то сторона выиграет этот суд.

— Назовите отрасли, у представителей которых больше шансов доказать форс-мажор?

Д.Т.: Шансов больше у тех отраслей, которые внесены в список наиболее пострадавших. Я, в свою очередь, призываю бизнес договариваться, внимательно относиться ко всем документам, вести деловую переписку, отправлять все уведомления, нанять юриста или обратиться к компании на аутсорс. Пренебрегать бумажками не стоит. И договариваться, договариваться, договариваться.

М.С.: Я соглашусь относительно пострадавших отраслей. Мне кажется, высокие шансы у компаний с крупными контрактами — внешнеэкономическими, государственными, потому что, как правило, они сложносоставные. В таких договорах может отсутствовать возможность исполнить обязательства в одной части, но не все обязательство. И суды будут по частям разбирать эти сложносоставные договоры. Это будет очень интересная практика.