Злоупотребление vs право: как доказать, что пострадал от коронавируса
Материалы выпуска
Недвижимость для бизнеса на карантине Решения Вирусная коллизия: как бизнесу защитить свои права, если суд закрыт Экспертиза Злоупотребление vs право: как доказать, что пострадал от коронавируса Решения Слияние на расстоянии Рынок Опасности «удалёнки» Решения Не индульгенция и не панацея: что дает признание форс-мажора Решения
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Злоупотребление vs право: как доказать, что пострадал от коронавируса

В условиях пандемии коронавируса COVID-19 и режима самоизоляции, которые нанесли удар по экономике, в отношениях кредиторов и заемщиков повышается риск невозврата долгов
Фото: pixabay.com

Пандемия и государственные меры по ее сдерживанию привели к тому, что деятельность большинства организаций оказалась под запретом. Особенно сложная ситуация сложилась у заемщиков. Как разрешить споры о задолженностях, получить ипотечные и кредитные каникулы, отстоять свои интересы в суде и не обанкротиться — в материале РБК+.

Ваше дело

Граждане и предприниматели столкнулись со снижением доходов в результате пандемии и испытывают сложности с исполнением своих обязательств перед кредиторами, констатируют юристы. «Взаимоотношения кредиторов и заемщиков и в простые времена отчасти характеризуются как противостояние, — говорит руководитель группы банковской и финансовой практики «Пепеляев Групп», адвокат Лидия Горшкова. — В период эпидемии все усугубляется тем, что никто не хочет терять свои доходы. Только заемщики в большинстве случаев их уже потеряли, и ищут у кредиторов понимания. А кредиторы не очень-то готовы к эмпатии, и пытаются перекрыть потенциальные потери от невозвращенных кредитов за счет тех заемщиков, которые платить еще могут и готовы».

Лидия Горшкова («Пепеляев Групп»)

Государство снизило кредитную нагрузку для наиболее пострадавших групп заемщиков в качестве обязательной меры поддержки со стороны кредиторов. Центробанк РФ дал рекомендации банкам осуществить поддержку, как граждан, так и более уязвимых отраслей экономики. Ряд банков уже объявили ипотечные и кредитные каникулы, но нужно учитывать, что получить их смогут не все.

«Те, у кого возникли финансовые трудности из-за пандемии, смогут рассчитывать на поддержку со стороны банка в виде каникул, отмену штрафов и неустоек при условии подтверждения, что причина неплатежа по кредиту связана с коронавирусом», — отмечает руководитель практики страхового и административного права ССП-Консалт Екатерина Назарова. — При этом бремя доказывания обстоятельств непреодолимой силы, а именно невозможность осуществлять свои кредитные обязательства будет лежать на заемщике».

Екатерина Назарова (ССП-Консалт)

По словам партнера юридической фирмы «Борениус» Арины Довженко, заемщик может сослаться в суде на обстоятельства непреодолимой силы — форс–мажора в качестве причины неисполнения своих обязательств. «Для этого заемщику сначала нужно обратиться к тексту договора с кредитором, — поясняет Довженко. — Как правило, договор содержит отдельный раздел, посвященный форс-мажору, где среди таких обстоятельств часто указывается «эпидемия» или «пандемия». В таком случае заемщик сможет сослаться на эти условия договора в суде».

Арина Довженко («Борениус»)

Если же в договоре эпидемия или пандемия не значатся в качестве обстоятельств форс-мажора или этот пункт отсутствует вовсе, то будет применяться общее правило. По нему к «форс-мажору» относятся чрезвычайные и непредотвратимые объективные обстоятельства, которые стали причиной неисполнения обязательств по договору. То есть это не является обычными обстоятельствами, их невозможно было избежать, и существует прямая связь между наступлением пандемии и неисполнением условий договора. «Так, если договор был заключен уже в период пандемии, то заемщик не сможет ссылаться на форс-мажор», — уточняет Арина Довженко.

Судебные перспективы

Обычно в судебном заседании каждая сторона сама должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается. «Это относится и к доказыванию по вопросу о наличии обстоятельств непреодолимой силы и других, — отмечает Лидия Горшкова. — Исключение составляют потребительские споры, в которых бремя доказывания лежит на лице, оказывающем услугу. Это исключение распространяется и на финансовые организации».

Если суд признает коронавирус обстоятельством непреодолимо силы, то заемщик будет освобожден от штрафных санкций, но не от основного долга, напоминают опрошенные юристы. «Полагаем, что суды будут обращать внимание на действия заемщика после объявления пандемии: обращался ли заемщик в банк с заявлением о представлении каникул, подтверждал ли факт невозможности исполнять обязательства по кредиту, есть причинно-следственная связь между невозможностью внесения платежей по кредиту и пандемией», — перечисляет Екатерина Назарова.

Согласно обзору судебной практики Президиума Верховного Суда, коронавирусная инфекция и принимаемые государством меры по борьбе с ней сами по себе не могут рассматриваться в качестве обстоятельств непреодолимой силы. Решение о существовании форс-мажора должно приниматься исходя из обстоятельств конкретного дела и в том случае, если должник докажет, что это обстоятельство чрезвычайное (носит исключительный характер), непредотвратимое (любой другой должник в аналогичной ситуации не мог бы его предотвратить), что оно не зависело от воли должника, не могло быть нивелировано разумными мерами защиты, и именно оно стало причиной просрочки. Поэтому очень важно документально обосновать каким образом наступление форс-мажора привело к невозможности заплатить по договору. «Заемщик может представить суду документы, свидетельствующие о сокращении его уровня дохода в связи с наступлением пандемии, например, приказ о сокращении численности штата работников, либо документы, подтверждающие нахождение заемщика на лечении от коронавируса», — говорит партнер юридической фирмы «Борениус» Анна Заброцкая.

Анна Заброцкая («Борениус»)

Юристы также рекомендуют заемщикам до обращения в суд направить кредитору заявление о реструктуризации долга из-за снижения уровня дохода с 1 марта 2020 года. Перспективы открывает и закон о кредитных каникулах. «Согласно документу, заемщики (физическое лицо, индивидуальный предприниматель или некоторые субъекты малого предпринимательства), заключившие кредитный договор, при соблюдении определенных условий, будут вправе не позднее 30 сентября 2020 года обратиться к кредитору с требованием об изменении условий договора, предусматривающим приостановление исполнения обязательств на срок, определенный заемщиком (так называемый «льготный период»), — поясняет Заброцкая. — Полагаем, что этим категориям заемщиков было бы полезно воспользоваться такой возможностью, чтобы в суде продемонстрировать предпринятые ими попытки по исполнению своих договорных обязательств».

Прецедентный форс-мажор

На данный момент судебная практика, связанная с вопросом признания пандемии коронавируса форс-мажором в России отсутствует, поскольку деятельность судов в большей части приостановлена. «Тем не менее, за последние годы сформировалась некоторая судебная практика в отношении форс-мажора в кредитных отношениях, которую было бы полезно учесть», — отмечает Анна Заброцкая.

Так, признание обстоятельства форс-мажором исключает возможность кредитора предъявить аналогичные требования к поручителю. «Например, колхозно-фермерское хозяйство в суде было освобождено от ответственности за просрочку по выплате кредита в связи с засухой в регионе, суд признал данное обстоятельство форс-мажором. На этом основании в деле о взыскании задолженности с поручителя суды отказали кредитору, так как основной должник не понес ответственность за просрочку», — приводит пример Заброцкая апелляционное определение Верховного суда Республики Ингушетия по делу 2019 года.

Обстоятельства, наступившие после просрочки заемщика, также не могут быть квалифицированы в качестве форс-мажора. «Завод ссылался в суде на то, что он включен в реестр сельскохозяйственных производителей, пострадавших от неблагоприятных метеорологических условий в сентябре и октябре 2014 года, хотя просрочка наступила в марте 2014 года», — приводит пример Заброцкая постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу 2016 года

Блокировка банковских операций со стороны налоговых органов также не является форс-мажором. «Например, суды отказали заводу в признании блокировки форс-мажором по той причине, что действия налогового органа могут быть отдельно обжалованы в судебном порядке», — отмечает Заброцкая на основании постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу 2019 года.

После снятия всех ограничений судебная практика по вопросу форс-мажора значительно расширится, уверены юристы. Но уже сейчас отмечают, что, несмотря на индивидуальное рассмотрение каждого конкретного договора, исход дела во многом будет зависеть от текущих действий заемщика.

По мнению Лидии Горшковой, правовая позиция, основывающаяся на том, что обязательства по возврату кредита, например, не могли быть исполнены вследствие обстоятельств непреодолимой силы, вряд ли имеет судебную перспективу, учитывая правовую позицию Банка России и Верховного Суда РФ. Но для споров по необоснованному отказу в предоставлении кредитных каникул, например, потребуется доказывать не наличие форс-мажора, а факт направления кредитору требования об установлении льготного периода. «Поэтому тем, кто решится на это «приключение», необходимо позаботиться о том, чтобы в суд можно было представить неопровержимые доказательства направления требования, соответствующего закону. И если кредитор необоснованно такое требование отклонит или не ответит на него в течение 10 дней, доказывать свою правоту уже придется ему», — отмечает Горшкова.

Злоупотребление правом

В текущих обстоятельствах новое звучание приобретает проблема злоупотреблений. Появилась категория недобросовестных заемщиков, которые перестают платить по ипотекам, ссылаясь на пандемию. «При этом они не представляют каких-либо доказательств невозможности внесения платежей именно из-за коронавируса, будь то больничный лист с диагнозом, документы, подтверждающие сокращение или уменьшение заработной платы и т.д., — говорит Екатерина Назарова. — Естественно такие действия со стороны заемщика будут расценены как злоупотребление правом и не освободят от обязательств».

Сама проблема недобросовестных заемщиков существовала всегда, и профессиональные кредиторы знают, как с ней справляться, учитывая это в своих программах и политиках, просчитывая стандартные риски, говорят юристы. «Неожиданным оказался тон, заданный Банком России в его разъяснениях, который, по сути, заранее приравнял всех желающих воспользоваться кредитными каникулами заемщиков к недобросовестным, призывая их удержаться от использования существующего механизма, и предписывая кредитным организациям проводить разъяснительную работу с заемщиками, направленную на то, чтобы как можно меньшее их число ими воспользовалось. Если даже регулятор не на стороне заемщиков, чего следует ждать от кредиторов?», — поясняет свою позицию Лидия Горшкова.

Но на рынке действительно появились недобросовестные практики: «когда направленные требования о предоставлении кредитных каникул «теряются» кредиторами, по телефону даются вводящие в заблуждение консультации, вместо кредитных каникул оформляются иные программы реструктуризации, и т.п», — отмечает Горшкова.

В итоге воспользоваться предоставленным законом правом (продлить срок кредита, а по потребительским кредитам на полгода снизить проценты по нему), сможет гораздо меньшее количество заемщиков, которым это сейчас необходимо, полагает адвокат. «Ведь не все обладают достаточной степенью знаний и настойчивости, чтобы обращаться с жалобами к регулятору и инициировать судебные споры с профессиональными кредиторами. Последние, наоборот, в силу профессиональной деятельности делают это часто», — добавляет Горшкова.

Пострадают все

Введение льготных периодов и отсрочка обязательств не преминет сказаться на дальнейших отношения кредиторов и заемщиков. Сейчас, чтобы снизить нагрузку на банки, Банк России активно предпринимает меры по оказанию помощи банковскому сектору в условиях пандемии. «В частности, Банк России предоставил льготный режим соблюдения показателя краткосрочной ликвидности одиннадцати крупных банков (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и тд.), на долю которых приходится более 60% совокупных активов российского банковского сектора — так называемые «системно значимые банки», а также увеличил совокупный максимальный лимит по безотзывным кредитным линиям с 1,5 трлн до 5 трлн рублей и снизил плату за право пользования с 0,5 до 0,15% от величины лимита с 1 апреля этого года по 31 марта 2021 года, — отмечает Арина Довженко. — Под краткосрочной ликвидностью понимается способность банков обеспечивать полное и своевременное исполнение своих обязанностей перед клиентами минимум полгода. Установление льготного режима для указанных банков поможет сохранить устойчивость всей банковской системы. В начале апреля Сбербанк, например, уже воспользовался одной из возможностей льготного режима для банков и пролонгировал безотзывную кредитную линию в ЦБ, увеличив ее размер с 223 млрд до 500 млрд рублей».

Однако с учетом различных послаблений для заемщиков, банки не смогут избежать недополучения доходов. Так называемый закон об изменении условий кредитного договора предусматривает введение льготных кредитных ставок — 2/3 среднерыночной ставки по потребительским кредитам, установленной ЦБ РФ — на время льготного периода в отношении некоторых категорий потребительских кредитов для физических лиц и индивидуальных предпринимателей, чей доход снизился более чем на 30%.

«Важно отметить, что данная мера не распространяется на обязательства, обеспеченные ипотекой, — говорит Довженко. — Тем не менее, такая норма представляется серьезным испытанием для банковского сектора, так как без компенсации недополученных процентов за льготный период банки могут лишиться от 0,5 до 1 трлн рублей в зависимости от продолжительности действия пандемии на экономику».

Ипотечные и кредитные каникулы предусмотрены для физлиц и индивидуальных предпринимателей, чей уровень дохода снизился более чем на 30%, а размер кредита не превышает суммы, утвержденной Правительством РФ, и при условии, что в отношении кредитного договора не действует ранее установленный льготный режим.

Изначально установленные Правительством РФ предельные суммы кредитов едва ли распространялись на половину всех потребительских займов, поэтому было принято решение увеличивать эти пороговые значения. Сейчас, по оценкам специалистов, новые предельные суммы потребительских кредитов, утвержденные Правительством РФ 10 апреля 2020 года, соответствуют 70% потребительских кредитов в России и около 60% кредитов, обеспеченных ипотекой. Так, для потребительских кредитов физическим лицам установлена предельная сумма в размере 250 тыс. рублей (по кредитным картам — 100 тыс. рублей, по автокредитам — 600 тыс. рублей), индивидуальным предпринимателям — 300 тыс. рублей. Для ипотечных кредитов на жилую недвижимость предельные размеры определены в зависимости от региона: для Москвы — 4,5 млн рублей, для Московской области, Санкт-Петербурга и Дальневосточного федерального округа — 3 млн рублей, для остальных регионов — 2 млн. Также каникулы распространятся на субъекты малого и среднего предпринимательства, осуществляющие деятельность в отраслях, определенных правительством.

При обращении в установленные законом сроки, заемщики смогут рассчитывать на каникулы сроком до полугода без начисления пеней и штрафов. Индивидуальные предприниматели вместо приостановления выплат могут обратиться за снижением их размера. «Таким образом, ситуация в отношении кредитных каникул выглядит чуть более оптимистичной, — отмечает Арина Довженко. — Во-первых, институт для участников рынка уже не новый — еще в июле 2019 года начал действовать так называемый «закон об ипотечных каникулах», который предусматривал льготный период только для обязательств, обеспеченных ипотекой. Во-вторых, риски невозврата кредита существовали и до пандемии. Тем не менее, эксперты считают, что введение кредитных каникул обойдется российским банкам в 160 млрд рублей. На данный момент один только Сбербанк уже принял несколько сотен тысяч заявок. При этом следует ожидать, что процент невозврата после таких «каникул» все равно будет высоким, а введенные меры только отсрочат проблему».

«Безусловно, введение ипотечных каникул скажется на банковском секторе, — говорит Екатерина Назарова. — Банки будут искать возможность вернуть неполученную прибыль, не исключено, что с помощью повышения ставок на ипотеку и навязывания заемщикам дополнительных услуг, например, страховок. Ожидаемо будет повышение требований к самим заемщикам, и усиление института созаемщиков».

«Конечно, предоставление ипотечных или кредитных каникул — это попытка найти компромисс между интересами заемщиков и кредиторов. Кредиторы, безусловно, много потеряют на недополученных процентах. Но если вопрос стоит, получить меньше с платежеспособного заемщика, которому нужна отсрочка, или ничего не получить с заемщика–банкрота, решение представляется вполне логичным. Тем более что надежных заемщиков в текущий период в стране явно не прибавится, — резюмирует Лидия Горшкова. — А пока кредитные организации в спешном порядке пересматривают свои риски и требуют от корпоративных заемщиков дополнительного обеспечения, ведь им тоже нужно минимизировать свои возможные убытки в непредсказуемой правовой и экономической ситуации».