Рост на сжимающемся рынке
Материалы выпуска
«Государственная поддержка востребована малым и средним бизнесом» Экспертиза Рост на сжимающемся рынке Экспертиза Превышение концентрации Экспертиза Банки уходят в отрыв Рынок «Мы можем предугадать положение контрагентов на перспективу» Экспертиза Эффект обратной связи Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Рост на сжимающемся рынке

Директор СЗРЦ Райффайзенбанка Андрей Почеснев рассказал о главных трендах на рынке финансовых услуг и о том, как банковский бизнес может добиваться роста прибыли в сложных экономических условиях.
Фото: Пресс-служба Райффайзенбанка

Прибыль Северо-Западного регионального центра (СЗРЦ) Райффайзенбанка по итогам 2018 года достигла рекордного значения и превысила уровень в 5 млрд рублей. О том, как удалось достигнуть подобных показателей, о ситуации в различных бизнес-сегментах и ключевых трендах отрасли в интервью РБК+ рассказал директор СЗРЦ Райффайзенбанка Андрей Почеснев.

— Давайте начнем с прибыли. Чем обусловленатакая динамика финансового результата?

— Прибыль СЗРЦ Райффайзенбанка по сравнению с прошлым годом увеличилась на 20,6% до 5,04 млрд рублей. Это действительно максимальный результат на Северо-Западе за всю историю. За ним стоит достаточно большой труд всех подразделений. Сила нашего банка — в универсальности. У нас всегда несколько точек опоры, и как бы ни вел себя рынок, обязательно будут бизнес-направления, которые, как локомотив, будут двигать РЦ вперед. Так было, так есть и так останется.

2018 год в целом был относительно спокойным. Конъюнктура рынка позволила нам, сильному универсальному игроку, который ведет сбалансированную политику, активно развиваться и расти в объемах и в финансовом результате.

— Какие направления работы внесли наибольший вклад в прибыль по итогам минувшего года?

— В этом смысле никаких сенсаций не произошло. Это ритейл, корпоративный бизнес и малый бизнес. Именно в такой последовательностис точки зрения вклада в финансовый результат.

К сожалению, во втором полугодии 2018 года изменился тренд по ставкам, что негативным образом сказалось на динамике показателей. Это можно хорошо проследить на примере ипотеки. Первые полгода были просто звездными с точки зрения объемов выдачи: мы вышли на производственную мощность более 1 млрд выданных кредитов в месяц. Вторая половина года была совершенно другой. Но, несмотря на это, петербургский ипотечный центр оказался лучшим внутри банка по итогам года.

— Получается, прирост кредитного портфеля в розничном сегменте произошел в основном за счет ипотеки?

— Не совсем так. Ипотека и потребительское кредитование показали схожую динамику. Сейчас в кредитном портфеле РЦ они занимают примерно одинаковую долю.

Справка

За 2018 год средства клиентов СЗРЦ Райффайзенбанка выросли почти на 25% и достигли 121,83 млрд рублей. Совокупные активы СЗРЦ выросли на 22,5% и составили 93,23 млрд рублей. Положительная динамика наблюдалась во всех бизнес-сегментах. В розничном сегменте портфель вырос до 46,65 млрд рублей (+24,9%), в корпоративном — до 44,48 млрд рублей (+18,9%), в сегменте малого бизнеса — до 2,1 млрд рублей (+56,7%). Основными драйверами роста розничного кредитного портфеля стали ипотека (прирост на 31,1% до 21,84 млрд рублей) и потребительское кредитование (прирост на 27,5% до 20,84 млрд рублей).

— Можно ли утверждать, что часть вашего прироста обусловлена перераспределением клиентской базы банков с отозванной лицензией?

— Я бы сказал так: прирост и клиентами, и объемами, и финансовым результатом происходит, как правило, у лидеров, в том числе за счет тех участников рынка, которым сейчас не до роста по каким-либо причинам. Речь здесь не обязательно идет об отзыве лицензии.

Кроме того, перераспределение клиентов и портфелей может происходить и среди ключевых игроков. В этом смысле показательный пример с той же ипотекой. Не секрет, что прошлый год во многом прошел под знаком рефинансирования. Мы перекредитовывали клиентов банков из топ-10, а они, в свою очередь, перекредитовывали наших клиентов. Потому что ни мы, ни другие банки, не можем понижать ставки по действующим кредитам для своих клиентов. Причина в том, что деньги были привлечены по определенным условиям на определенный срок. В этой ситуации на рынке произошел всеобщий win-win. Мы выиграли, потому что размер нашей клиентской базы вырос. Другой серьезный банк выиграл, потому что «подхватил» часть наших заемщиков. И клиент выиграл — его ипотека стала дешевле. Нетипичный случай win-win, который случается достаточно редко. Это стало возможным тогда, когда драматическим образом изменилась ипотечная ставка — была 16%, а стала— 10%. Перекредитование— непростой процесс, но он того стоил.

Фото: Пресс-служба Райффайзенбанка

— Некоторое время назад Райффайзенбанк перешел от повышения ставок по ипотеке к их снижению. Вы полагаете, что ситуация развернулась?

— Мы корректируем наши ставки, так как хотим быть максимально конкурентными. Серьезных колебаний стоимости ресурсов мы сегодня не видим, значит есть повод еще раз внимательно посмотреть на условия и где-то предвосхитить зарождающийся тренд.

— Как изменится ситуация на рынке строительства жилья в связи с новыми правилами финансирования застройщиков? Как вы сами оцениваете эти изменения?

— В целом изменения правильные. Строительство, в том числе и жилищное, по большому счету ничем не отличается от любого другого бизнеса. Но почему-то исторически сложилось так, что строители вели свой бизнес за счет средств физических лиц, которые предоставляли им деньги под обещания. Это привело к появлению игроков, которые собрали деньги и с ними испарились. Осознанно или неосознанно, вопрос отдельного обсуждения. Мы все понимаем, что стройка — это дело непростое, много подводных камней. Но то же самое можно сказать и про любой другой бизнес. И это не означает, что компания, которая выпускает, скажем, телевизоры, почему-то должна отгрузить очередную партию, только предварительно собрав деньги с покупателей. Я знаю, что строители не любят такую трактовку, и их в некоторой степени извиняет капиталоемкость отрасли: строительство даже небольшого жилого дома— это миллиарды рублей. Новые правила финансирования строительства жилья вытеснят с рынка слабых игроков, которые к «часу Х» не найдут правильной бизнес-модели или не объединятся с другими игроками.

— Вы будете работать с застройщиками по проектному финансированию с применением эскроу-счетов?

— Да, конечно, но только с теми участниками рынка, которые отвечают нашим требованиям. В сфере строительства мы работаем только с сегментными лидерами. Жилищное строительство нам безусловно интересно, мы собираемся грамотно воспользоваться новыми условиями для развития бизнеса.

— Насколько сошлись ваши планы на 2018 год с фактическими результатами? Каковы ваши планы на 2019 год?

— По ключевым направлениям мы закладывали прирост от 5 до 20%. В некоторых случаях наши оценки были даже более консервативными, чем оказалось по факту. Например, мы не ожидали такого прироста пассивов. И он случился во многом благодаря рыночной конъюнктуре. Многие клиенты посчитали правильным держать свои денежные средства в банке, который находится в стороне от санкционного давления.Также никто не ожидал яркого всплеска по ипотеке в первом полугодии и резкого торможения во втором. Но по итогам года все наши планы перевыполнены.

Что касается 2019 года, то мы планируем аккуратный, взвешенный прирост по всем сегментам. Никаких резких движений, направленных на агрессивное увеличение доли рынка; только поступательное движение, цель которого — получение стабильного результата в своих традиционных нишах. Средства достижения этой цели — улучшение сервисов и повышение качества обслуживания, глубины взаимоотношений с клиентами. Мы хотим стать домашним банком для корпораций. Не секрет, что крупные компании имеют счета в нескольких банках, и наша задача — сделать так, чтобы они выделяли нашу экспертизу и первым делом обращались к нам. Это ежедневная кропотливая работа. Какие бы параметры сделки ты не объявил, что бы не написал на сайте, если ты не можешь подтвердить свои компетенции практическими кейсами, клиентов у тебя не появится.

— Какие ключевые тренды на банковском рынке вы могли бы выделить сегодня?

— Банковский рынок сжимается: количество участников рынка уменьшается, но они укрупняются. И это, как ни странно, приводит к обострению конкуренции. Действующие игроки должны быть более проактивными на рынке. При этом, клиентов с качественным риском больше не становится, потому что экономика растет не так, как хотелось бы.

Райффайзенбанк — один из тех банков, который понимает, что в сложившихся условиях рассчитывать надо только на свои силы и возможности. Особенно в ситуации, когда нарастает доминирование госбанков. Тем не менее, мы конкурируем с ними по уровню экспертизы, скорости принятия решений и умению работать на самых разных рынках.

— В конце прошлого года Райффайзенбанк получил разрешение ЦБ на использование подхода к оценке кредитного риска, основанного на внутренних рейтингах. Что это дает?

— Это очень важное для нас разрешение. Если банк может оценивать кредитный риск по собственным моделям, это означает, что ЦБ ему доверяет. Ранее только Сбербанк мог формировать резервы по собственной методике. Райффайзенбанк— второй банк в стране с подобной привилегией. В некоторых случаях это означает более комфортное резервирование, которое высвободит часть капитала для развития бизнеса.

— Какие ключевые достижения в развитии цифровых сервисов вы могли бы выделить?

— Цифровизация позволяет часть рутинной, не требующей большого интеллекта работы перевести в цифровые каналы. Стыковка ключевых внутренних систем и платформ между собой позволяет нам работать быстрее и эффективнее. Эти процессы не всегда видны клиентам, да они и не должны быть видны, но обеспечивают результат.

Клиенты видят совершенствование наших каналов удаленного обслуживания —Райффайзен-Онлайн и его мобильной версии. Мы запустили проект дистанционного открытия счетов для малого бизнеса и индивидуальных клиентов в 90 городах в которых нет офисов Райффайзенбанка, в том числе в 5 городах на Северо-Западе. Таким образом, цифровизация позволяет нам дополнительно наращивать клиентскую базу.

— Каким образом это накладывается на планы по развитию собственной сети отделений?

— В 2018 году мы открыли отделение «Академическое» и скоро откроем еще один дополнительный офис. Кажется, что это против тренда на цифровизацию. Но мы видим, что новые отделения бьют все прогнозы по окупаемости. Отчасти потому, что рынок действительно сжимается: часть клиентов переходит на обслуживание к нам. Мы и дальше планируем открывать новые отделения. Но как только почувствуем, что начинаем каннибализировать базу действующих клиентов, сразу же остановим этот процесс.