#9 Банки и финансы, 11 октября
От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Кредитование малого бизнеса восстановилось полностью»

Евгений Абузов, Банк Уралсиб
Евгений Абузов, Банк Уралсиб (Фото: РБК)
Зампредправления Банка Уралсиб Евгений Абузов — о ключевых трендах в сегментах корпоративного и малого бизнеса.

Малый бизнес восстановился после пандемии — по крайней мере, по объемам кредитования. В то же время, бизнес трансформируется, уходит в онлайн, и вслед за этой трансформацией меняются банковские продукты. О ключевых трендах развития в сегменте взаимодействия банков с корпоративными клиентами и малым бизнесом и перспективных продуктах рассказал зампредседателя правления, руководитель блока корпоративного и малого бизнеса Банка Уралсиб Евгений Абузов.

Работа с малым бизнесом

— Как вы оцениваете степень восстановления бизнеса ваших клиентов после пандемии?

— Один из параметров, по которым можно судить о восстановлении бизнеса в том или ином сегменте — это кредитный портфель. Покажу на примере малого бизнеса. Поскольку этот сегмент занимает достаточно большую долю в нашем балансе, мы приняли решение лояльно относиться к текущим клиентам малого бизнеса. Мы использовали как государственные меры поддержки, так и собственные инструменты реструктуризации. В результате порядка 20% клиентов из нашего кредитного портфеля обратились за данными программами. Прошло 180 дней, и мы увидели, что у нас просрочка оказалась на уровне 0,1-0,2%.

Сегодня мы видим, что кредитование малого бизнеса восстановилось полностью, хотя понятно, что в разных отраслях ситуация различная. Но мы видим, что малый бизнес в России приспособлен к различным видам кризисов, у него есть определенный запас и определенная гибкость, способность к перестройке. И мы на этом фоне постепенно стали наращивать кредитования, и в 2021 году по сравнению с 2020 годом объем кредитования малого бизнеса у нас вырос на 70%, а по итогам года мы рассчитываем удвоить объемы по сравнению с 2020-м.

«Кредитование малого бизнеса восстановилось полностью. Малый бизнес в России приспособлен к различным видам кризисов, у него есть определенный запас и определенная гибкость, способность к перестройке».

— Какие инструменты поддержки бизнеса помимо реструктуризации были востребованы в период пандемии?

— В первую очередь кризис коснулся сегмента b2c, который напрямую взаимодействует с потребителями. Сфера услуг, розничная торговля в разных форматах. Соответственно, первое, что мы сделали — отменили различные формы комиссии в эквайринге. Кроме того, мы поставили целью поддержать медицинскую отрасль, которая оказалась на переднем крае борьбы с коронавирусом, и предложили ей отдельные продукты со сниженными тарифами.

Если говорить о мерах, предпринятых государством, я могу судить о них, например, по сегменту, который работает на госзаказах. Честно говоря, мы ожидали всплеска дефолтов в этом сегменте, особенно в начале локдауна, но по факту его не увидели. Государство довольно лояльно и с пониманием подошло к ситуации, когда были возможны сдвиги по срокам контрактов, если происходил какой-то разрыв цепочки, связанный, например, с поставкой оборудования из-за рубежа или что-то подобное. Были продления контрактов, которые помогли подрядчикам выстоять. По итогам 2020 года мы отметили, что проблем у поставщиков по госзакупкам было немного.

Фото:РБК
Фото: РБК

— Вы упомянули сегмент b2c, который наиболее сильно пострадал от пандемии. Могли бы вы более подробно описать отраслевой разрез?

— Понятно, что разные отрасли восстанавливались по-разному. Кто-то вырос, кто-то, наоборот, просел. Например, довольно сильное воздействие пандемия оказала на туриндустрию, где в первые месяцы объем операций упал на более чем 90%. Мы видели это по эквайрингу, особенно заметным падение в туринндустрии было в первые три месяца. Но потом рынок довольно быстро восстановился за счет того, что люди хоть и стали гораздо меньше ездить за рубеж, но получил развитие внутренний туризм. Так как мы все-таки обслуживаем российский малый бизнес, а не зарубежный, то увидели, что именно российский туризм развился и возможно даже накопил какие-то резервы на случай потенциальных шоковых явлений.

Есть отдельные отрасли, которые себя чувствуют просто прекрасно. Например, это отрасль продаж автомобилей, производства строительных материалов — здесь сейчас идет серьезный рост цен. Но есть индустрии, которые пострадали сильнее — сфера услуг, например. Она хоть и восстановилась, но, наверное, не до конца. Потому, что изменились модели поведения потребителей, во многих продуктах они перешли из офлайна в онлайн, и заметно, что онлайн сегмент этой сферы растет с точки зрения объемов, а офлайн — как минимум не растет теми же темпами, какими растет онлайн.

«Туристическая индустрия в первые два-три месяца пандемии по объемам эквайринга упала на 90%, но затем восстановилась за счет внутрироссийского туризма».

Нишевая стратегия

— Поведение ваших потребителей изменилось? Как поменялись запросы относительно банковских продуктов?

— В целом кредитование малого бизнеса растет большими темпами. Я уже говорил о росте на 70% относительно начала 2020 года.

Сегодня клиент предпочитает получить продукты в дистанционном и цифровом формате. Мы над этим активно работаем. Так, доля пользователей мобильного банка поднялась с нуля в момент запуска нового приложения в этом году до 30%. Мы знаем, что в прошлом году в среднем по банкам этот показатель составлял около 20%.

Очень сильно растут объемы лизинга, выдаваемого нашими партнерами. Мы связываем это, во-первых, с тем, что бизнес гораздо чаще стал закрывать свои потребности с помощью этого продукта: лизинг расширяет доступ малого бизнеса к финансированию, поскольку требования по данному продукту менее жесткие, чем по кредитам. Во-вторых, значительная часть имущества подорожала, и за счет этого стоимостной объем лизинга также вырос.

Помимо этого, мы видим, что растет сегмент малого бизнеса, работающего по госзакупкам. За 9 месяцев текущего года мы выдали малому бизнесу столько же гарантий, сколько за весь 2020 год.

«Растет сегмент малого бизнеса, работающего по госзакупкам. За 9 месяцев текущего года мы выдали малому бизнесу столько же гарантий, сколько за весь 2020 год».

— С учетом изменившихся запросов, как меняется ваше предложение? Какие новые продукты появляются?

— У нас присутствует вся продуктовая линейка, но наша уникальность в том, что мы собираем отдельные сервисы со специальным ценообразованием и пакетами продуктов для отдельных индустрий. Самый простой пример: потребности производственной компании кардинально отличаются от потребностей парикмахерской, которой, в первую очередь, нужен эквайринг. Важно не то, какие новые продукты мы запустили, а то, какие пакеты скомпоновали.

Это логичное продолжение нашей стратегии — фокусирования на конкретных нишах, поиска конкурентных преимуществ для каждой из индустрий. В отдельных нишах мы занимаем долю в 15% в целом по России, при том что общая доля нашего бизнеса — 4% в регионах присутствия.

— Приведите, пожалуйста, примеры отраслевых ниш для банковских продуктов.

— Например, сегмент работы с госзаказом. В нем есть запрос на быстрое получение гарантии — не в днях, а в часах с момента получения полного пакета документов. Благодаря нашим партнерам, нам удалось выстроить этот продукт.

Кроме того, бизнес в России очень разнообразен, всегда можно найти нишу, в которой работает небольшое количество банков.

От большого к малому

— Происходит ли продуктовая диффузия между сегментами? Есть ли продукты, которые проникают из крупного бизнеса в малый?

— Да, происходит, и здесь я снова приведу в пример гарантию. Раньше банки выдавали гарантии только своим клиентам из сегмента крупного бизнеса, в которых они были максимально уверены. Потом этот продукт появился в отдельных банках для сегмента малого бизнеса. В этом случае анализировался не столько отдельный клиент, сколько уже большие массивы данных. Сегодня в этом сегменте конкурирует большое количество банков.

Интересно, что сегмент среднего бизнеса в данном случае остался в стороне — диффузия произошла из крупного сегмента в малый, минуя средний. И это тоже потенциал для развития, еще одна перспективная ниша.

— Что вы думаете о таком тренде, как экосистемы? Планируете ли развивать у себя?

— Мы своей целью не видим экосистему, скорее партнерство в отдельных продуктах. Для нишевых продуктов это могут быть совершенно разные партнеры. Для нашего размера банка, для нашей стратегии, более эффективны не экосистемы, а коллаборации.

— Какие тренды, на ваш взгляд, будут определять развитие банковского бизнеса в вашем сегменте?

— Точно продолжится тренд на дистанционный и цифровой формат. Порядка 98% наших клиентов пользуется услугами интернет-банка. Далее будет расти доля клиентов мобильного банка. Возможно, нижний сегмент малого бизнеса, предприниматели без наемных сотрудников перейдут на обслуживание «мобайл-онли».

В кредитовании малого бизнеса будут больше применяться модели, разработанные для физических лиц. Уже не индивидуальный анализ, а отдельные виды скоринга. Сегодня многие предприниматели по-прежнему предпочитают не брать кредиты для малого бизнеса, а использовать продукты для физлиц, занимать деньги у семьи, у друзей. И это точно является зоной роста для банков.

«Сегодня многие предприниматели по-прежнему предпочитают не брать кредиты для малого бизнеса, а использовать продукты для физлиц, занимать деньги у семьи, у друзей. Это точно является зоной роста для банков».

Смещение моделей бизнеса наших клиентов в онлайн приведет к соответствующему смещению продуктового ряда в сторону финансирования и транзакционных услуг для онлайн-бизнеса.

От первого лица Банки будут конкурировать не ценами, а качеством цифровых сервисов
Содержание
Закрыть