Практика , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Человек с судебным приставом: о реальных и мифических коллекторах

Андрей Иванов (ООО «Филберт»)
Андрей Иванов (ООО «Филберт») (Фото: пресс-служба)
Генеральный директор профессионального коллекторского агентства ООО «Филберт» Андрей Иванов — о мифах и правде о коллекторах.

«Коллекторский бизнес, как относительно молодая отрасль, постоянно и масштабно трансформируется. Оба ключевых направления — цессионный и агентский — меняются. Цессия — это выкуп просроченной задолженности у банка с последующим взысканием в свою пользу. Предложений по цессиям не становится больше, поскольку у банков отсутствует стимул продавать свои портфели, и они продолжают держать их на своих балансах, при этом количество профессиональных коллекторов растет.

По агентской схеме банк остается собственником долгового обязательства, а коллектор получает вознаграждение в виде процента от взысканной суммы. Привлекательность этой схемы работы сокращается, поскольку банки научились хорошо работать с досудебными методами взыскания, и коллекторам передают уже «отжатые» портфели, работать с которыми сложно.

Вообще, методы досудебного воздействия, например, телефонные переговоры, сегодня на российском рынке работают слабо. Должники становятся все более «подкованными» с правовой точки зрения и реагируют только на судебные акты. В нашей базе более 500 тысяч должников, и 80-90% денежного потока мы получаем от исполнительного производства, то есть по решению суда. Так что современный коллектор — это не «человек с телефоном», а, скорее, «человек с судебным приставом».

Главным регулятором коллекторской деятельности является Федеральная служба судебных приставов. Именно она занимается рассмотрением жалоб на коллекторов, привлечением к административной ответственности, а также проводит проверки соблюдения законодательства. Все же досудебные методы воздействия строго регулируются 230 федеральным законом [Федеральный закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» от 03.07.2016 N 230-ФЗ – ред.], который, например, ограничивает время, в которое можно звонить должникам и количество таких звонков. И нужно понимать, что звонок от профессионального коллектора — это приглашение к переговорам, на которых мы можем предоставить удобные условия оплаты долга, рассрочку, приостановку начисления процентов. Любой долг — это следствие какой-то причины (проблемы), возникшей на стороне должника, а взаимодействие с коллектором — законный способ найти решение проблемы и получить время на ее устранение.

Нарушения на выездных взысканиях — запененные двери, разукрашенные подъезды, — с которыми у обывателя в 99% случаев ассоциируются коллекторы, ушли в прошлое. Многие компании, включая нашу, в принципе отказались от выездов, потому что это, во-первых, дорого, во-вторых, неэффективно, так как в отведенное законом время для выездов люди находятся на работе.

Следует отметить, что ситуация с нарушением правил взыскания в сегменте микрофинансовых организаций (МФО) так же меняется к лучшему. Такие организации часто имеют собственные структуры для взыскания долгов. Однако несправедливо и непрофессионально приписывать коллекторам допущенные МФО нарушения. Этот рынок сегодня цивилизуется. Во-первых, с развитием сегмента в него идут более «цивилизованные» деньги. Во-вторых, как только компания преодолевает определенный порог развития, ей становится невыгодно работать по «серым» схемам — слишком велик риск потерять бизнес.

Профессиональные коллекторы обеими руками за то, чтобы любые нарушения пресекались и преследовались по закону. В глазах обывателя цессии, банковские взыскания, взыскания по ЖКХ и по задолженности МФО — это все одно и то же, поэтому нарушения в одном сегменте бьют по репутации всех коллекторов. С нашей стороны мы боремся с «серыми» коллекторами средствами саморегулирования через СРО «Национальная организация профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА).

В частности, в рамках НАПКА есть специальные органы, которые разбирают жалобы граждан на некорректные действия коллекторов. СРО налагает на нарушителей внутренние взыскания вплоть до исключения. Такие случаи тоже были, причем НАПКА привлекала компании к ответственности за нарушение кодекса этики коллекторов еще до того, как появился наш профильный закон.

Реальность же существования «черного коллектора» сейчас близка к вероятности существования приведения, но образ, засевший в общественном сознании, сильно пугает и мешает выстаивать цивилизованный диалог коллектора с должником. Законная работа коллекторов — это установление дисциплины исполнения финансовых обязательств, частичное снятие «долговой» нагрузки с банковского сектора, судебной системы, службы судебных приставов. Поверьте, если должник хочет договориться с коллектором по своему долгу на разумных условиях — у него это получается.

Но тема коллекторской деятельности острая, поскольку в ней всегда будет конфликт, а потому ее периодически пытаются использовать для краткосрочного лидерства в новостных лентах. Недавнее же высказывание на тему коллекторов Виталия Милонова свидетельствует лишь о его неполном понимании ситуации и стремлении к личному пиару. НАПКА уже обратилась к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой провести проверку высказываний депутата. По мнению экспертов ассоциации, его слова подпадают под действие статьи о возбуждении ненависти».

Содержание
Закрыть