Экспертиза , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Законы панденомики

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Эксперты о последствиях и масштабах влияния пандемии на городскую экономику.

Экономические последствия пандемии проявились во всех сферах бизнеса. По просьбе РБК Петербург, представители разных сегментов оценили масштабы этих последствий и их влияние на рыночную конъюнктуру.

Юлия Пашковская, генеральный директор Гранд Отеля Европа:

Юлия Пашковская (Гранд Отеля Европа)
Юлия Пашковская (Гранд Отеля Европа) (Фото: Гранд Отель Европа)

«Уже второй год отель полностью ориентирован на российский рынок, который, безусловно, не стал для нас новым. Однако если раньше доля местного рынка была около 30%, то в ожиданиях этого года его доля составит 80–90%. За последний год мы пересмотрели ориентиры и адаптировались к работе в новых условиях. Главное отличие, с которым мы столкнулись и будем продолжать работать и дальше, — это спонтанность загрузки. Окно бронирования стало в разы короче. Если американские и азиатские путешественники планируют поездку в среднем за год, европейские — за несколько месяцев, то русские клиенты — за 1–2 дня. Основную долю для Гранд Отеля Европа составляют гости из Москвы. Многие пользуются личным транспортом и могут забронировать номер, уже выехав из дома. В связи с этим на первых порах возникла сложность с прогнозированием загрузки, но мы быстро поняли новую модель поведения клиентов и перестроили работу операционных служб отеля и логистики. Если раньше дни пиковой загрузки приходились на середину недели из-за иностранных групп, то сейчас максимум загрузки приходится на ночи пятницы и субботы. Дальше мы прогнозируем продолжение увеличения спроса на путешествия, так как впереди туристический сезон, а рост деловой активности после объявления дат Экономического форума чувствуется уже сейчас.

Если американские и азиатские путешественники планируют поездку в среднем за год, европейские — за несколько месяцев, то русские клиенты — за 1–2 дня.

Что касается перспектив экономического роста, то рост, безусловно, будет, но в этом году — только по сравнению с результатом прошлого. Если сравнивать с нормальными допандемийными годами, то отели смогут приблизиться к половине доходов.

Потребительские привычки российских клиентов не изменились за этот год и вряд ли изменятся в ближайшем будущем. По собственной инициативе в заботе о безопасности потребителей мы заменили некоторые сервисы цифровыми, например, перевели меню в электронную форму и предлагали гостям возможность предварительной онлайн-регистрации.

Изменения последнего года затронули и рынок труда. Соискатели рассчитывают на график с частично удаленной работой. В городе есть дефицит временного линейного персонала в связи с тем, что работники из ближнего зарубежья покинули страну из-за пандемии и пока не вернулись.

Наращивание темпов вакцинации и открытые данные о них будут способствовать возвращению международного туризма. Реализованная инициатива по сертификации отелей Safe Travels должна послужить индикатором для международного бизнеса».

Евгений Федоров, генеральный директор сети клиник «Медпомощь 24»:

Евгений Федоров («Медпомощь 24»)
Евгений Федоров («Медпомощь 24») (Фото: «Медпомощь 24»)

«В этом году мы ожидаем спад объема оказываемых услуг, падение среднего чека из-за падения платежеспособности населения, уход потребителей от дорогостоящих услуг к менее дорогим и самым необходимым. Прежде всего люди будут экономить на косметических услугах. Снизится маржинальность медицинского бизнеса, потому что сейчас значительно выросли расходы у клиник, в том числе на СИЗы для персонала и на средства дезинфекции. На данный момент максимальный уровень рентабельности, на который может рассчитывать бизнес в частной медицине, не превышает 5%.

В ответ на этот вызов мы вводим новые продукты, наиболее востребованные у населения. Это два направления — постковидная реабилитация от двух до шести месяцев и программы комплексного медицинского обследования — check up. На последнее сейчас высокий спрос, и такие программы запустили многие частные клиники в России. Примечательно, что до пандемии это не было востребовано, а сейчас пациенты стали уделять больше внимания здоровью. Прошлый год показал, что люди, страдающие хроническими заболеваниями, которые ранее не диагностировались, тяжело переносят коронавирус. Отсюда повышенный спрос на плановые комплексные лабораторно-диагностические медицинские исследования, которые дают пациенту возможность составить для себя картину своего здоровья.

Частным клиникам потребовались меры по финансовой адаптации к сложившимся условиям. Мы, например, оптимизировали использование медицинских материалов — стали закупать отечественные продукты, которые дешевле импортных. К повышению цен на услуги медицинский рынок не стремится — сейчас все затянули пояса.

К повышению цен на услуги медицинский рынок не стремится — сейчас все затянули пояса.

Еще один вызов для частного медицинского бизнеса — рост фонда оплаты труда в государственном секторе, из-за чего конкурировать с государством за кадры стало очень сложно. Рост произошел из-за доплат, которые врачи получают за работу с пациентами с COVID-19. Врачи в частном бизнесе это видят и тоже хотят себе высокую зарплату, поэтому нам пришлось уделить внимание этому вопросу и скорректировать оплату труда. Но это временный этап — многие стационары уже возвращаются в «зеленую зону» и доля врачей, которая получает повышенную оплату труда, сокращается. Сейчас рынок труда приходит в стабильное «доковидное» состояние; увеличивать зарплаты в этом году мы не планируем. Справедливости ради нужно отметить, что в госсекторе врачи получали доплаты за переработку и риск для здоровья, поэтому не так много врачей из частной медицины перешли в государственную. Мы за последний год полностью сохранили штат и взяли на работу четырех новых сотрудников.

Государство в целом не поддержало частную медицину, льготы получили только стоматологические клиники, которым в период локдауна было запрещено оказывать плановую помощь. Пандемия при этом показала, что частная и государственная медицина могут совместно решать задачи. Государственному сектору самостоятельно было бы сложно справиться с инфекционными больными, и частная медицина взяла часть задач на себя — например, компьютерную диагностику. Если бы государство продолжило общаться и слышать бизнес, то это была бы самая большая поддержка. Пока на частный бизнес приходится не более 5% от всего объема медицинских услуг; мне кажется, это мало. Мы бы хотели работать с государством, в том числе в системе ОМС, но по адекватным тарифам».

Инновации Конкуренты тратят в 4 раза больше
Скачать Содержание
Закрыть