#1 Бизнес жив, 30 июня 2020
Экспертиза , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

«Эффект от сегодняшнего кризиса проявится уже осенью»

Старший партнер, руководитель практики банкротств «ССП-Консалт» Сергей Привалов – о том, когда наступят последствия кризиса для бизнеса, и как он повлияет на юридическую отрасль.

«Текущий кризис затронул все сферы. Юридическая отрасль на 70% состоит из адвокатских объединений и частных компаний, которые в основном завязаны на мелкий бизнес. Они работают на текущее обслуживание и сопровождение бизнеса, поэтому, если мы сейчас увидим большое сокращение по малому бизнесу, это негативно отразится и на юридических компаниях.

Мы работаем в b2b сегменте со средним и крупным бизнесом, поэтому чувствуем себя относительно комфортно и даже ожидаем, что получим определенные преференции перед небольшими юридическими фирмами, но кризис повлияет на отрасль в целом.

Пока же режим изоляции и переход на удаленную работу открыл для нас новые возможности. У нас несколько офисов в Петербурге, и раньше для нас было сложно собрать вместе всю команду для обсуждения текущих задач. И вдруг, в течение одного-двух дней, мы поняли, что можем собираться тремя офисами и проводить совещания через видеоконференцсвязь. Другой положительный момент — мы создали новые каналы продвижения. Например, онлайн-приемные с помощь Zoom-платформы — для нас это возможность коммуникации с клиентом. Это важнейший момент для юридической компании, ведь юристы как психологи должны постоянно держать контакт с клиентом.

Что касается последствий кризиса и возможной чреды банкротств, мы уже видим и чувствуем, как сокращаются некоторые отрасли. Но между кризисом и банкротствами, как правило, есть временной лаг. Думаю, эффект от сегодняшнего кризиса проявится уже осенью.

Чтобы сохранить свой бизнес некоторые руководители компаний, которые признаны пострадавшими отраслями (или сами считают себя пострадавшими отраслями), стремятся признать обстоятельства форс-мажором. В таком случае стороны, заключившие договор, например, на аренду или на поставку, освобождаются от ответственности. Но здесь есть два принципиальных момента, которые бизнесу стоит учитывать при обращении о признании договора недействительным ввиду форс-мажора.

Во-первых, сегодня не работают суды и все преференции, которые мы рассчитываем получить, признав обстоятельства форс-мажором — это теоретические предположения. Когда начинается спор — форс-мажор ли это для компании или не форс-мажор, он должен быть зафиксирован в суде. Так как не работают суды, мы не располагаем ни одним судебным решением по данной теме, чтобы делать вывод, какие компании имеют шансы признать ситуацию форс-мажором. В целом понятно, что правительство дает ориентир для судов в виде списка пострадавших отраслей. Но и юристы, и представители власти понимают, что эти списки утверждены по формальным перечням — по коду ОКВЭД, и есть большое количество компаний, которые в эти списки не попали, но являются пострадавшими. Поэтому сама конструкция форс-мажора индивидуальна. К сожалению, нельзя прийти в Торгово-промышленную палату и сказать: «Здравствуйте, у меня форс-мажор, потому что моя компания в списке пострадавших отраслей», получить бумажку и показать ее контрагентам.

Во-вторых, бизнес должен понимать, для чего он признает ситуацию форс-мажором. Если вы хотите сократить свои издержки, то форс-мажор вас спасает от штрафов, неустоек, убытков. Но он не освободит от уплаты основного долга, например, накопленных арендных платежей, выплаты зарплаты, авансов, которые вы получили и не можете отработать.

В то же время бизнесу сейчас не обойтись без помощи государства. На сегодня все государственные меры поддержки направлены на отсрочку платежей. Предполагается, что бизнес должен пережить кризис, а потом всем станет хорошо и все наболевшие проблемы предприниматели смогут разрешить сами. Но нужно подумать не только об отсрочке. Необходимо включить механизмы списания и лучше сделать это уже сейчас, потому что через полгода будет поздно. Впрочем, об этом уже говорят некоторые представители власти. Здесь есть свои опасения: списать тем, кто может и так справиться, а кому-то никакие списания и отсрочки уже не помогут. Но тем бизнесам, которые сейчас на плаву, дополнительная поддержка от государства может серьезно помочь.

В нашей отрасли проблема заключается в неопределенности с точки зрения правил и действующих законов. Последние пять лет мы жили в условиях ужесточения, бюрократизации всего. Та ситуация, которая сложилась сейчас, требует обратного хода — дать свободу, не душить, а может быть даже где-то на что-то закрыть глаза, чтобы бизнес начал восстанавливаться. Хочется чуть-чуть поменять нормативные правила и дать возможность экономическими и правовыми методами провести либерализацию в законах, связанных с коммерческой деятельностью.

Например, в России банкротства всегда были устроены так, что их цель — ликвидировать бизнес, растащить, распродать. Никто никогда не задумывался дать должнику механизмы защиты и выхода из банкротства. Сейчас настало время, когда надо немного развернуться в обратную сторону и создать те самые регуляторные механизмы, чтобы бизнес мог не ликвидироваться в ходе процедуры банкротства, а иметь шансы на восстановление компании. Для нас эти изменения будут очень важны, поскольку мы сопровождаем бизнес».
 

Содержание
Закрыть