Терпеть или банкротиться: к чему готовится петербургский бизнес
Материалы выпуска
Надо быстрее договориться Решения Шанс для идейных: российский бизнес делится антикризисными решениями Инструменты Терпеть или банкротиться: к чему готовится петербургский бизнес Решения Петербургский бизнес переходит к осознанной антикризисной политике Инструменты «Эффект от сегодняшнего кризиса проявится уже осенью» Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Терпеть или банкротиться: к чему готовится петербургский бизнес

Петербургские бизнесмены делятся антикризисными решениями и прогнозами
Фото: pixabay.com

Кризис затрагивает все новые отрасли. При самом оптимистичном сценарии, Смольный прогнозирует сокращение доходов города в этом году на 101,8 млрд рублей или 15% по сравнению с прошлым годом. Бизнес пытается использовать все возможности текущего момента, чтобы расширить бизнес, усилить команду и заработать, а кто-то, чтобы спасись. Какие пути развития ситуации видит петербургский бизнес, и какие решения со стороны государства наиболее актуальны — предприниматели и эксперты рассказали в рамках онлайн-дискуссии РБК Петербург «Апрельские тезисы: главное в поддержке государства и решениях компаний».

Ускоренная адаптация

«Понимание масштабов происходящего и последствий приходило постепенно, — говорит директор департамента малого бизнеса Росбанка Дмитрий Смирнов. — Но банки реагировали достаточно оперативно. Еще в середине марта мы стали звонить клиентам и спрашивать, как у них дела, как они оценивают свои перспективы. Обсуждали, как им помочь, потому что никому не выгодно, если кредит не обслуживается». По его словам, оборот компаний-клиентов Росбанка в апреле по сравнению с мартом снизился на 21%, по сравнению с февралем — на 14%.

Дмитрий Смирнов (Росбанк)

Вслед за изменениями внешних условий бизнес начал перестройку внутренних процессов. «Наша выручка осталась в плановых значениях благодаря перепрофилированию спроса, — отмечает директор по работе с корпоративным и государственным сегментами по Санкт-Петербургу и Ленинградской области ПАО «Ростелеком» Максим Кононенко. — Мы сфокусировались на услугах, которые будут поддерживать бизнес дистанционно: виртуальная АТС, формирование аудио— и видеоконференций в удаленном режиме, система безопасности».

«В начале, как и все, мы пробовали продавать удаленные рабочие места, сейчас они всем нужны. Но когда менеджеру пришел фидбэк от клиента: «Слушайте, вы уже седьмые, кто это предлагает, мы все сделали сами»; мы поняли, что бессмысленно пытаться сделать что-то сейчас, в моменте, и стали работать в прежнем режиме с акцентом на услуги, которые разворачиваются без физического строительства сети», — говорит генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров.

Дмитрий Петров («Комфортел»)

«Кризис — это неприятно, но это не катастрофа. Как малый бизнес, мы постоянно находимся в штормовых условиях. У нас нет запасного плана на случай разных форс-мажоров. Поэтому мы акцентируемся на другом: собираем команду, готовую к любым событиям», — говорит сооснователь и коммерческий директор международного детского издательства «Банда умников» Антон Семенов. По его словам, тесный контакт родителей с детьми во время самоизоляции стимулировал спрос на дополнительное образование. В какой-то степени этот интерес сохранится и после снятия ограничений, полагает Семенов.

Антон Семенов («Банда умников»)

Время возможностей

В условиях пандемии предприниматели отмечают несколько положительных трендов. Один из них — появление партнерских проектов. Например, «Ростелеком» совместно с сетью кинотеатров «Каро» транслирует новинки кино, вместе с фитнес-клубами UFC GYM — тренировки по подписке. «В онлайн перешли и концерты — каждую неделю в прямом эфире выступают звезды, и мы собираем более полумиллиона подключенных устройств», — приводит пример Максим Кононенко.

Еще один тренд, который уже стал частью репутации — забота о здоровье сотрудников и клиентов. По словам Максима Кононенко, это стимулировало спрос на системы тепловизоров, которые сейчас продает «Ростелеком». Дмитрий Петров добавляет, что «Комфортел» также тестирует систему тепловизоров и выводит на рынок систему распознавания лиц.

«В такие времена надо «хантить» профессионалов, — полагает основатель консалтинговой группы BLcons Екатерина Литау. — В апреле мы обновили порядка 30-40% персонала компании». «Сейчас на рынке оказалось много ребят, и это большая возможность», — соглашается Антон Семенов.

Екатерина Литау (BLcons)

Возможность качественно обновить команду имеет и другие следствия. «Мы поняли, что сейчас самое время выходить в Москву. Раньше главной сложностью был поиск персонала, а теперь отличное время для тех, кто нуждается в качественных кадрах. Это главный фактор, который подталкивает нас более серьезно рассмотреть расширение», — признается Дмитрий Петров. По его словам, «Комфортел» также планирует использовать момент для покупки других компаний.

Подводные камни

Впрочем, кризис таит в себе и серьезные негативные последствия: падение платежеспособного спроса, необходимость обслуживать кредиты, в том числе льготные для выплаты зарплат, и соблюдать обязательства перед арендатором и контрагентами, банкротства. Какие-то последствия будут иметь отложенный эффект, а какие-то проявляются уже сейчас, говорят участники дискуссии. Бизнесмены отмечают, что морально уже готовы и к иному рынку, и к иным заработкам. «Мы готовы к тому, что цены на наши услуги значительно снизятся. Мы уже предлагаем пакеты услуг в разных ценовых предложениях. Сейчас важно быть гибкими», — подчеркивает Екатерина Литау.

«В первую неделю апреля к нам обратились 15% наших клиентов за реструктурированием кредитов. Но это только те, кто незамедлительно почувствовал эффект. Дальше все будет зависеть от того, насколько затянется самоизоляция и как быстро восстановится спрос», — отмечает Дмитрий Смирнов.

По мнению старшего партнера, руководителя практики банкротств «ССП-Консалт» Сергея Привалова, уже осенью рынок захлестнет волна банкротств, и без государственного участия это станет серьезным вызовом для экономики. «В России банкротство устроено как ликвидационная процедура, цель которой — ликвидировать и распродать. К сожалению, никто не задумывался о том, чтобы дать должнику, который попал в тяжелую ситуацию, механизмы защиты и выхода из банкротства через очищение. За рубежом цель банкротства, помимо очищения рынка, в том, чтобы оставить бизнес в обороте. Сейчас настало время, чтобы создать регулятивные механизмы для введения подобной практики. Это позволит оставить на плаву целый пласт компаний, особенно производственных», — поясняет Привалов.

Сергей Привалов («ССП-Консалт»)

Прозрачные правила

По мнению предпринимателей, роль государства в снижении негативных последствий кризиса является едва ли не определяющей. Власти оперативно приняли меры поддержки бизнеса, однако пока их нельзя назвать эффективными. Главный недостаток существующих мер заключается в механизме определения пострадавших отраслей, считает Привалов. «Список пострадавших отраслей был утвержден по формальному перечню — ОКВЭД. Но есть огромное количество компаний, который по ОКВЭДам не попали в этот перечень, хотя являются пострадавшими. Более эффективным было бы заменить ОКВЭД финансово-экономическими показателями, например, отношением падения выручки к нескольким периодам. И это наглядно бы показало, есть проблемы у компании или нет», — поясняет он.

По словам Екатерины Литау, принятые меры рассчитаны на поддержку малого и среднего бизнеса, однако банковская сфера также нуждается в помощи. «Нужно сформулировать, кто возьмет на себя убытки, с которыми могут столкнуться банки при кредитовании малого и среднего бизнеса. В противном случае мы увидим заморозку кредитования компаний, у которых проблемы с ликвидностью. В ряде европейских стран подобные убытки принимают на себя центральные банки. Это было бы существенной помощью», — говорит Литау.

«Мы должны видеть прозрачные шаги со стороны государства, — добавляет Антон Семенов. — Сейчас все задаются вопросом: «Нам терпеть или уже все, банкротиться?» Государство должно ясно обозначить свою позицию — например: «мы вас спасем, что бы ни происходило». Особенно это было бы справедливо для компаний, которые до кризиса демонстрировали хороший результат».

Эту позицию разделяют не все. «Я сторонник естественного отбора: помогать надо тем, кто может выжить, — считает Дмитрий Петров. — Нужно кредитовать тех, кто останется, и будет развиваться, используя это время возможностей. Покупать других участников рынка можно будет дешевле, быстрее и проще, но на это нужны средства».

Екатерина Литау добавляет, что существенной поддержкой было бы сдерживание органов исполнительной власти, которые захотят проверить, как бизнес пережил тяжелое время. «В данном случае лучшем решением будет позиция невмешательства», — заключает Литау.