Технологии целят в банки
Материалы выпуска
Следи за собой. Будь осторожен. Закладывай активы. Решения «Никто ни во что не верит. Все всего боятся» Компетенция Технологии целят в банки Инновации Банк уходит в «цифру» Компетенция «Петербургский стиль» как маркетинговый ход Инструменты Рено Бюрнье: «Я хочу, чтобы Россия стала известна своим вином» Решения
Инновации Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Технологии целят в банки

Рано или поздно доведенные до ума новейшие технологические платформы могут поставить вопрос о существовании банковского бизнеса как такового.
Фото: RUTOLL

Технологические новации, темпы которых постоянно нарастают, ставят под вопрос устойчивость самых разнообразных бизнесов, угрожают привычному существованию целых отраслей экономики. Так, «сланцевая революция», возможность которой еще 5-7 лет назад многие заинтересованные наблюдатели оценивали скептически, радикально изменила соотношение спроса и предложения на рынке энергоносителей, серьезно повлияла на принципы ценообразования и, соответственно, на самочувствие традиционных добывающих компаний и — более того — целых стран. Эволюция систем онлайн-бронирования преобразует туристическую отрасль, интернет-ресурсы «убивают» бумажную прессу и телевидение, появление сервисов а-ля Uber «взрывает» бизнес таксопарков и так далее и тому подобное. Радикальному натиску подвергается и консервативная по определению банковская сфера. Технологические компании агрессивно лишают классические банки заработка на рынке регулярных платежей, через некоторое время они составят серьезную конкуренцию в сфере кредитования, а еще через несколько лет доведенные до ума новейшие технологические платформы могут поставить вопрос о существовании банковского бизнеса как такового.

Инноваторы наступают

Компании типа американского Square или европейского SumUp уже сегодня активно вытесняют банки из сферы приема карточных платежей, включая мобильные платежи, в которых активность также проявляют такие гиганты, как Apple, Google, Amazon, PayPal, Samsung или китайская Alibaba. Более того, используя данные, полученные в результате анализа платежной информации, тот же Square или PayPal развивают проекты кредитования микро- и малых бизнесов.

Еще несколько лет назад заинтересованные наблюдатели скептически оценивали сервисы прямого онлайн-кредитования, а сегодня такие проекты, как LendingClub, оцениваются в миллиарды долларов. Они связывают поставщиков финансовых ресурсов (читай — вкладчиков) и получателей ресурсов (заемщиков), минуя посредничество банков. Стоимость этого посредничества не только в России (когда банк берет деньги, скажем, под 8% годовых, а выдает под 18%), но и в Европе или США считается чрезмерно высокой. Проекты а-ля LendingClub, «поднимая» очередной инвестиционный раунд, направляют огромные средства на разработку и внедрение скоринговых моделей, анализирующих гигантские массивы данных для минимизации рисков кредитования, а значит, еще большего снижения разницы между стоимостью привлечения и размещения денежных средств.

Изначально подобные сервисы называли P2P, что расшифровывалось как people-to-people, то есть «люди – людям» (по аналогии с технологическим термином peer-to-peer, когда устройства, подключенные к сети, могут связываться между собой напрямую). Однако последнее время проекты онлайн-кредитования примеряют на себя и аббревиатуру P2B (people-to-business), предоставляя средства компаниям, как это делают классические банки.

Таким образом, финансовые инноваторы начинают отбирать у традиционных банков свою долю процентных и непроцентных доходов при работе с частными лицами и с небольшими корпоративными клиентами.

Регуляторы подгоняют

Чтобы не остаться у разбитого корыта, кредитные организации, стараются встроиться в набирающий обороты цикл технологических изменений, а лучше — возглавить его. Тем, кто не готов заниматься этим по собственной инициативе, придется действовать под давлением регуляторов. Во всяком случае, за рубежом это уже реальность. Так, в январе 2016 года в вступила в действие новая версия директивы Евросоюза, регулирующая платежные сервисы (Payment Services Directive, PSD2).

В отличие от предыдущей версии — PSD1 2007 года – новый вариант директивы прямо обязывает банки предоставлять доступ к счетам клиентов так называемым провайдерам платежных сервисов (payment service providers, PSP). При этом такие провайдеры подразделяются на два типа: сервисы по инициации платежей (Payment Initiation Service Providers), а также сервисы по предоставлению информации о счетах (Account Information Service Providers). Последние агрегируют информацию по всем счетам клиентов и движениям по ним, причем они не обязаны заключать с банками специальных договоров, а должны получить доступ к необходимым сведениям по умолчанию. В начале следующего года будут выпущены единые стандарты обмена данными с провайдерами финансовых сервисов, обязательные для применения на всей территории Евросоюза.

В Великобритании «либерализация» финансовых сервисов началась еще раньше: в 2013 году был создан специальный Регулятор платежных систем (Payment Systems Regulator, PSR). Заявленные цели PSR — развитие инноваций, обеспечение конкуренции и прав конечных потребителей.

Российский Центробанк включился в аналогичный процесс не так давно. В конце февраля 2016 года была создана рабочая группа по анализу перспективных технологий и инноваций на финансовом рынке, а в конце апреля объявлено о создании целого департамента — финансовых технологий, проектов и организации процессов. Одним из направлений его работы станет анализ и разработка подходов к применению на финансовых рынках активно обсуждаемой последнее время технологии blockchain. Она бросает банкам самый важный вызов, ставя под сомнение саму необходимость их существования.

«Технология blockchain, если она будет доведена (а это случится в ближайшие 2-3 года максимум), позволит создать так называемую одноуровневую банковскую систему, когда каждому гражданину с момента рождения открывается счет прямо в Центральном банке. Для нас, ребята, это очень плохая новость», — заявил, к примеру, президент Сбербанка Герман Греф, выступая перед топ-менеджерами кредитной организации после поездки в Силиконовую долину в марте этого года. Пока звучит утопично. Но что мы скажем через несколько лет?

Горячая тема

В начале 2016 года в мире насчитывалось более 5000 стартапов, связанных с финансовыми технологиями (финтех-стартапов). Из них 50 так называемых стартапов-единорогов — компаний, чья капитализация достигает 1 млрд долларов и выше. В мае 2015-го таких «единорогов» было 36, а в 2014 году — 25. Новые финтех-стартапы запускаются чуть ли ни еженедельно. Такие данные приводит в очередном отчете «Деньги будущего» специализирующийся на финтехе венчурный фонд Life.Sreda, штаб-квартира которого недавно переместилась из России в Сингапур.
Отголоски финтех-лихорадки ощущаются и в нашей стране. Состоявшийся в феврале 2016 года форум FinNext, посвященный финансовым инновациям, побил все рекорды предыдущих лет как по числу участников, так и по количеству представленных в так называемой «Битве инноваторов» проектов.

Одним из кульминационных моментов форума стал импровизированный опрос, который устроил старший вице-президент Тинькофф Банка Артем Яманов. «Банки боятся, что технологические компании с хорошими интерфейсами займут их место. И это действительно так», — заявил он и попросил поднять руку тех, кто думает, что через 10 лет банков в нынешнем виде не останется. Половина аудитории согласилась с таким прогнозом.