Новости партнеров , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Игорь Невирович: «Сейчас очень большая конкуренция за получение гособоронзаказов»

Генеральный директор ОАО «СпецМаш» Игорь Невирович
Генеральный директор ОАО «СпецМаш» Игорь Невирович
Принято считать, что в сфере гособоронзаказа, в том числе для ВМФ, есть место только для крупных производственных объединений, принадлежащих государству. Генеральный директор ОАО «СпецМаш» Игорь Невирович, который военном судостроении уже без малого 40 лет, делом доказывает, что частное предприятие может успешно работать на этом рынке и активно развиваться.

Акционерное общество «СпецМаш» с изначально частным капиталом и множеством частных же акционеров было создано в 2006 г. под конкретные цели. «В какой-то момент стало ясно, что крупные государственные предприятия судостроительной отрасли оказались слишком неповоротливыми при решении различных – мелких по их масштабам – проблем, - рассказывает Игорь Невирович. – Стали проседать целые направления, особенно в плане комплектации специзделиями. Тогда руководство Центра атомного судостроения приняло решение создать ряд коммерческих компаний, которые бы взялись за выполнение этих задач: снабжение запасными частями, обеспечение разработок новых технологий, работы на территории заказчика, прежде всего ремонтно-восстановительные, – всё то, для чего госкомпании оказались недостаточно мобильны».

Эти направления и сейчас остаются для «СпецМаша» основными. При этом за десять лет компания прошла путь от одного арендованного ангара до группы компаний. Сейчас в распоряжении Невировича есть заготовительный и сборочный участки, электроучасток, складское помещение и участок гидравлики в Кронштадте, а также станочное производство в Пскове.

Невирович - свой среди своих

Останавливаться на достигнутом гендиректор «СпецМаша» не собирается. «Мы сейчас расширяем производственную базу, строим цеха - хотим увеличить мощности и привлечь новые кадры», - делится планами Игорь Станиславович. При этом строительство новых складских и производственных помещений, модернизация уже имеющихся - всё осуществляется на свои, кровные, заработанные. «Ни у кого сейчас нет состава с золотом, который можно достать, вложить и развиваться», - говорит Невирович.

Игорь Станиславович не скрывает, что задерживаются в этой нише в основном свои. Ведь даже для того, чтобы просто начать работать, необходимо было получить многочисленные разрешительные документы, включая лицензии специального назначения. И это - далеко не единственные сложности. «Ведь все же служивые, - поясняет гендиректор "СпецМаша". - И дело тут не в каких-то льготах "для своих", а в том, что мы говорим на одном языке с заказчиком. Любые проблемы с тем же техническим управлением флота, например, намного проще решать, когда заведомо понимаешь его нужды и сопутствующие проблемы».

А проблемы часто возникают такие, что специалисты отказываются идти работать на предприятие, когда узнают, что работать придётся на военно-промышленный комплекс. «Большинство отказывается сразу, - жалуется Невирович. – Лучше, говорят, пойду пирожки печь, чем с военным снова связываться. И с ВПК действительно тяжело, работать: военная приёмка – это военные бюрократы. Это огромное количество документов».

При этом надо быть готовым к тому, чтобы идти тем самым «своим» – промышленникам, судостроителям – навстречу. «У нас такой принцип - мы очень редко просим предоплату, - поясняет Игорь Станиславович. - Когда есть возможность, крупные предприятия и так платят. А если у кого нет денег – ну, потом заплатят, ничего страшного. Мы понимаем ситуацию и стараемся не выдвигать дополнительные условия. Потому что все же одинаковые, все мы промышленники. Поэтому с нами и работают! И мы, и заказчик – понимаем специфику оборонки. Есть заказы, которые по три, по четыре года висят. Сейчас вот пришёл тендер – большая поставка литья на корпус корабля. Оплата – 60% за материалы, а остальные 40% - после сдачи судна заказчику, то есть, лет через семь. Такая вот инвестиция в военно-морской флот получается».

Периметр оборонки Игоря Невировича

Проблемы с оплатой работ увеличились с принятием в 2012 г. Федерального закона N275 «О государственном оборонном заказе». «Не думаю, чтобы кто-то специально собирался испортить нам жизнь. В принципе, закон правильный. В основе мысль очень грамотная - сделать прозрачным движение денег. Но хотели сделать радиоактивные деньги, а получились токсичные. Слишком уж всё усложнилось, и у многих вопросы есть – не только у меня», - говорит Невирович.

Большинство вопросов связано с необходимостью открытия под каждый конкретный проект специального счёта в одном из аккредитованных банков. Счёт открывает как заказчик, так и подрядчик, а также субподрядчики и поставщики. Для крупных предприятий – это не такая большая проблема, а вот небольшие сталкиваются со множеством мелких трудностей, нюансов, о которых не подумали разработчики 275-ФЗ. «Если раньше при строительстве, например, подводной лодки, документация к ней занимала, грубо говоря, – полКамАЗа. Теперь они еще до завершения постройки уже восемь КамАЗов отчётной документации получается. И вот кто-то бы посмотрел, сколько на один единственный болт делается документов. Крупный завод может нанять целый экономический отдел, который будет это делать, копать, писать, а нам откуда столько бухгалтеров взять? – сетует гендиректор гендиректор группы "СпецМаш". - И все всё понимают. Проверять, конечно, надо, но тут явно перегнули палку».

Необходимость открытия специального счёта приводит к множеству на первый взгляд незначительных проблем: поставка мелких партий, своевременная выплата зарплат, налогов и даже возможность блокировки тех или иных платежей по усмотрению банка. «Вот одно из крупных предприятий недавно прислало заявку – не достаёт им четырёх уплотнений, - рассказывает Невирович. - Это – копеечные резинки. Но, если заказ военный и проходит по 275-ФЗ, то просто так в кармане им по доброте душевной уже не принесёшь - всё должно пройти по договору, по счетам, официально. В результате они в цене в десятки раз могут взлететь. Наши производственники также мучаются : нужно им для конкретной работы, скажем, два килограмма литола. Раньше с полученных под заказ денег предприятие покупало бочку – литол же, понятно, не только под этот проект нужен - ставило на склад, со склада потихоньку списывало. А бухгалтерия разносила все эти расходы по разным заказам. Теперь мы обязаны купить именно заявленные два килограмма. А кто столько продаст, да ещё по безналичному расчету, да ещё под это продавец тоже спецсчёт должен завести? Плюс зарплата с каждого спецсчета идёт отдельно. Много, очень много сложностей и нюансов».

Впрочем, все эти сложности директора «СпецМаша» не пугают, поскольку ВПК сейчас серьёзно восстанавливается и нуждается во всё новых подрядчиков для выполнения самых разных работ. «Есть прогресс и заинтересованность, - кивает Игорь Станиславович. – Сейчас очень большая конкуренция за получение гособоронзаказов!».

Не останавливают сложности и сам «СпецМаш» – компания активно сотрудничает с государством прежде всего по тем направлениям, под которые создавалась – ремонт судов ВМФ. Причём речь идёт не только о российском флоте.

«Довольно большая статья нашей работы осуществляется в рамках сотрудничества с Рособоронэкспортом, который выступает нашим посредником - у нас с ним договор комиссии, и он представляет нас на международном рынке», - рассказывает гендиректор "СпецМаша". В своё время большое количество оборудования и техники было продано третьим странам. При этом сама техника, как и комплектующие, уже не выпускаются, а ремонтировать, обслуживать суда надо. Причем зачастую делать это приходится по месту нахождения заказчика — не так давно «СпецМаш» проводил ремонт дизельной подводной лодки алжирского ВМФ непосредственно на военной базе. Здесь как раз и проявилась гибкость «СпецМаша» по сравнению с крупными судостроительными объединениями. «У них технологические процессы заточены под то, что судно загоняется в заводской док и уже там проводится ремонт. И перестраивать их ради единственного заказа экономически не выгодно. У нас таких ограничений нет» — поясняет Игорь Ниверович.

Высокую квалификацию специалистов «СпецМаша» хорошо иллюстрирует пример другого заказа, поступившего от той же Алжирской Народной Демократической Республики. В его рамках необходимо было отремонтировать оборудование фрегатов ещё советского производства. Задача осложнялась тем, что, например, торпедные аппараты, установленные на алжирских фрегатах, были изготовлены малой серией специально под них. При этом техническая документация на ремонтные работы отсутствовала и её пришлось фактически составлять заново на основании документации для аналогичных систем. Давно не впускаются и установленные на этих судах холодильные установки. «Оборудование уже снято с производства – это уже "забытые технологии". А оно там эксплуатируется. И запасные части для него нужны, и их кто-то должен делать», - рассказывает Невирович.

На кораблях российского ВМФ часто возникают сходные проблемы - необходимое оборудование уже не производится, а зачастую и предприятие, производившее их, уже не существует или расположено в «ближайшем зарубежье» - в Казахстане, Киргизии, на Украине, в Белоруссии.

В этой ситуации «СпецМашу» приходится самостоятельно заниматься разработкой аналогов – на предприятии активно ведутся соответствующие опытно-конструкторские работы. «Мы очень много оттуда получали, особенно с Украины. Часть элементов пусковых устройств, например, они делали. С Львовом сотрудничали, с Харьковом, с киевлянами, - вздыхает Игорь Невирович. - Хотя до сих пор звонят, у нас прекрасные отношения. Но, к сожалению, мы с ними не работаем – теперь всё сами. И, в принципе, более-менее получается».

Впрочем, сугубо военно-морскими ремонтно-восстановительными работами «СпецМаш» и не думает ограничиваться. Этим летом должен быть проведен монтаж волнопродукторов для двух чаш - оффшорной и мореходной – нового испытательного бассейна ФГУП «Крыловский государственный научный центр», на территории которого, по сути, создан новый уникальный исследовательский комплекс для изучения характеристик судов, оффшорной морской техники и кораблей в различных ветрово-волновых условиях. В этом проекте «СпецМаш» выступил в качестве генподрядчика, ответственного за поставку, монтаж и пусконаладочные работы всего оборудования и программного обеспечения. Для «Крыловского центра» «СпецМаш» создал с нуля и ещё один уникальный объект – испытательный стенд, представляющий собой построенную на территории института точную полноразмерную копию двух отсеков подводной лодки. «Изготовлено по чертежам подводной лодки с соблюдением всех технологических требований, но не на судостроительной верфи, а прямо на улице— практически на коленке», - смеётся Невирович.

«СпецМаш» «зацепил» даже программу обновления ледокольного флота России – в рамках опытно-конструкторских работ по проекту «Айсберг» инженеры предприятия разработали различные варианты специальных изделий. Ещё один уникальный проект – изготовление и наладка стендов промывки систем атомных подводных лодок для ОАО «ПО "СевМаш"».

Осваивают на предприятии и чисто гражданские направления, благо - компания негосударственная, что, с кем и как делать никто не указывает. «Сейчас ведём переговоры с администрацией Ленобласти о строительстве завода по выпуску электрощитового оборудования. Переговоры уже в завершающей стадии – идёт утверждение проекта, согласование технологических вопросов. Будем импорт замещать», - улыбается Игорь Невирович.

Гендиректор «СпецМаша» делом доказывает, что работы у промышленных предприятий, даже таких специализированных, сейчас очень много, главное – не зацикливаться на проблемах, в том числе во взаимоотношениях с государством, и открывать новые направления.

«Что бы там ни было, мы идём вперёд - только не мешайте! Конечно, хотелось бы, чтобы к нашим нуждам больше прислушивались, но ничего идеального не бывает, будем работать с тем, что есть», - подытоживает Игорь Невирович.

На правах рекламы
Компетенция Доход от кредитования перестал быть основным источником прибыли банков
Содержание
Закрыть