Инновации , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Инфраструктура для дата-экономики

Фото: ru.freepik.com
Фото: ru.freepik.com
На пути построения настоящей дата-экономики в России есть ряд препятствий, и это не недостаток средств

Опыт разных стран в выстраивании ориентированной на данные экономики показывает, что одним из приоритетных направлений стратегического развития при этом должно быть формирование и оптимизация соответствующей инфраструктуры. Речь идет, разумеется, о центрах обработки данных, цифровых платформах, интернете вещей, а также — и в этом уверены участники дискуссии РБК Data Форум — о кадрах и программном обеспечении. И хотя практически в каждом из направлений в России есть сложности, эксперты рынка не теряют оптимизма: пусть и не прямо сейчас, но в скором времени для дата-экономики все будет готово.

Локации и электричество

Инфраструктура для дата-экономики — это не только оборудование и программное обеспечение, это еще и площадки, где это оборудование можно разместить, напомнила заместитель генерального директора «Комфортел» Татьяна Пыч. «А дата-центры у нас в дефиците, многие еще в процессе строительства или на стадии ввода в эксплуатацию. И я думаю, что при тех темпах, какими развивается у нас дата-ориентированная экономика и потребности социума, нам требуется гораздо больше мощностей, а значит, нужны достаточно серьезные финансовые вложения или какая-то поддержка государства», — подчеркивает эксперт.

Татьяна Пыч, «Комфортел»
Татьяна Пыч, «Комфортел» (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

Мощности ЦОДов в России, действительно, довольно быстро растут. Так, по оценкам аналитиков iKS-Consulting, за 2023 год прирост составил 21%. Это позитивный фактор для дата-экономики, но эксперты РБК Data Форум уверены, что процесс должен идти не только быстрее, но и несколько иначе: важно не только количество стойко-мест, но и другие факторы.

Так, заместитель генерального директора по развитию продуктов «Криптонит» Александр Штохов отмечает, что дата-центры необходимо строить в том числе ближе к отраслевой промышленности: «За Уралом, на Дальнем Востоке, а также в Европейской части страны у всех ключевых игроков площадки либо уже доукомплектованы, либо там не хватает мощностей по охлаждению, по электропитанию для увеличения мощностей. Поэтому в стране необходимо строить новые ЦОДы. Это сложная комплексная задача, из-за ухода крупных иностранных вендоров оборудование организационной и вычислительной инфраструктуры внутри дата-центров стало недоступно, намечается общий тренд перехода на отечественные серверы. На мой взгляд, задача создания новых ЦОД достаточно успешно решается в России».

Александр Штохов, «Криптонит»
Александр Штохов, «Криптонит» (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

В итоге достаточно скоро мы увидим серьезный прирост вычислительных мощностей не только в европейской части России, но и за ее пределами, уверен Штохов.

О наличии препятствий для строительства новых дата-центров говорила и руководитель проектного офиса «Аэродинамика» Правительственной комиссии, руководитель группы по регулированию ИИ, директор ЦК ФРЦЭ и руководитель направления цифровизации «Эльконский ГМК «Росатом» Людмила Гонтарь. «Например, закон о технологической политике предполагает строительство ЦОДов на производстве. Где-то это действительно возможно, но если речь идет о горнодобывающих предприятиях, то там есть карьеры, горное дыхание и прочее — там никогда не построить ЦОД, гору сгладить невозможно. Поэтому придется размещать вычислительные мощности в технопарках. При этом возрастают риски искажения данных, их инвазии [заражения – ред.], и готова ли этому инфраструктура противостоять — большой вопрос», — объясняет Людмила Гонтарь.

Людмила Гонтарь, «Эльконский ГМК «Росатом»
Людмила Гонтарь, «Эльконский ГМК «Росатом» (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

При этом даже в условиях нехватки мощностей в России имеется ряд важных условий для быстрого развития. «Вычисления — это очень энергоемкие операции. Поэтому в выигрыше окажется тот, кто может огромное количество электроэнергии производить и тратить. И в этом отношении благодаря отечественным компаниям мы впереди планеты всей. Поэтому энергетический суверенитет и энергетический профицит в конечном итоге — это главные драйверы развития цифровизации, дата-ориентированной экономики и искусственного интеллекта. А элементная база, теоретический аппарат, программное обеспечение — это все у нас рано или поздно появится», — считает технический директор, член правления Единого ЦУПИС Александр фон Розен.

Александр фон Розен, Единый ЦУПИС
Александр фон Розен, Единый ЦУПИС (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

Не ЦОДом единым

Есть много и других направлений, в которых нашей стране только предстоит работать. Руководитель направления создания цифровых продуктов «Новик Лайн» Николай Пасько напомнил, что ЦОДы нужны для обработки данных, а самих данных в некоторых отраслях попросту нет — их не собирают или не могут собирать. «Например, у нас катастрофическая ситуация с вибродиагностикой двигателей: датчиков нет, потому что у нас они не производятся, их вынуждены закупать по серым схемам. Непростая ситуация и на морском транспорте. Стране для снабжения Калининграда необходимы морские суда, поэтому закупаются любые — об интеллектуальной их начинке думать в таких условиях не приходится, поэтому там может не быть никакой предиктивной системы, системы управления ТОиР [технического обслуживания и ремонта – ред.], мониторинга и т.д. В этом направлении также надо работать», — объясняет эксперт.

Николай Пасько, «Новик Лайн»
Николай Пасько, «Новик Лайн» (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

Таких примеров участники дискуссии привели достаточно много. Среди них — автоматизированная система управления горно-транспортным комплексом (АСУ ГТК), системы бизнес-анализа и пр. Эксперты сетуют, что сейчас, после ухода западных вендоров, во многих сферах приходится изобретать велосипед, поэтому часто отечественные решения похожи на западные до степени смешения. И лучше было бы, если бы мы не шли по этому пути, даже несмотря на насущную необходимость — при импортозамещении актуален вопрос новизны продуктов, иначе они будут неконкурентоспособными в дальнейшем.

При этом в некоторых сферах импортозамещенные решения бизнес устраивают — если не полностью, то настолько, чтобы их внедрять. Директор по IT ООО «Воздушные Ворота Северной Столицы» (оператор аэропорта Пулково) Андрей Нестеров рассказал, что в компании почти 3 года пилотировали отечественные BI-системы — это было необходимо, чтобы заместить используемое ранее решение крупного западного вендора. «Сейчас пилоты завершены, мы вместе с представителями бизнеса выбрали несколько продуктов, которые оценили на «четверку», приняв за эталон тот продукт, который использовали ранее. Мы не искали то же самое, а смотрели, чтобы решение устраивало нас по ряду параметров — оказалось, что это возможно», — отметил эксперт.

Андрей Нестеров, ООО «Воздушные Ворота Северной Столицы»
Андрей Нестеров, ООО «Воздушные Ворота Северной Столицы» (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

Об аналогичной проблеме рассказала и руководитель digital-направления italy&co Анастасия Сокольникова. По ее словам, западная BI-система компанией использовалась, поэтому пришлось искать ей замену. «Сейчас мы находимся в стадии разработки собственного решения на стыке с уже имеющимися, потому что иначе эту проблему никак, к сожалению, не решить. Да, это требует инвестиций — финансовых и временных, но это в целом посильно. К тому же мы выступаем некими продуктологами для одной из крупных систем для HoReCa, потому что накопили колоссальный опыт в цифровизации», — говорит Анастасия Сокольникова.

Анастасия Сокольникова, italy&co
Анастасия Сокольникова, italy&co (Фото: Дмитрий Сайтимов / РБК Петербург)

Это не значит, что позитивных примеров и даже технологических прорывов нет. Так, Александр Штохов напомнил, что в металлургии у крупных производителей уже используются алгоритмы машинного обучения для увеличения производственных показателей и качества выпускаемой продукции: если раньше при производстве металла решения принимались, основываясь на опыте, теоретических формулах и экспертном мнении отдельных специалистов, сейчас же многие процессы контролируют датчики и системы, решения принимаются на базе интеллектуального анализа данных. «У нас уже есть отечественные серверы с высоким уровнем локализации, ведутся работы над графическими вычислителями и другими вычислительными элементами. Конечно, нецифровизованные сферы и направления в отдельных бизнесах есть — надо просто этому уделять внимание. Государство создает для этого все условия, мы на практике видим множество положительных примеров», — подчеркнул он.

На помощь приходит и русская смекалка. Русские люди изобретательны — это важное в данной ситуации качество, говорит Александр фон Розен. «Мы действительно слабы в некоторых направлениях, например, у нас нет полноценной отечественной элементной базы. И даже когда мы говорим об отечественной сборке высокотехнологичного оборудования, как правило, те части, которые являются по-настоящему значимыми, до сих пор импортные. Но мы традиционно сильны людьми, которые также являются частью инфраструктуры: с людей все начинается и ими же заканчивается. У нас очень сильные технические специалисты, которые даже в условиях вызовов, с которыми столкнулся российский рынок, продолжают обслуживать системы, наращивать их, и в том, что наша экономика продолжает работать, есть огромная заслуга российских инженеров, разработчиков, девопсов, системных администраторов, электронщиков, менеджеров», — подчеркнул он.

Порядок и контроль

Одним из важных факторов, которые надо учитывать при развитии инфраструктуры для дата-ориентированной экономики, является выстраивание самого процесса разработки решений. Максимально критично это в направлениях, где речь идет о сложных и перспективных инновациях. Как заметил Андрей Нестеров, вперед надо двигаться поступательно: «На создание комплексного IT-продукта требуется 3-5 лет. Но заказчики ожидают решения в формате «здесь и сейчас». И это диктует нам необходимость двигаться итерационно: прошли первый этап, удостоверились, что все идет как надо, или, наоборот, вовремя откатились и исправили ошибки. У заказчика есть ощущение динамики, а у разработчика — время».

Людмила Гонтарь заметила, что сейчас очень многие разработчики, даже в случае с целевым контрактом, находятся почти в бесконтрольном состоянии, так как им ставится только конечный срок сдачи продукта. «Иногда сроки спускаются сверху, и они слишком отдаленные. Например, почему техническое зрение должно быть сделано к 2030 году? Гетерогенность данных в ракурсе технического зрения изучалась еще в советское время и достаточно на высоком уровне. Ведь ценность данной тематики заключается в точном, верифицированном подходе к деталям передаваемого массива данных. И в это же время должно появиться беспилотное такси. Откуда такие сроки? Мне кажется, надо к постановке целей и задач подходить более взвешенно, прорабатывая весь процесс в деталях, а контролировать его надо на каждом этапе, а не ждать 2030 года», — добавляет эксперт.

При этом не стоит надеяться, что бизнес возьмет на себя все заботы государственного уровня — для бизнеса главным является все же экономическая составляющая, напоминает Николай Пасько. «Именно этим обусловлено то, что у бизнеса зачастую принципиально иной подход к работе над проектами. Недавно меня порадовала скорость разработки одного из замещающих ИТ-решений для авиационной отрасли, работа над которым шла в рамках госпроекта. Однако оказалось, что нужного результата удалось добиться только тогда, когда были применены принципы коммерческой разработки продукта», — привел пример эксперт.

Татьяна Пыч добавляет, что даже при постановке таких важных целей нельзя забывать о финансовой составляющей: без денег бизнес работать не будет. «Мы все очень быстро учимся не ездить на желтый свет, как только за это вводят штрафы. Но и в обратную сторону это работает точно также: если есть субсидии, реальная поддержка и финансирование новых проектов, доступные кредиты для бизнеса, то и строительство новых заводов, ЦОДов, и разработка необходимых продуктов пойдут быстрее», — заключает Татьяна Пыч.

Содержание
Закрыть