Рыночный расклад , Санкт-Петербург и область ,  
0 

Стимулы и трудности промышленной модернизации

Фото: ru.freepik.com
Фото: ru.freepik.com
Многие петербургские промышленные компании воспользовались открывшимися рыночными возможностями и наращивают выпуск продукции, но для дальнейшего роста нужен переход на новые технологические рельсы

Постоянно растущий индекс промышленного производства в Петербурге показывает, что петербургские промышленные компании активно расширяют выпуск, но для конкуренции на глобальном рынке компаниям необходимо внедрение новых технологий. Как соотносятся цели и возможности промышленных компаний в области технологического роста, какая технологическая модернизация им сегодня доступна, что в технологическом развитии требует более длительной подготовки и активной поддержки государства — все это обсудили участники дискуссии «Новые цели петербургских промышленников: передовые технологии и производительность труда», организованной РБК Петербург.

Пересмотреть алгоритмы

Для дальнейшего развития, наращивания объемов производства промышленникам нужно решить ряд проблем. Одна из важнейших связана с дефицитом кадров, который отмечали все, без исключения, участники дискуссии. Ее можно решить повышением производительности труда, что снизит потребность в персонале. Для этого компаниям необходимо провести ряд мероприятий — как организационных, повышающих эффективность бизнес-процессов, так и технологическую модернизацию.

Организационные мероприятия по технологии «бережливого производства» петербургским компаниям помогает проводить Региональный центр компетенций в сфере производительности труда Санкт-Петербурга — в рамках курируемого им на региональном уровне нацпроекта «Производительность труда». По словам директора по операционной эффективности Регионального центра компетенции в сфере производительности труда — оператора национального проекта «Производительность труда» в Санкт-Петербурге Федора Дмитриева, в настоящее время в проекте участвует более 280 промышленных предприятий Петербурга и за пять лет работы выработка на производственных потоках, где внедрялись улучшения, в среднем выросла на 44%, а время производства продукции сократилось на 28% — без дополнительных вложений и расширения штата.

Экономический эффект от внедрения бережливых технологий, по оценке самих руководителей предприятий, в 2022 году составил 2,6 млрд руб., а в 2023 году уже 5,17 млрд руб.

«Сейчас ситуация, которая возникла в том числе вследствие внешнеполитических обстоятельств, встряхнула бизнес и заставляет по-другому взглянуть на свои процессы и пересматривать цепочки, алгоритмы, которые складывались десятилетиями», — говорит Федор Дмитриев.

Федор Дмитриев, РЦК
«Сейчас ситуация, которая возникла в том числе вследствие внешнеполитических обстоятельств, встряхнула бизнес и заставляет по-другому взглянуть на свои процессы и пересматривать цепочки, алгоритмы, которые складывались десятилетиями», — говорит директор по операционной эффективности Регионального центра компетенции в сфере производительности труда — оператора национального проекта «Производительность труда» в Санкт-Петербурге Федор Дмитриев.

Конкуренция как фактор модернизации

С другой стороны, уход мировых брендов с наших рынков ослабил конкуренцию, и это снижает мотивацию российских предприятий заниматься модернизацией. «Ослабление конкуренции явно не сказывается позитивно на повышении производительности труда. Потому что зачем что-то делать, если конкуренты ушли, и, соответственно, те, кто раньше не интересовался твоим товаром, сейчас пришли за большим объемом. Значит ты можешь спокойно продавать еще и по завышенной цене», — резонно замечает Александр Паршуков, руководитель Индустриального Парка «Марьино».

Александр Паршуков, «Марьино»
«Ослабление конкуренции явно не сказывается позитивно на повышении производительности труда. Потому что зачем что-то делать, если конкуренты ушли, и, соответственно, те, кто раньше не интересовался твоим товаром, сейчас пришли за большим объемом», — заметил Александр Паршуков, руководитель Индустриального Парка «Марьино».

Однако такая ситуация сложилась не во всех отраслях. Например, в фармпроизводстве конкуренция очень высока, утверждает Александр Семенов, президент и совладелец компании «Активный Компонент», производящей активные фармацевтические субстанции: «Сейчас в фармацевтике достаточно сильная конкуренция, потому что ограничены возможности выхода на внешний рынок. Особенно сильна она в Петербурге, где много производств, да еще и новые появляются. С каждым днем конкуренция усиливается, и демпинговые истории в фарме встречаются сплошь и рядом».

Александр Семенов, «Активный Компонент»
«Сейчас в фармацевтике достаточно сильная конкуренция, потому что ограничены возможности выхода на внешний рынок. Особенно сильна она в Петербурге, где много производств, да еще и новые появляются», — отметил Александр Семенов, президент и совладелец компании «Активный Компонент».

Проблемы перевооружения

Тем компаниям, которые все же решились на модернизацию, государство помогает заменять оборудование на более современное. Так, петербургский Фонд развития промышленности субсидирует участникам нацпроекта ставку банковского кредита на перевооружение в размере до 700 млн руб. до уровня 1% (при том, что ставка обычного кредита составляет минимум 18% и доходит до 29%). По словам Федора Дмитриева, в Петербурге уже довольно много компаний, которые воспользовались этой льготой.

Автоматизация сильно помогает смягчить дефицит кадров в фармпроизводстве, утверждает Александр Семенов. «Мы идем к тому, чтобы по максимуму закупать более дорогое оборудование и благодаря автоматизации снизить зависимость от людей. Тогда на новых площадках будет работать небольшое количество хорошо образованных и высокооплачиваемых профессионалов. Это особенно важно для производства некоторых препаратов, например, онкологических, где участие человека лучше свести к минимуму», — пояснил он и добавил, что хорошее оборудование можно купить в Китае, как, впрочем, и у российских производителей.

В то же время, существуют ситуации, когда ни бережливое производство, ни автоматизация не способны решить кадровую проблему. Такая ситуация сложилась на НПО «СтарЛайн» — одной из самых высокотехнологичных компаний Петербурга, производящая электронные устройства, в том числе автомобильные, а также инструменты. Компания еще 4 года назад завершила основной этап технологического оснащения, сообщил ее директор по производству Алексей Козлов. «Сейчас для дальнейшего развития компания имеет некоторый запас по мощности оборудования, но уже нет запаса по сотрудникам, по компетенциям на рынке труда, — признается он. — А наше оборудование, которое заменяет и 20, и 30 человек, требует для обслуживания специалистов высочайшей квалификации — которые знают и физику, и химию, и математику, и программирование и еще понимают, что такое производство. Хотя таких специалистов нужно немного, но на рынке их абсолютно нет. И мы занимаемся тем, что выращиваем таких сотрудников фактически уже сами».

Алексей Козлов, НПО «СтарЛайн»
«Наше оборудование, которое заменяет и 20, и 30 человек, требует для обслуживания специалистов высочайшей квалификации — которые знают и физику, и химию, и математику, и программирование и еще понимают, что такое производство. Хотя таких специалистов нужно немного, но на рынке их абсолютно нет», — говорит директор по производству НПО «СтарЛайн» Алексей Козлов.

По аналогичной причине открыл собственный специальный учебный центр завод «Контакт», занимающийся металлообработкой. «Нам не хватает не просто кадров, а больше всего — квалифицированных и особенно высококвалифицированных специалистов. Это связано с тем, что мы работаем на станках с ЧПУ со сложным программным обеспечением. У нас их более 100. Производительность планируем поднять на 10-20%. Заказы растут стремительно, а операторов для станков на рынке не найти, да их, под наше конкретное оборудование, никто и не готовит», — рассказал Константин Чернэуцану, начальник учебно-информационного центра ООО «Завод Контакт».

Константин Чернэуцану, ООО «Завод Контакт»
«Мы работаем на станках с ЧПУ со сложным программным обеспечением. Производительность планируем поднять на 10-20%. Заказы растут стремительно, а операторов для станков на рынке не найти, да их, под наше конкретное оборудование, никто и не готовит», — рассказал Константин Чернэуцану, начальник учебно-информационного центра ООО «Завод Контакт».

Медленная модернизация

О проблемах с модернизацией производства говорит и Светлана Шабаева, генеральный директор ООО «Племенной завод «Новоладожский» (ГК «Терра Нова»), занимающийся выращиванием племенных коров айрширской породы и производством необходимых для них кормов, производством сырого молока и выпуском молочной продукции под собственным брендом Nova Artisana: «Мы активно развиваемся, расширяем производство по переработке молока — увеличиваем объемы изготовления молочной продукции и итальянских мягких сыров, таких как моцарелла, буррата и других, а также бри. В первую очередь важно, конечно, обновление парка техники. С ней сейчас большие трудности — европейскую технику закупать сложно и очень дорого, но и российская за два года подорожала на 40–50%. Хотя государство субсидирует 30% стоимости техники, но эта субсидия даже не полностью покрывает подорожание. Также есть трудности и со сроками поставки отечественной техники – так, чтобы получить технику «Кировского завода», необходимо становиться в очередь за полгода-год, чтобы получить ее к началу сезона, а китайские аналоги пока не покрывают все потребности сельхозпроизводителей, при этом, по сути, пока мы их только тестируем. Операционные затраты сильно растут, льготная ставка кредитов (по программе Минпромторга РФ) выросла в 2,5 раза к предыдущему году, а собственных средств не хватает на развитие в желаемых масштабах. Так что в силу этих объективных обстоятельств, которые от нас никак не зависят, темпы нашего технологического развития за последние два года снизились. Хотя эффективность перевооружения может быть достаточно высокой — например, для работы на современных доильных комплексах ведущих мировых производителей требуется лишь четыре человека в смену».

Светлана Шабаева, ООО «Племенной завод «Новоладожский»
«В первую очередь важно обновление парка техники. С ней сейчас большие трудности — европейскую технику закупать сложно и очень дорого, но и российская за два года подорожала на 40–50%. Хотя государство субсидирует 30% стоимости техники, но эта субсидия даже не полностью покрывает подорожание», - отметила Светлана Шабаева, генеральный директор ООО «Племенной завод «Новоладожский» (ГК «Терра Нова»).

Медленную модернизацию в электроэнергетике, в части возможности применения инноваций, отмечает Михаил Чернигов, заместитель генерального директора ООО «Ракурс-инжиниринг» –​ одного из лидеров российского рынка промышленной автоматизации, в том числе, крупных энергетических комплексов. «Электроэнергетика — традиционно довольно консервативная отрасль в отношении инноваций. Связано это в том числе, с длительным сроком службы основного оборудования и высокими затратами на его модернизацию. Безусловно, с уходом части зарубежных технологий и оборудования нам необходимо фундаментально подойти к вопросу его замещения – т.е. создать практически заново — провести исследования и проектирование, опытно-конструкторские работы, испытание пилотных образцов, выполнить постановку на производство и т.д. Если говорить о продукции нашей компании, то на 97% она состоит из отечественной комплектации, имеет заключение по 719 Постановлению Правительства РФ. Другой вопрос касается электронной промышленности — она по-прежнему имеет небольшой процент локализации. Отечественная микроэлектроника не в состоянии на сегодняшний день закрыть потребности, которые есть у изготовителей. Что касается автоматизации нашего, инжинирингового, производства, то наших специалистов, проектировщиков, разработчиков очень сложно заменить какими-либо технологиями. Мы применяем современные средства автоматизированного проектирования, а также внедрили станок для выполнения фрезерных операций при производстве наших шкафов управления, что позволило увеличить производительность труда примерно на 50%», — рассказал Михаил Чернигов.

Михаил Чернигов, ООО «Ракурс-инжиниринг»
«Отечественная микроэлектроника не в состоянии на сегодняшний день закрыть потребности, которые есть у изготовителей. Что касается автоматизации нашего, инжинирингового, производства, то наших специалистов, проектировщиков, разработчиков очень сложно заменить какими-либо технологиями», — отмечает Михаил Чернигов, заместитель генерального директора ООО «Ракурс-инжиниринг».

Не всем по силам

О трудностях с модернизацией предприятий радиоэлектронной отрасли говорит генеральный директор инновационного инжинирингового центра SNDGroup Ольга Квашенкина: «Мы занимаемся оказанием услуг «под ключ» по модернизации разных производств (оптимизируем затраты на электроэнергию, с помощью новых материалов ускоряем производственные процессы до 10 раз), занимаемся также контрактной разработкой электронного оборудования. У нас есть некие наблюдения о желании российских предприятий модернизироваться. Госкомпании в радиоэлектронной отрасли в массе пока не хотят модернизироваться — потому что привыкли работать по госзаказу, в плановой экономике, у них ничего не болит. Частные компании, которые хотят модернизироваться, страдают от нехватки собственных средств на первый этап инвестирования, который требует обычно несколько десятков миллионов рублей на замену оборудования. Мы предлагаем им отсрочку платежа за наши услуги до 3 лет, когда они начнут получать выгоду от модернизации. Но даже на такие условия они соглашаются очень тяжело — в отличии от китайских компаний, с которыми мы тоже работаем. В результате 20% наших сотрудников, работающих на нашей площадке в Китае, производят 80% всей нашей продукции». Низкую готовность российских компаний к модернизации Ольга Квашенкина объясняет не только нехваткой средств, но и отсутствием, как она считает, конкуренции на российском рынке радиоэлектроники.

Ольга Квашенкина, SNDGroup
«Госкомпании в радиоэлектронной отрасли в массе пока не хотят модернизироваться — потому что привыкли работать по госзаказу, в плановой экономике, у них ничего не болит. Частные компании, которые хотят модернизироваться, страдают от нехватки собственных средств на первый этап инвестирования, который требует обычно несколько десятков миллионов рублей на замену оборудования», - говорит генеральный директор инновационного инжинирингового центра SNDGroup Ольга Квашенкина.

У резидентов Индустриального Парка «Марьино» таких проблем как правило нет, утверждает Александр Паршуков: «Предприятия, которые покупают у нас площадки, как правило рассматривают свой проект как новый, качественный шаг в своем развитии. Новые цеха проектируются под конкретное оборудование и технологию производства — это ровно то, что нужно для повышения производительности. Плюс на новое высокотехнологичное предприятие проще привлекать квалифицированный персонал». Что касается источников инвестирования, то, по его словам, есть компании, которые стремятся получить различные льготы на федеральном, региональном уровнях, а есть те, кто принципиально инвестирует только собственные средства, в том числе заработанные в последние годы на рынках, открывшихся после ухода иностранных конкурентов. «Таких компаний среди наших резидентов довольно много, их обороты за два последних года выросли в разы и сейчас это дает им возможность, да и необходимость модернизироваться — чтобы выполнять лавину заказов, которая на них обрушилась», — говорит Александр Паршуков.

Перспективы разнятся по срокам

Что касается перспектив развития российской экономики, связанного с модернизацией предприятий, то ситуация в разных отраслях, судя по высказываниям участников дискуссии, очень разная. «В радиоэлектронике качественные изменения произойдут лет через 20, не раньше, — считает Ольга Квашенкина. — Потому что в России мало людей, а технологии утрачены. На перенос в Россию иностранных технологий и обучение людей для работы с ними как раз и уйдет 20 лет».

И в сельском хозяйстве Светлана Шабаева тоже не видит перспектив быстрых изменений. Впрочем, по ее мнению, «сельское хозяйство — не та отрасль, где в принципе возможны революционные изменения». «Здесь даже более приемлем постепенный рост на основе, в первую очередь, собственных, российских, технологий. Но пока нет надежд на скорый прогресс, до сих пор 90-95% оборудования, используемого в животноводстве, импортное», — отмечает она.

В фармпроизводстве, по мнению Александра Семенова, кардинальные изменения будут сильно зависеть от политики государства. «Когда мы создадим импортонезависимое производство полного цикла, в том числе благодаря нацпроекту «Новые материалы и химия», появится финансовый ресурс для создания оригинальных продуктов, в том числе и для экспорта на глобальные рынки. При этом компаниям придется внедрять инновационные технологии — чтобы работать с большей эффективностью и с меньшим количеством людей. Это критический фактор сохранения отрасли. К 2030 году станет понятно, получилось или нет», — уверен он.

На сильную зависимость перспектив металлообработки от экономической политики государства указывает и Константин Чернэуцану: «Если государство кардинально не изменит инвестиционную политику, не начнет заинтересовывать производителей, то лучшей перспективой из возможных в нашей отрасли я считаю отсутствие катастрофы в ближайшие 3-5 лет. При текущем векторе развития через 5 лет могут возникнуть очень серьезные проблемы».

Федор Дмитриев подтверждает, что ситуация с модернизацией различается очень сильно в разных отраслях и даже в разных сегментах одной отрасли: «Некоторые отрасли уже сейчас проходят модернизацию, у них горизонт планирования — 3-5 лет, а в других заметные изменения произойдут лет через 20, а то и 30. В целом, значимое для экономики число компаний пройдет технологическую модернизацию наверно лет через 10-15».

Тенденции Гастрономическая коллаборация
Содержание
Закрыть