От первого лица , Санкт-Петербург и область ,  
0 

«Малый бизнес чувствует себя не так плохо, как мы ожидали»

Фото: Банк "Уралсиб"
Фото: Банк "Уралсиб"
Заместитель председателя правления банка Уралсиб Евгений Абузов — об особенностях работы с малым и средним бизнесом в новых условиях.

Обороты малого бизнеса в России подскочили вместе с бумом потребительских расходов весной этого года, затем резко сократились — сказалось и падение спроса, и проблемы с логистикой, и сложности с обслуживанием зарубежных контрактов. Как текущая ситуация отразилась на общем состоянии бизнеса, и как в сложившихся условиях строится банковское обслуживание сегмента — рассказал зампредседателя правления банка Уралсиб Евгений Абузов.

Бенефициары и проигравшие

— Какие отрасли бизнеса, судя по клиентам вашего банка, сегодня развиваются наиболее устойчиво, а какие испытывают наибольшие трудности в текущей ситуации?

— Однозначным бенефициаром является отрасль внутреннего туризма, в той части, которая ориентирована не на деловой туризм, а на развлекательный. В остальном, в каждой отрасли есть свои бенефициары. Поначалу это были компании, которые больше ориентировались на производство внутри России. Сейчас благодаря низким курсам валют импортеры, которые смогли наладить логистические цепочки, тоже смогли стать бенефициарами в своих отраслях.

У всех есть свои проблемы, которые связаны либо с поставками комплектующих, либо со спросом. Довольно сильно пострадали автопроизводители — как мы знаем, отечественные производители не смогли полностью найти замену комплектующим. В масштабах малого бизнеса каких-то существенных отраслевых различий мы пока не видим, в каждой отрасли есть свои «победители» и «проигравшие».

— Кого больше?

— Я не первый раз наблюдаю то, как бизнес ведет себя в кризисных ситуациях, и вижу, что малый бизнес в России очень адаптивен, он готов к тому, что может случиться что-то похожее на коронавирус, на текущую ситуацию. У него есть запас прочности, который помогает это выдерживать. Наши цифры показывают, что малый бизнес чувствует себя не так плохо, как мы ожидали.

Фото:Банк "Уралсиб"
Фото: Банк "Уралсиб"

Продукты первой необходимости

— Какие банковские продукты на сегодняшний день наиболее востребованы малым бизнесом?

— Во-первых, в период, когда Центробанк вводил ограниченные комиссии для эквайринга, мы видели значительный спрос на эту услугу. Во-вторых, продукты, связанные с внешнеэкономической деятельностью. В условиях, когда многие банки имеют ограничения по работе с ВЭД, у нас возрос спрос на все, что связано с конверсией, с обслуживанием валютных контрактов. Кроме того, государство увеличило долю малого бизнеса в закупках и, как следствие, гарантийные продукты тоже пользовались определенным спросом в этом сегменте.

— Насколько велик переток клиентов, ведущих ВЭД, в ваш банк? Как меняются их потребности, какие новые продукты вы можете им предложить?

— Количество клиентов с ВЭД у нас выросло минимум в 3-4 раза, причем рост был ограничен скорее возможностями нашей инфраструктуры — до известных событий мы не нанимали, например, валютных контролеров «с запасом». Мы видим, что в последнее время происходит рост оборотов и платежей клиентов в юанях. Соответственно, сейчас планируем запустить новый продукт, связанный с ВЭД в юанях. Активно смотрим на возможности открытия счетов для клиентов в других валютах, ищем банки за рубежом, с которыми мы могли бы сотрудничать.

«Количество клиентов с ВЭД у нас выросло минимум в 3-4 раза»

— А с точки зрения валютного кредитования?

— У нас сформировались значимые остатки в юанях, которые на данный момент мы размещаем в облигациях российских компаний. Мы активно ищем корпоративных клиентов и верхний сегмент малого бизнеса, которые имеют потребность финансироваться в юанях. Это могут быть, в частности, логистические компании, которым, например, нужно совершать платежи в пользу Китайских железных дорог.

— Насколько востребованы у малого бизнеса меры государственной поддержки? Как это характеризует состояние бизнеса на сегодняшний день?

— В сложившейся ситуации неопределенности многие компании обратились к банкам, в том числе к нам, за реструктуризацией кредитов в рамках государственных программ поддержки. Мы наблюдаем за компаниями, которые заявили о потребности в отсрочке платежей — она заканчивается в октябре — и не видим ухудшения в их деятельности. Мы понимаем, что придет октябрь, компании вернутся в нормальные платежные графики и смогут снова их обслуживать.

— Как вырос сегмент предпринимателей, который занимается продажами на маркетплейсах, какие услуги и возможности банк может предложить таким клиентам?

— По нашим оценкам, этот сегмент составляет от 800 тыс. до 1 млн предпринимателей — компаний, ИП, самозанятых. Мы понимаем, что у них есть разные потребности, в том числе финансирование оборотных средств, закупки продукции или составляющих за рубежом. Мы можем им помочь с помощью бизнес-карт и валютного экспертного обслуживания. Помимо этого у них есть потребность работать через несколько каналов продаж — не только через крупнейшие маркетплейсы, но и, например, через социальные сети. С этой точки зрения банк может предоставить удобный платежный сервис, интернет-эквайринг, оплату с помощью QR-кодов, по системе быстрых платежей. Мы считаем, что банк может быть большим интегратором по закрытию этих потребностей, чем могут предложить финансовые сервисы маркетплейсов. Это одна из тех ниш, в которой мы хотели бы увеличить свое присутствие, понимая ту немалую емкость рынка, которая здесь есть.

«По нашим оценкам, сегмент торговли на маркетплейсах составляет от 800 тыс. до 1 млн предпринимателей»

Когда раскрутятся гайки

— Что происходит в сегменте кредитования малого и среднего бизнеса? Как изменились требования к заемщикам?

— У нас после пандемии был довольно сильный рост кредитного портфеля: более чем в два раза к предыдущему периоду. В этом году, начиная с февраля-марта, наше кредитование стало более аккуратным. Мы смотрим на обороты компании, на итоги деятельности за период, прошедший с начала года, и принимаем решение. Понятно, что наиболее рискованные, беззалоговые кредиты сейчас мы перестали выдавать в большом объеме, но в части продуктов, которые выдаются под залог имущества, значимых ограничений мы не вводили.

Пока не до конца понятны последствия текущей ситуации для бизнеса. В марте-апреле у компаний малого бизнеса очень сильно вырос объем выручки, потом произошел спад потребительской активности, который в отдельных секторах наблюдается и на текущий момент. Когда ситуация стабилизируется, и поведение клиентов малого бизнеса будет более понятным, мы планируем более активно «раскрутить» наши риск-политики и увеличить объемы финансирования.

На данный момент мы поддерживаем кредитный портфель в сегменте малого бизнеса на уровне начала года, практически не наращивая объемы.

— Ранее вы говорили, что кредитование МСБ будет постепенно переходить на скоринговые модели по аналогии с розницей. Как текущая ситуация повлияла на этот тренд?

— Скоринговые модели оценки при кредитовании хороши в тех случаях, когда нет сильного изменения внешних условий. Модель не предскажет разрыв логистической цепочки и разворот бизнеса в противоположном направлении. Поэтому мы отложили запуск подобных продуктов без залога.

Что касается залоговых продуктов, мы абсолютно точно идем в этом направлении. Люди, которые закладывают свое имущество, сами тщательно анализируют риски и зачастую лучше, чем банк, понимают, как сложившаяся ситуация влияет на их бизнес. Поэтому в августе мы запустили скоринговый продукт, который позволяет предпринимателю под залог имущества за несколько дней получить до 10 млн руб.

Не онлайном единым

— Каковы ваши дальнейшие планы по работе в регионах?

— Мы планируем развиваться в городах, в которых у нас нет присутствия. Сейчас мы реализуем пилотный проект с тем, чтобы в следующем году выйти на полноценное обслуживание в любой точке России. Для этого мы меняем наш цифровой банк, меняем продукты, которые частично требовали походов в отделение, таким образом, чтобы иметь возможность полностью дистанционного обслуживания. У нас уже есть продукты — банковские гарантии — которые мы выдаем в течение нескольких часов, не видя клиента.

— В то же время, вы открыли достаточно много центров поддержки малого бизнеса в регионах за предыдущее полугодие. Для чего вы сохраняете офлайн-формат взаимодействия? Как вы можете оценить эффективность работы этих центров? Каковы дальнейшие планы по их развитию?

— Мы не хотим становиться исключительно онлайн-банком, нам нужны места, где люди могут в личном контакте общаться с менеджером банка. У нас есть модель, по которой мы оцениваем окупаемость этих центров. Те, которые открыты 12 месяцев назад, уже полностью окупились и приносят прибыль. На текущий момент у нас открыто 16 центров по всей России, и мы хотим увеличить их количество до 20. В частности, в Санкт-Петербурге мы рассматриваем возможность открытия второго центра.

— Как скоро это может случиться?

— Ориентировочно до конца этого года. Во многом это будет зависеть от того, как скоро мы сможем нанять необходимое количество сотрудников требуемой квалификации в рамках запланированного бюджета.


Реклама. ПАО «Банк Уралсиб». https://www.uralsib.ru/

Генеральная лицензия Банка России № 30 выдана 10.09.2015 года.

Содержание
Закрыть