Решения , Санкт-Петербург и область ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Жесткая судебная практика — не повод отказываться от госконтрактов

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Эксперты обсудили правовые риски строительной отрасли и меры по их предотвращению

Действие мер поддержки строительного комплекса подходит к концу, а проблемы остаются. Как вызванные пандемией, так давно знакомые, лишь обострившиеся за время «коронокризиса». Юристы готовятся к новому витку споров на строительном рынке, связанных с банкротствами контрагентов. Отдельный пласт проблем лежит в сфере государственного заказа, где судебная практика ужесточилась не в пользу подрядчиков. Эти и другие проблемы обсудили участники дискуссии «Судебные и уголовные риски в строительстве: эффективное противодействие», организованной отделом конференций РБК Петербург совместно с АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

К негативному сценарию готовы

Строительный сектор экономики пережил пандемию лучше многих других отраслей благодаря масштабной государственной поддержке. Но, во-первых, поддержка коснулась, в основном, сегмента жилищного строительства, во-вторых, применение ряда мер вызывает вопросы у специалистов. «Сегодня стройка жилой недвижимости чувствует себя хорошо, но если в ближайшие полгода-год произойдет стагнация по продажам, возможно негативное развитие финансовой ситуации. Это приведет к новому витку споров», — прогнозирует управляющий партнер санкт-петербургского офиса АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ) Иван Смирнов.

Иван Смирнов (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»)
Иван Смирнов (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: пресс-служба)

В частности, напомнил советник, руководитель судебно-арбитражной практики ЕПАМ в Санкт-Петербурге Евгений Гурченко, закончилось действие моратория на банкротства. Это означает, что строительный комплекс может вновь столкнуться с проблемой банкротств подрядчиков по всей цепочке, в ходе которых рассеивается огромное количество денежных средств.

Евгений Гурченко (ЕПАМ)
Евгений Гурченко (ЕПАМ) (Фото: пресс-служба)

Участники рынка готовы к негативному сценарию. Так, генеральный директор холдинга «РСТИ» (Росстройинвест) Валентина Калинина рассказала, что хотя ее компания не ожидает массового банкротства субподрядчиков, тем не менее, старается минимизировать выплату авансов. «В отдельных случаях, если мы видим, что подрядчик сомневается в своей финансовой устойчивости, мы сами напрямую оплачиваем его поставщику поставки матералов», — добавила она.

Валентина Калинина (Росстройинвест)
Валентина Калинина (Росстройинвест) (Фото: пресс-служба)

Наличие длинной цепочки подрядчиков, субподрядчиков, посредников и т. д. несет проблемы не только в случае банкротства. Как заметила гендиректор АО «Фирма Изотерм» Виктория Нестерова, взыскивать с посредников долги через суд практически бесполезно, а основной заказчик формально ни при чем. Для заказчика, в свою очередь, это также создает трудности.

Виктория Нестерова (АО «Фирма Изотерм»)
Виктория Нестерова (АО «Фирма Изотерм») (Фото: РБК Петербург)

По словам замгендиректора по правовым вопросам ООО «Газпром инвестгазификация» Ольги Образцовой, на практике у заказчиков строительства тоже нередко возникают проблемы — в такой цепочке посредников деньги «размываются», и объем реально выполненных работ, который в итоге принимает заказчик, по объему и качеству может не соответствовать фактически понесенным им затратам на строительство, что в свою очередь также порождает судебные споры между заказчиком, подрядчиками и субподрядчиками, в том числе о взыскании оплаты сверх договора.

Ольга Образцова (ООО «Газпром инвестгазификация)»
Ольга Образцова (ООО «Газпром инвестгазификация)» (Фото: пресс-служба)

Предложение, от которого невозможно отказаться

«Сегодня ужесточаются финансовые санкции по госконтрактам, все чаще взыскиваются неустойки. Всем известна также практика сальдирования, когда в случае банкротства подрядчика госзаказчик удерживает у себя средства, предназначенные к выплате по контракту, в счет своих требований. За два года она набрала колоссальные обороты», — говорит, в свою очередь, адвокат судебно-арбитражной практики ЕПАМ Александр Свашенко.

Александр Свашенко (ЕПАМ )
Александр Свашенко (ЕПАМ ) (Фото: пресс-служба)

Но отказаться от госконтрактов бизнес не может — это до 70% объема заказов, — поэтому должен просчитывать риски работы на раннем этапе. Евгений Гурченко призвал бизнес внимательно читать контракт до его подписания, отслеживать все правки заказчика на этапе подготовки и при необходимости оформлять протоколы разногласий.

Как минимизировать риски

На этапе исполнения контрактов юристы рекомендуют строго следовать формальным процедурам. Если заказчик вовремя не предоставил документацию, необходимую для продолжения строительства, либо не предоставил в полном объеме, либо возникли иные обстоятельства, не позволяющие продолжать стройку, необходимо официально уведомить об этом заказчика. И не бояться пользоваться статьей 719 Гражданского кодекса, позволяющей приостановить подрядные работы, если заказчик своевременно не предоставил подрядчику необходимое материально-техническое обеспечение.

Да, приостановка — это коммерческий риск, признает Александр Свашенко. Но если возникнет спор, первый вопрос, который задаст судья, будет таким: «Почему вы не приостановили действие контракта, если вы знали о том, что документация неполная, некачественная, что имеются препятствия для выполнения работ?»

Статья за договор

Руководитель уголовно-правовой практики ЕПАМ в Санкт-Петербурге Андрей Тузов привел несколько примеров привычных для участников рынка госзаказа действий, которые в глазах следователя могут стать поводом для уголовного преследования.

Андрей Тузов (ЕПАМ)
Андрей Тузов (ЕПАМ) (Фото: пресс-служба)

Например, предпроектная подготовка, когда госзаказчик обсуждает с потенциальными исполнителями технические детали будущего тендера, может быть расценена как признак картельного сговора. Так же, как подготовка технического задания силами профессионального участника рынка. Или «помощь» будущего участника конкурса в сборе коммерческих предложений для обоснования цены госконтракта.

Еще один подводный камень — субподрядчики, специализирующиеся на подготовке документов для получения различных согласований. «Такие компании могут находиться под оперативным наблюдением. По практике следственных органов, участие в договорах с такими игроками может привести к обвинению по 291-й статье [ст.291 Уголовного кодекса — дача взятки — ред.]», — пояснил Андрей Тузов.

«Идите в суд, а мы вам проиграем»

Участники строительного рынка, в свою очередь, поделились опытом работы и ведением судебных споров с государственным заказчиком. Генеральный директор Группы компаний «ГЕОИЗОЛ» Елена Лашкова описала, какие последствия могут быть у таких споров. «Мы судимся с рядом заказчиков по оплате выполненных работ, в том числе на давно завершенных объектах. Иногда заказчику проще вынести спорный момент на решение суда, не брать, как ему кажется, на себя лишнюю ответственность. При этом, никто не спорит что работа выполнена, вопрос в том как ее принять. Это и время, и деньги. И повод для банков не давать нам банковские гарантии», — рассказала она.

Елена Лашкова («ГЕОИЗОЛ»)
Елена Лашкова («ГЕОИЗОЛ») (Фото: пресс-служба)

Еще один негативный пример — «быстрые» стройки, там где оформление рабочей и исполнительной документации в необходимом объеме не успевает за строительно-монтажными работами — тут речь идет о значительном авансировании и потом достаточно долгом закрытии аванса, приемке работ. Объект опять же построен, эксплуатируется, но с формальной точки зрения вопросы есть. Это, опять-таки, повод для банков не выдавать гарантии, необходимые компании для участия в новых конкурсах. «В итоге банкиры нам говорят: вы в зоне риска», — поясняет Елена Лашкова.

Есть и положительные для подрядчиков кейсы. Валентина Калинина поделилась опытом работы «Росстройинвест» в Крыму. Компания заключила с госзаказчиком шесть контрактов на проектирование причалов, и заказчик не выполнил большое количество своих обязательств. «Мы сумели доказать вину госзаказчика и на сегодняшний день все шесть дел выиграли. Это порядка 100 млн рублей. Сумма, возможно, небольшая, но наш опыт показывает, что можно, в принципе, такие дела выигрывать», — сказала она.

Правда, руководитель департамента права АО «МегаМейд» Юрий Рубин предупредил, что выигрыш в первой инстанции не означает окончательную победу. Так, компания выиграла суд в первой инстанции по контракту Минобороны. Однако во второй инстанции заказчик сослался на то, что заказчик не передал ему авторские права, хотя по контракту должен был это сделать. И хотя судья апелляционного суда обмолвился (это есть на записи заседания), что заказчик должен был сослаться на этот пункт в первой инстанции, благоприятное для компании решение арбитража было отменено.

Юрий Рубин («МегаМейд»)
Юрий Рубин («МегаМейд») (Фото: пресс-служба)

Итоговый вывод «государственной» части дискуссии Иван Смирнов определил следующим образом: с госзаказчиком можно и нужно работать, если компания рассчитывает занимать сколько-нибудь значимое место на рынке. И к этой работе нужно быть готовым: иметь грамотного внутреннего юриста, который контролировал бы работу по госконтракту на всех этапах.
 

Инструменты Дилемма кредитора
Содержание
Закрыть