Ресторатор Сергей Симарев: «Ни о каком сопротивлении речи нет»
Материалы выпуска
FAQ по корпоративному страхованию сотрудников от коронавируса Экспертиза Ресторатор Сергей Симарев: «Ни о каком сопротивлении речи нет» Экспертиза Инвестиционные приоритеты Решения «У нас созданы механизмы выхода из кризисных ситуаций» Экспертиза Алкогольный ретейл: время для экспансии Рынок Рынок лизинга зашел на новую территорию Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Ресторатор Сергей Симарев: «Ни о каком сопротивлении речи нет»

Со-основатель сетей «Токио Сити» и «Бахрома» Сергей Симарев - о последних результатах диалога отрасли с городским правительством и о том, чем этот диалог отличается от «сопротивления».
Фото: Рестоград

Ресторанный рынок Петербурга бурно отреагировал на введение ограничений работы общепита в период новогодних праздников. Несколько объединений рестораторов, официальных и неформальных, выразили несогласие с жесткостью принимаемых городским правительством мер. Одним из первых с предложением альтернативного сценария регулирования работы отрасли в новогодний период выступил союз «Рестоград» — в своем письме губернатору Александру Беглову члены союза просили закрыть заведения на 31 декабря и 1 января, но разрешить им работать в остальные дни каникул. Один из активных участников «Рестограда», со-основатель сетей «Токио Сити» и «Бахрома» Сергей Симарев рассказывает о последних результатах диалога отрасли с городским правительством и объясняет, чем этот диалог отличается от «сопротивления».

«Вчера, 9 декабря, состоялась встреча руководителей нескольких петербургских ресторанных холдингов с представителями правительства города и прокурором Петербурга. Ее инициатором выступил сам прокурор — Сергей Литвиненко. Мне позвонили из его аппарата с приглашением участвовать утром, а вечером встреча уже состоялась.

Наконец, получился диалог с властью — нам подробно рассказали о тех причинах, по которым вводятся ограничения. Причины в целом и так известны, но правительство хотело, чтобы мы детальнее поняли мотивы введения ограничений в данный момент. Было проговорено, что уже несколько дней число выявленных заболевших не увеличивается, и важно воспользоваться шансом — нормализовать ситуацию, уменьшить число заболевающих петербуржцев и не допустить перепрофилирования других медучреждений под «ковид», отменяя плановые операции и прочую необходимую пациентам медпомощь. Нам также обещали, что в ближайшее время, если форс-мажора не произойдет, введения новых ограничений не предвидится. Для нас это важно.

Мы, со своей стороны, сказали, что готовы беспрекословно выполнять распоряжения правительства, ни о какой карте сопротивления — и вообще о сопротивлении законным действиям власти — речи вообще не идет. Нравятся нам предписания или нет, их выполнение мы гарантируем. Мы взяли на себя повышенные обязательства — и они выполняются — по санитарной обработке помещений, контролю состояния здоровья сотрудников, соблюдению требований безопасности гостями, и так далее — но нужно, чтобы и нас услышали. Принципиальные для отрасли вопросы — чтобы не запрещали работу после 19 часов, ограничились двумя полностью «закрытыми днями», 31 декабря и 1 января, а в предновогодние и следующие за Новым годом дни разрешили нам работать до 23 часов. Для нас это вопросы выживания.

Мы, со своей стороны, сказали, что готовы беспрекословно выполнять распоряжения правительства, ни о какой карте сопротивления — и вообще о сопротивлении законным действиям власти — речи вообще не идет.

Нам сказали в ходе встречи, что наши пожелания услышаны. И вице-губернатор Евгений Елин, и другие участники со стороны правительства обещали донести нашу позицию до коллег и проработать возможности смягчения ограничений. Стало понятно, что шаги навстречу возможны, и я очень на них рассчитываю.

Сам факт появления таких объединений рестораторов как наше позволяет рассчитывать на диалог с правительством. Мы уже представляем не одну компанию, а объединение сотен предприятий, порядка 20 тысяч сотрудников. Я рад, что наш холдинг стоял у истоков создания «Рестограда» и возлагаю на этот союз большие надежды.

Мы не подходим к диалогу с властью ультимативно — мы предлагаем реальные, выполнимые шаги. Приходить и говорить «дайте, а не то мы вам! ...» — на мой взгляд, это не диалог. Мы все понимаем, что жизнь и здоровье людей — на первом месте. Любые аргументы на тему бизнеса, выручки, долгов — ничтожны в сравнении с чьей-то жизнью. И потом, ультимативные требования бессмысленны — много мы знаем примеров того, как они привели к желаемым результатам?

Наши аргументы в том, что мы готовы брать на себя дополнительные обязательства в части безопасности людей. Если нужно, мы будем вдвое чаще обрабатывать поверхности и измерять температуру гостей и сотрудников. Хотя и сейчас ресторан является одним из самых безопасных мест в городе. Я уверен, что рост заражений не связан с нашей работой, не мы являемся его источником. Поэтому давайте постараемся сохранить сотням тысяч сотрудников нашей индустрии работу — у них семьи, их благополучие имеет значение.

Поэтому давайте постараемся сохранить сотням тысяч сотрудников нашей индустрии работу — у них семьи, их благополучие имеет значение.

Оптимальный сценарий для нас — предложенный «Рестоградом» неделю назад: запрет работы 31-го и 1-го, и работа до 23 часов в остальные дни. В этом случае речь не пойдет о высоко прибыльной работе – нет, только о выживании. Если мы работаем до 19 часов, то наша выручка сокращается на 90%, персонал не на что содержать, аренду, налоги, коммунальные услуги не из чего платить. Это не жизнеспособная модель, проще закрыться. Большая часть ресторанов приостановит или прекратит работу, чтобы не копить долги.

Наш холдинг, если предложения по корректировке постановления не будут приняты, закроет часть точек — у нас уже разработан такой план. Сохранившуюся часть ресторанов мы будем переориентировать на доставку и самовывоз, активно продвигать эти услуги и переделывать под них внутренние процессы. Если город обнулит налоги за IV квартал, выжить будет чуть проще — в первом квартале платить будем нечем».