«Давно не было таких драйверов развития территории в Петербурге»
Материалы выпуска
«Давно не было таких драйверов развития территории в Петербурге» Решения Туристический разворот Рынок Музейная виртуальность Инструменты Совсем другие люди: мифы о будущем ресторанного бизнеса Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

«Давно не было таких драйверов развития территории в Петербурге»

Эксперты обсудили реализацию мегапроекта в Кронштадте.

Кронштадт — город-порт на острове Котлин — потенциально сильный центр притяжения петербуржцев и туристов, не уступающий Петергофу и Пушкину — несколько десятилетий оставался на периферии внимания, как инвесторов, так и путешественников. Тому были объективные причины. В их числе недостаточно удобное транспортное сообщение, а также недоступность многих интересных территорий и объектов, которые входили в состав воинских частей и были закрыты для посещения туристами. Однако сейчас Кронштадту обещают открыть новую страницу в его истории: на его территории реализуется проект по созданию туристско-рекреационного кластера «Остров фортов». На этот раз по поручению Президента России и под эгидой Минобороны и города Санкт-Петербурга. На дискуссии, организованной РБК Петербург совместно с АНО «Остров фортов», ведущие эксперты из Петербурга и Москвы обсудили реализацию проекта, а также вызовы и риски, которые должны быть учтены участниками процесса и властями.

Денег не может не быть

«Мы уже начали работу по проектированию практически всех объектов кластера. Но решение этой задачи требует дополнительных обсуждений с Правительством Санкт-Петербурга, с экспертами, с культурной общественностью», — отметила руководитель проектного офиса по развитию туристско-рекреационного кластера «Остров фортов» Ксения Шойгу.

Ксения Шойгу (проектный офис «Острова фортов»)

В центре внимания проекта, в первую очередь, сохранение культурного наследия Кронштадта. В частности, знаменитых кронштадтских фортов, находящихся в ведении Минобороны. На текущем этапе речь идет о реставрации трех из них: на «Александре I» запланировали культурно-досуговый центр с музеем истории вирусов и гостиничными номерами. Форт «Петр I» выступит в роли военно-исторического комплекса с музеем минно-взрывного дела, досугово-развлекательными площадками и деловыми пространствами. На «Кроншлоте» расположится музейная экспозиция, а также яхт-клуб, ресторан и кинотеатр. При этом на всех трех фортах будет сохранен их исторический облик первой трети ХХ века.

Быстрый выход на стадию реализации — это, пожалуй, одно из основных отличий «Острова фортов» от предыдущих проектов. По словам Шойгу, инвесторы уже оценили потенциал долгосрочных вложений. Только реставрация фортов будет финансироваться из федерального бюджета, объяснила она. Большинство же объектов имеют инвестиционную привлекательность и будут построены за счет внебюджетных вложений. Кроме того, более 25% средств предоставляют меценаты. «Проект знаковый, поддержанный на федеральном уровне. Инвесторы подтверждают свои намерения. Риск того, что не удастся привлечь деньги для его реализации близок к нулю», — убеждена Ксения Шойгу.

«Остров фортов» обещают сделать многофункциональным кластером. Уже введенные в эксплуатацию первая очередь Музейно-исторического парка и «Лагерь настоящих героев» —это объекты первого этапа проекта. В 2021 году запланировано открытие второй очереди музейно-исторического парка, а также автомобильной парковки, начнутся работы по строительству Музея военно-морской славы, лицея, гранд-отеля и жилого квартала «Центральный». Всего до конца 2025 года в рамках проекта в Кронштадте 32 объекта социальной, коммерческой, жилой, туристской и инженерной инфраструктуры.

«Это порядка 150 га, включая акваторию. Мы разместились на значительной территории и запланировали порядка 347 тысяч квадратных метров застройки», — рассказала Ксения Шойгу.

«Конечно же, планируем дополнительные обзорные точки, так как иначе невозможно наслаждаться видом на форты. Мне кажется, это одна из изюминок Кронштадта, которую никоим образом нельзя не учитывать», — добавила она.

Безаналоговое производство

Глава комитета по градостроительству и архитектуре — главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев считает, что «необычайная важность» проекта «Остров фортов» очевидна: аналогов ему в Петербурге сейчас нет, и «давно не было в городе таких драйверов развития территории».

Владимир Григорьев (Правительство Санкт-Петербурга)

«В развитии территории Кронштадта существует определенная проблема, кроющаяся в его исторической ретроспективе. Это был в советское время практически моногород. Одно время совсем закрытый, потом — почти закрытый. И, в общем, все развитие Кронштадта, вся жизнь происходила вокруг военной функции сначала, потом — военно-образовательной и связанной с этим производственной функцией. Сейчас есть шансы, что Кронштадт станет полноценным городским районом, может быть, действительно, получит опережающее развитие. Потому что место уникальное: весь Санкт-Петербург начался с Кронштадта. Не было бы Кронштадта — не было бы Санкт-Петербурга, или бы он был каким-то другим», — заявил Владимир Григорьев.

Пока это самый интересный проект в городе наряду с Тучковым Буяном, считает главный архитектор. При этом Тучков Буян меньше по территории и монофункционален — с этих точек зрения, «Остров фортов» — масштабнее. «Кронштадт заслуживает включения в федеральную повестку и федерального внимания», — резюмировал Владимир Григорьев.

Заместитель председателя Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Нана Гвичия указывает, что любая туристическая территория должна быть в первую очередь доступной и выступать точкой притяжения для инвесторов. И все же приходит понимание, считает Гвичия, что Кронштадт важен для России и всего мира. Он притягателен своими фортами, военно-морской историей и островной уникальностью, что отличает его от великолепных дворцовых петербургских пригородов, но не уменьшает его туристической привлекательности.

Нана Гвичия (Комитет по развитию туризма Санкт-Петербурга)

«Здесь полностью вся территория Кронштадта является точкой притяжения. Если в других знаменитых пригородах — это дворцы и парки вокруг них, то здесь нужно говорить о целом городе-памятнике. Мы включили его в национальный проект и надеемся, что он будет востребован и поддержан на федеральном уровне как проект отдельной территории притяжения в новой туристской географии Санкт-Петербурга», — заявила Гвичия.

Продукт не местного разлива

Вице-президент Российского союза туриндустрии Юрий Барзыкин тоже полагает, что проекту необходимо выходить на федеральный уровень и решать свои задачи «по линии нацпроекта».

«Думаю, что вектор туристского развития, которому должен следовать Кронштадт — это, конечно же, федерализация. Потому что те вопросы, которые предстоит решить и в рамках Кронштадта, и в рамках Петербурга, и на международном уровне — это формирование и продвижение турпродукта. Это проект не местный и даже не региональный», — сказал Барзыкин. По мнению вице-президента РСТ, Кронштадт может рассчитывать на более 1 млн туристов в год.

Юрий Барзыкин (Российский союз туриндустрии)

В связи с таким потенциальным турпотоком, необходима диверсификация турпродукта, разведение потоков по сезонам, что может обеспечить «Остров фортов». Также необходимо одновременно удовлетворять потребности как местного сообщества, так и российских и зарубежных путешественников.

Жителей Кронштадта спрашивают об их взглядах на развитие города как минимум с 2018 года. Социологическими исследованиями среди кронштадцев занимался, в частности, Центр социального проектирования «Платформа». Руководитель направления территориального развития и социальных инноваций Центра Дмитрий Лисицин полагает, что предыдущие проекты «не взлетели» не в последнюю очередь потому, что местное сообщество защищает «свою субъектность». «Долгое время характер проектирования на этой территории был таким: какая-то внешняя сила заходит в Кронштадт и планирует здесь, не соотносясь с интересами жителей, их потребностей, без учета того, что им нравится и не нравится, — объяснил он. — В случае «Острова фортов» инициаторы проекта основывались на данных социологических исследований, проводимых в городе, начиная с 2018 года».

Дмитрий Лисицин («Платформа»)

В рамках опросов социологи выясняли у кронштадтцев, какие сценарии развития они готовы поддержать. Будущее Кронштадта в качестве города-музея оказалось наиболее одобряемым вариантом. При этом предпочтительным проектом развития — 4,75 баллов из 5 по шкале одобрения — горожане считают грамотное использование исторических фортов.

Ксения Шойгу отметила, что подготовка к восстановлению фортов «Кроншлот», «Петр I» и «Император Александр I» идет полным ходом. «Остров фортов» максимально тесно взаимодействует на этом направлении с Минкультуры России, в чьих полномочиях находится реставрация объектов культурного наследия. Реставрационные мероприятия и варианты музеефикации разрабатываются в контакте не только с КГИОП, Главгосэкспертизой, культурной общественностью Петербурга, заинтересованными в сохранении истории жителями Кронштадта, но и с ЮНЕСКО.

В форте «Император Александр I» («Чумной») недавно начались противоаварийные работы. Уже в этом году планируется выйти в Главгосэкспертизу с проектом, приступить к просушке «Чумного» и начать реставрацию в 2021 году.

«Ничего не будет сделано и ничего не будет принято без согласования с городом Санкт-Петербургом и, самое главное, его культурной общественностью — с экспертами, с людьми, которые болеют за Кронштадт, чтят его историю, стремятся ее сохранить. Мы находимся в контакте и с ЮНЕСКО. Нам хотелось бы не просто сохранить для будущих поколений уникальное культурное наследие Кронштадта, но и сделать его доступным для людей. Чтобы Кронштадт получил стимул для устойчивого социально-экономического развития как востребованное международное туристское направление», — сказала Ксения Шойгу.

Помимо реставрации и приспособления к современному использованию фортов, жители Кронштадта желали бы появления городской набережной, центра занятия водными видами спорта, музея флота, Аллеи кронштадтских изобретений, марины, арт-кластера. Многие ожидания из этого перечня будут реализованы в «Острове фортов».

«Насколько я знаю, организаторами проекта была проделана достаточно большая работа по информированию людей, исследованиям их ожиданий, и так далее. Есть точки контакта с местным сообществом — и в этом смысле перспективы проекта представляются более позитивными, чем перспективы других ранее заявленных больших инициатив в Кронштадте», — сказал Дмитрий Лисицин.

Одним из рисков, которые надо учитывать, эксперт «Платформы» назвал возможность негативной реакции кронштадтцев на рост турпотока. К туристам кронштадтцы пока относятся в основном нейтрально или позитивно, но со значительным возрастанием числа гостей города ситуация может измениться, предупреждает Лисицин.

«Есть опасность эффекта Барселоны, при котором в городе постоянно находится больше туристов, чем местных жителей, и жители не чувствуют город своим. В Кронштадте это явление еще не проявилось в полной мере, но риск был зафиксирован в ходе исследований», — предупреждает социолог.

Самые же заметные зоны опасений жителей — это рынок труда и транспорт, уточнил он.

Дорогие дороги

Транспортная недоступность, действительно, — одна из ключевых проблем Кронштадта. Попасть на остров можно только по дамбе, если нет желания или возможности передвигаться по воде. Кстати, «Остров фортов» разрабатывает варианты доставки стройматериалов водным путем.

«Мы не хотим сильно тревожить кронштадтцев, понимая, что все равно будет определенный дискомфорт в рамках большой стройки. Но и не хотелось бы надолго растягивать процесс строительства. Соответственно, рассчитываем начать работы одновременно по целому ряду объектов. И, конечно, планируем большую часть необходимых материалов завезти по воде, чтобы не перегружать улично-дорожную сеть Кронштадта крупнотоннажным автотранспортом», — сказала Ксения Шойгу.

Она признает, что недостаточная пропускная способность улично-дорожной сети Кронштадта — это большая проблема не только для проекта, но и для города в целом. «Мы тесно работаем вместе с городскими властями над ее решением и предпринимаем все необходимые действия в рамках наших полномочий. По состоянию на сегодняшний день разработаны предложения по целому ряду объектов дорожной инфраструктуры Кронштадта, по некоторым уже ведется проектирование», — отметила Ксения Шойгу.

Руководитель проектного офиса «Острова фортов» подчеркнула, что сделает все от нее зависящее, чтобы отстоять федеральные субсидии на главный транспортный объект, необходимый Кронштадту — вторую развязку с КАД. По словам Шойгу, уже удалось найти поддержку в лице спикера Совфеда Валентины Матвиенко, экс-губернатора Петербурга.

Владимир Григорьев признал, что было бы нелепо отрицать отставание транспортной инфраструктуры от текущих и будущих потребностей в Петербурге. Однако вопрос, на его взгляд, находится вне рамок проекта «Остров фортов» — Кронштадту вне зависимости от этого проекта нужны второй выезд и развязка; это необходимая часть инфраструктуры, которую Петербург рано или поздно планирует там создавать.

Начальник отдела проектирования Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга Андрей Шашков отметил, что в настоящее время совместно с «Островом фортов» ведется работа по определению ключевых транспортных задач, и до 2024 года планируется закрыть целый комплекс вопросов, удовлетворив потребности Кронштадта в дорогах и развязках на 20-30 лет вперед.

Транспортная доступность тоже связана с федерализацией проекта, убежден Юрий Барзыкин. «Если уровень проекта будет федеральный, то и развязки будут финансироваться из тех источников, целям которых отвечают достижения этого проекта. <…> Уникальность не только в канатной дороге. В России нет подобных проектов, где в комплексе складываются и культурно-познавательный, и военно-патриотический, и спортивный, и архитектурный аспекты», — добавил он.

Что касается опасений, что город «утонет в толпах туристов», то они пока напрасны, отметил Владимир Григорьев. «Опасения жителей Кронштадта из-за роста туристического потока излишни, поскольку Кронштадту до Барселоны пока далеко. Да и там недовольны только те, кто не сдает помещения в аренду. Всегда есть те, кто является бенефициаром развития территории, и те, кто считает себя пострадавшим, это часть процесса урбанизации», — заключил Владимир Григорьев.