Экстренная цифровизация: последствия и риски
Материалы выпуска
Кибербезопасность в ожидании кадров Экспертиза Спецсвязь расширяет покрытие Решения Кадровое распределение: как пандемия меняет рынок труда Рынок Коронавирус привел к росту спроса на IT-безопасность Экспертиза «Бояться цифрового поводка уже поздно» Экспертиза «Главное для бизнеса – не застрять в обсуждении, когда кончится кризис» Экспертиза IoT создаст новое поле для конкуренции Экспертиза «Поддержать партнеров в кризис, сохраняя собственную устойчивость» Экспертиза Экстренная цифровизация: последствия и риски Инструменты Российские all-flash: конкуренция будущего Рынок
Инструменты Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Экстренная цифровизация: последствия и риски

Коронавирус стал стимулом для ускоренной цифровизации, но, как и любой экстренный процесс, нынешний переход в цифру имеет свои подводные камни.
Фото: pixabay.com

В процессе борьбы с пандемией коронавируса все отрасли экономики существенно повысили уровень цифровизации. Однако эксперты уверены: рисков на этом пути не меньше, чем получаемых преимуществ, и о многих из них мы пока даже не догадываемся. Столкнуться с последствиями экстренной цифровизации нам, возможно, придется позже, уже после окончания карантинных мер. И новый мир может нам не понравиться, предупреждают участники онлайн-дискуссии РБК Петербург «Экстренная цифровизация: последствия и риски».

Управленческие риски

При переходе в удаленный режим работы у руководства компаний есть опасность застрять в моменте, считают эксперты, слишком концентрироваться на технической составляющей цифровизации, забыв о том, что трансформация нужна не как временная заплатка.

«Риск — принимать решение исходя из того, что сейчас происходит, а не руководствоваться пониманием того, каким будет бизнес через год или даже годы, и как будет меняться профиль потребления услуг и товаров, — отмечает генеральный директор «Комфортел» Дмитрий Петров. — Я вижу, что многие управленцы сейчас только и делают, что следят за тем, когда отменят режим изоляции, гадают — введут ли пропуска, и концентрируются на том, что делать в этой ситуации. Не думать о том, что будет дальше, «закопаться» в моменте и не увидеть, что рынок серьезно меняется – это, пожалуй, самый серьезный риск».

Дмитрий Петров («Комфортел»)

Дмитрий Петров признает, что рассуждать об изменениях структуры бизнеса и продуктовой линейки представителю телеком-компании легче, чем многим другим, у которых речь идет о закрытии бизнеса. Ведь лучше телекома себя чувствуют, пожалуй, только производители масок и сервисы доставки. Но в любом случае, чтобы потом не догонять, лучше уже сейчас не забывать о стратегических вопросах.

Вице-президент Банка Санкт-Петербург Михаил Гаврилов отмечает, что управленческие риски — в числе самых значимых сегодня. Удаленка и использование цифровых инструментов коммуникации потребовала перестройки во взаимодействии коллектива.

Михаил Гаврилов (Банк Санкт-Петербург)

Эйфория и застой

Дальше будет еще сложнее, так как проблемы сейчас только начинают всплывать. Причина кроется в психологии: когда человек оказывается в новых условиях, сначала появляется стресс и как ответная реакция на него — повышенная продуктивность. Но со временем стресс становится постоянным, начинаются мысли о том, что все надоело, рутина затягивает, начинается депрессия. Как организовать людей, которые из «эгегей»-режима скатились в режим «блин, ну опять» — это интересный вызов, и эксперты предупреждают, что есть большой риск с ним не справиться.

О том, что ИТ-рынок сейчас выходит из состояния эйфории от первоначального спроса на экстренную цифровизацию, говорит и руководитель представительства IBM в Санкт-Петербурге и Северо-Западном регионе Алексей Иващенко. «Так бывает в футболе и хоккее, когда меняется тренер: первые пару матчей команда из второй части турнирной таблицы выносит всех, а потом летит вниз, — сравнивает он. — Чтобы снизить волатильность, заказчикам следует создавать компактные кризисные командные центры с кросс-функциональными участниками, которые оценивали бы операционные показатели здоровья компании и риски, в том числе по сотрудникам, клиентам и партнерам».

Алексей Иващенко (IBM)

Директор департамента технической поддержки продаж компании Yadro Антон Груздев убежден, что сейчас вообще нужно говорить не о цифровизации, которой бизнес и без пандемии занимался, а о явлении digital-адаптации к форс-мажорной ситуации. Благодаря ему практически все компании и организации получили уникальный шанс в реальных условиях оценить степень своей цифровой гибкости. И это уникальный параметр, который редко кем тестировался на практике.

Антон Груздев (Yadro)

Однако есть риск, что большинство предприятий не учитывает системные последствия коронавируса. «Речь про адаптацию клиентов, — объясняет Антон Груздев. — Не факт, что после окончания пандемии клиент сохранит потребность в продукте компании и продолжит им пользоваться. Так что бизнесу нужно адаптироваться не только к ситуации, но и к новому профилю продуктов, к новым запросам клиентов. Это все про тактические и стратегические шаги, которые нужно делать уже сейчас, ориентируясь на внешние изменения».

Утечки, которые мы заслужили

Весомая часть рисков текущей ситуации связана с кибербезопасностью. Россия не первая вошла в карантин, но бизнес все равно во многих областях ждал до последнего и в результате не всегда оказался готов к новым условиям, отмечает директор по продажам Symantec Кирилл Керценбаум. «Многие технологии внедрялись экстренно, а некоторые компании, хотя карантин идет уже полтора месяца, до сих пор лишь тестируют технологии защищенного удаленного доступа. Так что не очень понятно, чем они пользуются сейчас — наверное, менее защищенными решениями, — говорит эксперт. — Но так как процедуры внедрения любых изменений в компании подразумевают длительное тестирование, они этим и занимаются. Возможно, это позволит им выбрать правильное решение и качественно его внедрить, но текущие риски это точно повышает».

Кирилл Керценбаум (Symantec)

Руководитель направления продуктов кибербезопасности МегаФона Артем Лосев убежден, что проблемы инфобезопасности тесно связаны с темпами роста. У ряда компаний произошел взрывной рост бизнеса в связи с переходом на удаленку и режимом самоизоляции — среди них контент-провайдеры, сервисы доставки и другие. «Им пришлось быстро наращивать мощности, так как сохранять качество сервиса на текущих ресурсах они не могли, — говорит Артем Лосев. — Потребность в расширении инфраструктуры мы видели, например, по потреблению клиентами наших облачных сервисов. Такой взрывной рост потребовал от инженеров и руководителей компаний концентрации на работоспособности своей ИТ-инфраструктуры, а ее безопасность вынужденно отошла на второй план, а может и дальше. Это можно понять, ведь в сутках лишь 24 часа».

Артем Лосев (МегаФон)

Управляющий директор TrendMicro в СНГ, Грузии и Монголии Герман Позанков уточняет, что новых киберрисков в связи с экстренной цифровизацией не появилось. Просто тенденция размытия периметров, которая началась порядка 10 лет назад, сейчас стала повсеместной. «Сейчас все — от рядовых сотрудников до топ-менеджеров — перешли на работу из дома, многие подключаются к незащищенному Wi-Fi, роутеры дома часто сконфигурированы неверно — эти проблемы приходится решать. Но хорошая новость в том, что технологии для предотвращения проблем существуют, ими просто надо пользоваться», — говорит эксперт.

Герман Позанков (TrendMicro)

Генеральный директор компании «Марвел-Дистрибуция» Алексей Мельников считает, что общего решения для обеспечения безопасности всех и вся в новом режиме нет, но и риски ситуации переоценены. «Построить систему, которая будет эффективно работать, но не будет видоизменяться, невозможно, — говорит Алексей Мельников. — Мы на своем опыте видим, что даже при наличии собственного решения, развернутого на серверах компании, останавливаться нельзя. Надо добавлять функциональность, требуется подключать новых пользователей, расширять возможность шлюзования систем видеоконференций, которые используют наши партнеры, и много чего еще. А раз ИТ-система не является стабильной, она никогда не будет и абсолютно безопасной. Важнее то, насколько хорошо с точки зрения ИТ-рисков настроена служба кибербезопасности или есть ли нужное решение на рынке».

Алексей Мельников («Марвел-Дистрибуция»)

Приоритеты трансформации

Самим участникам дискуссии также пришлось вносить определенные изменения в ландшафт безопасности, а иногда и чем-то жертвовать. Например, Дмитрий Петров рассказал, что в компании первое время использовали для онлайн-взаимодействия Zoom. Напомним, что эксперты регулярно указывают на его незащищенность.

«Мы пренебрегли угрозой утечки данных через Zoom, пока не развернули собственную платформу ВКС, — объясняет Дмитрий Петров. — Мы логично рассудили, что каких-то критических данных на рабочих станциях сотрудников нет, а та информация, которая критична в случае утечки, находится внутри периметра безопасности, куда Zoom доступа не получает. Когда стоит вопрос о том, что ты либо полностью теряешь возможность управления бизнесом, концентрируясь на информационной безопасности, либо продолжаешь эффективно работать, ИБ можно и поступиться».

Михаил Гаврилов заметил, что для банков обеспечение ИБ и так было в приоритете последние годы, поэтому это не стало проблемой при переходе на удаленку, хотя в течение двух недель на дистанционный режим работы была переведена большая часть сотрудников «Банка «Санкт-Петербург». Но обеспечение безопасности все-таки потребовало усилий — прежде всего финансовых и временных. «Нам пришлось быстро закупить рекордное количество ноутбуков — этого никогда не было раньше, потому что крупные организации обычно работают на стационарных машинах, так как это и удобнее, и безопаснее. Но мы пошли на этот шаг, потому что здоровье сотрудников для нас важнее, — объясняет Михаил Гаврилов. — Наши службы ИТ и ИБ две недели очень интенсивно работали: поднимали защищенные VPN, собирали протоколы, чтобы составить инструкции, как и что делать. В итоге сотрудники банка без ущерба для рабочего процесса перешли на удаленный режим и успешно коммуницируют с клиентами и коллегами в рамках своих задач».

Алексей Мельников подтвердил, что в период перехода на удаленку наблюдалась взрывная волна спроса на ноутбуки, планшеты, да и на обычные ПК — их тоже покупали домой сотрудникам. «Но это временная история, которая рано или поздно должна была случиться. Мы видим, что спрос и сейчас не снижается — это связано с тем, что меняется отношение руководителей к бизнесу: он становится все более LEGOобразным. Должна быть возможность взять и отправить сотрудников работать из дома, а при необходимости — вернуть обратно. А это значит, что нужны ноутбуки. Растет сложность приложений — растут и требования к оборудованию. Так что обновление парка пользовательских устройств будет теперь происходить чаще и с большими требованиями к ним», — прогнозирует эксперт.

Социальный эксперимент

Госуправление за период пандемии также сделало огромный шаг в направлении цифровизации. Появилось большое количество новых сервисов для взаимодействия с гражданами, масштабные проекты по онлайн-образованию, развивается телемедицина и расширились возможности для онлайн-торговли, отмечают участники дискуссии. Но такая стремительная цифровизация вызывает у экспертов большие опасения.

«Как показали предыдущие два месяца, высокие риски лежат не в ускоренной цифровизации бизнеса, а в ускоренной цифровизации государства, — отмечает генеральный директор НПК «Криптонит» Вартан Хачатуров. — Бизнес справился, а у государства с организацией безопасных сценариев в создаваемом ландшафте на первом этапе возникали проблемы. Задумано все верно, но скорость внедрения была очень высокой — отсюда утечки, большую часть которых мы пока даже не видим. В дальнейшем необходимо трезво оценить все принятые решения, уже не находясь в ситуации форс-мажора, когда можно пренебречь какими-то рисками ради скорости, еще раз все проанализировать».

Вартан Хачатуров («Криптонит»)

Преступники не будут сейчас хвастаться теми данными, которые им удалось получить за счет, например, креативного фишинга, так как захотят на этом заработать, а это значит, что и масштаб бедствия пока оценить сложно. «Реальный эффект этой экстренной цифровизации бизнеса и соответственно атаки на него мы увидим через полгода-год», — отмечает Вартан Хачатуров.

Есть и другие последствия экстренной цифровизации государства. «Хотя с технической точки зрения власти в России и справились «на четыре с плюсом», мы увидели во многих сценариях грубейшее пренебрежение со стороны государств защитой свобод и прав граждан», — говорит Кирилл Керценбаум. И это касается не только России. Лишь несколько стран, — например, Швеция, Южная Корея, Япония — ввели ограничения, но практически не ограничили свободы и права граждан, все остальные применили тотальное ограничение прав и свобод. «Я боюсь, что это уже с нами навсегда, — ситуация дала государству как механизму возможность почувствовать, что оно способно даже без полицейских мер заставить человека «добровольно» ограничить свои права и свободы — это тот социальный эксперимент по изменению правил игры между гражданином и государством, который, будучи однажды начат, уже скорее всего не даст возможности вернуться назад», — полагает Кирилл Керценбаум.

Шаг в цифровую эру

Среди очевидно позитивных последствий цифровизации — развитие электронных коммуникаций в B2B-сегменте — здесь возвращения на прежний уровень не будет, говорит Алексей Мельников, да и повышение способности к цифровой адаптации пригодится бизнесу. В целом та «цифровая» гибкость, которую удастся достичь, станет, по мнению эксперта, одним из ключевых конкурентных преимуществ и условием для адаптации к любым изменениям.

Все, что создано в процессе этого специфического состояния, принесет плоды: будут развиваться различные инструменты безопасности, коммуникации и т.д., — уверен Антон Груздев. — Любая технология развивается тем лучше, чем большую аудиторию она охватывает и чем большую обратную связь ее разработчики получают. Так что мы получили бесценный опыт, пусть и достаточно дорого нам доставшийся». Эксперт убежден, что опасаться «отката» в области цифровизации не стоит — скорее, нужно смотреть, насколько интенсивным будет скачок вперед. По мнению Антона Груздева, наибольший рост будет наблюдаться в области ИБ, в сфере коммуникаций и контента. Также облачные сервисы продемонстрируют драматическое развитие с точки зрения функциональности, надежности, правил масштабирования и аудитории.

ИБ — тот сектор, который получит преимущества за счет пандемии, однако, по мнению Артема Лосева, совсем по иной причине. «Известно, что главный драйвер решений в области ИБ — регуляторные требования, которые обязывают бизнес защищать свою инфраструктуру. Сейчас мы оказались в ситуации, когда многим пришлось смотреть в сторону технологий удаленной работы и обеспечения безопасности по объективным причинам: без этого бизнес не мог функционировать. Когда мы вернемся в офисы, режим работы, скорее всего, будет комбинированным. При этом порог тестирования сервисов окажется уже пройденным — многие технологии информационной безопасности уже будут активно использоваться в работе. Бизнес будет относиться к безопасности как к чему-то жизненно важному и понятному. Многие компании готовятся к кризису, который уже прошел, хотя пора готовиться к новому. В этот раз подготовка в сферах ИТ и ИБ точно пригодится бизнесу в будущем», — говорит Артем Лосев.

Благодаря пандемии ряд технологий не только получили развитие, но и прошли проверку на прочность. «Про безопасность в Zoom мы сейчас знаем гораздо больше, чем про те сервисы, которые никто не использует и поэтому не видим их проблем, — отмечает Герман Позанков. — Схожая ситуация и с онлайн-обучением: теперь мы знаем, что не готова не технологическая, а методическая часть». Эту проблему и надо будет решить.

«Я убежден, что распространение цифровизации принесет новые возможности, новое качество жизни. Мы увидели, что наш цифровой уровень очень высок: мы не остались без продуктов, без связи, а значит, мир движется в нужную сторону. Что касается ИБ, то эта вечная борьба меча и щита будет продолжаться, и новые решения будут появляться в соответствии с уровнем развития технологий и потребителей», — говорит Герман Позанков.

«Заказчики из основных индустрий сейчас прорабатывают проекты, которые начнутся в третьем квартале этого года. Эти инициативы позволят им сделать весьма серьезный шаг в цифровую эру. Нынешняя пандемия — разрушительная сила и беспрецедентная трагедия, но одновременно и критический поворотный момент. 20 лет назад эксперты предсказывали, что каждая компания станет интернет-компанией — сейчас этот прогноз сбылся. В дальнейшем бизнес будет строиться на 5G, искусственном интеллекте, квантовых вычислениях и единой открытой архитектуре корпоративных сетей», — резюмирует Алексей Иващенко.