Нарушенные коммуникации
Материалы выпуска
«На российском рынке кэшбэков очень высокая конкуренция между банками» Экспертиза Нарушенные коммуникации Решения «На российском рынке много компаний, которые хотят развиваться» Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Нарушенные коммуникации

Развитие бизнеса тормозится серым сектором и слабыми коммуникациями
Фото: РБК Петербург

Многие проблемы бизнеса обусловлены не столько объективными обстоятельствами, сколько дефицитом информации об имеющихся возможностях, полагают участники делового завтрака, проходившего в рамках XII Петербургского международного инновационного Форума 2019 и посвященного условиям работы малых и средних промышленных компаний в Санкт-Петербурге. Дефицит же возникает не в силу отсутствия информации, а из-за слабой коммуникации предпринимателей как с государством, так и друг с другом. И это при том, что примерно половина участников хотела бы получать какую-то помощь от государства.

Проблема серого сектора

По оценке председателя Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга (КППИиТ) Юрия Калабина, в малом и среднем бизнесе занято порядка 1 млн человек, которые производят продукции с оборотом в 2 трлн руб. Он видит в этой части промышленного бизнеса неплохие перспективы. «У нас есть безусловный потенциал роста. Почему? Потому что малые предприятия не содержат в своих технологиях длинных цепочек производства. Соответственно, вырасти на несколько десятков процентов за год им не составит большого труда. Кроме того, в сравнении с крупными предприятиями, они более рыночно ориентированы, знают своих клиентов, вплоть до фамилий, знают страны, сегменты, и, пожалуй, более сведущи в коммерции. Они используют самые современные каналы продаж, естественно, давно сидят на экспорте, на интернет-торговле», — отмечает он.

Юрий Калабин (КППИиТ) (Фото: РБК Петербург)

«Есть много великолепных предприятий с высочайшей прибавочной стоимостью, высочайшей выработкой, прекрасной экономикой, у которых все замечательно и которые не пользуются никакими мерами поддержки, — продолжает Юрий Калабин. — А есть тоже замечательные предприятия, которые пользуются. Поэтому сказать, что условием успеха является государственная поддержка я не могу».

По словам главы КППИиТ, зачастую предприятия не хотят никакой помощи от государства, а говорят: «Вы нам только не мешайте!». «Это меня, честно говоря, очень радует», — признается Юрий Калабин. Он не видит смысла заниматься поддержкой неэффективных предприятий: «Если мы все-время вынуждены их дотировать и, как только прекращаем это делать, они тут же умирают, это напрасный труд, — уверен глава КППИиТ. — Я на всех площадках призываю активно коммуницировать с успешными предприятиями, потому что здесь открываются большие возможности образования синергетических эффектов». Роль государства он видит в «зонах и займах» — подготовке территорий с коммуникациями и помощь в получении кредитов.

«Именно кредитов, а не субсидий, потому что субсидии промышленность развращают, — поддержал коллегу директор Фонда развития промышленности Санкт-Петербурга Евгений Шапиро. — Субсидии надо предоставлять только в тех случаях, когда в этом есть необходимость. Это экспорт, обучение, выставки. А на все остальное должны быть возвратные средства, потому что это создает предприятию стимул».

Евгений Шапиро (Фонд развития промышленности) (Фото: РБК Петербург)

«Нет противостояния между государством и предпринимательством, — считает Юрий Калабин. — Есть противостояние внутри предпринимательства. Основная проблема, на мой взгляд, в том, что на одних и тех же рынках существуют «белые и пушистые» и «серые», которые занимаются контрафактом, не платят налоги и что-то «бодяжат». Это очень вредит «белым и пушистым», потому что делает их неконкурентоспособными. Такие, «серые», предприниматели демпингуют на тендерах. Получатся, что политика государства по либерализации, устранению административных барьеров, лишает заказчиков инструментов борьбы с «серым сектором» и оставляет их один на один с контрафактниками, считает Юрий Калабин. «Мы можем только постфактум, когда уже все случилось, уже украли НДС, через налоговую кого-то выловить. В этом году по городу возбуждено 400 уголовных дел по налоговым хищениям, — сообщил он. — Сейчас наверняка пойдут разговоры о том, как власть сокращает количество малого и среднего бизнеса. А на самом деле из 300 тысяч юридических лиц в городском реестре 150 тысяч не подают никакой отчетности или подают нулевую. Все бизнесмены прекрасно понимают, что это значит».

Председатель КППиТ считает, что «белый» бизнес должен помочь власти в борьбе с «серым». «У нас с вами цель, на мой взгляд — очистить город, очистить рынок от подобных деятелей. Для этого государству нужна прежде всего ваша заинтересованность и ваша поддержка», — обратился Юрий Калабин к присутствовавшим на завтраке предпринимателям.

Нестандартные компании

Директор по инвестициям «ВТБ Девелопмент» Александр Паршуков сообщил, что иностранные инвесторы, желающие работать в России, в частности, в созданном ВТБ Девелопмент индустриальном парке «Марьино», жалуются на большие трудности с поиском российских поставщиков. «Те российские компании, с которыми они пытаются наладить контакты, не соответствуют международным стандартам. Но они не готовы понижать эти стандарты для российских компаний, — говорит он. — Потому что качество их продукции крайне нестабильно, помещения, в которых они работают, не соответствуют необходимым критериям заказчиков. В то же время малые предприятия, стремящиеся развивать бизнес, говорят, что для создания новых производственных мощностей им не хватает финансовых средств. Собственных средств для создания новых производств у них нет, а банковские кредиты им практически недоступны из-за трудно выполнимых условий. Получается некий тупик. При этом государство регулярно заявляет о готовности поддержать малый бизнес и предлагает различные меры поддержки. Должен когда-то наступить момент, когда возможности промышленников и требования банков и институтов развития сойдутся».

Александр Паршуков («ВТБ Девелопмент») (Фото: РБК Петербург)

Александр Паршуков уверен, что нужно найти способ добиться взаимопонимания по условиям предоставления финансирования между бизнесом и финансовыми институтами. В то же время представители банков говорят, что этому мешает недостаточная прозрачность компаний. Предприниматель приносит в банк красивую идею, но если он не может показать отчетность, банкиры не понимают, в каком состоянии его бизнес. Это вынуждает их выставлять предпринимателю более жесткие условия займа. Банкиры призывают предпринимателей уходить из серого сектора, начать работать в белую, платить налоги, вести обороты через банки. И тогда получить кредит им станет гораздо проще.

Разобщенность и недоверие

Евгений Шапиро отмечает, что государство тоже помогает добросовестным компаниям получать кредиты. «Для этого государство создало фонды развития промышленности, в частности, петербургский, который может обеспечить предприятиям пятилетний кредит под 3% годовых на первые три года и под 5% на два оставшихся года, без возврата тела займа в первые три года, как требуют банки. Согласитесь, это очень льготные условия. Чуть больше месяца назад Наблюдательный совет нашего Фонда утвердил возможность рефинансирования, на этих же условиях, банковских кредитов, на которые было приобретено оборудование. Согласитесь, что это тоже серьезная помощь», — заметил он.

При этом он посетовал на то, что преобладающее число руководителей предприятий, как выясняется, «не слышали, что Фонд есть и на каких условиях он работает», несмотря на энергичные информационные усилия городской администрации. «Это какая-то загадка», — недоумевает Евгений Шапиро.

Завесу этой загадочности приоткрыла вице-президент — директор департамента промышленности, АПК и транспорта Банка «Санкт-Петербург» Ольга Александрова: «У нас рассматривается несколько заявок, которые направлены в Фонд. Решения по ним принимаются Фондом исключительно под банковскую гарантию. Получается, что Фонд хочет переложить на банки ответственность за риски бизнеса. Разве это поддержка?». Евгений Шапиро ответил: «Исключительно банковские гарантии требует федеральный Фонд поддержки промышленности. А мы принимаем и другое обеспечение — землю, ликвидное оборудование и ценные бумаги «голубых фишек». Так что мы подходим более демократично к возможностям предприятий».

Ольга Александрова (Банк «Санкт-Петербург») (Фото: РБК Петербург)

Директор Санкт-Петербургского дивизиона компании «Балтийский лизинг» Андрей Бугров подтвердил разнообразие инструментов Фонда: «Свидетельствую, что Фонд действительно берет в обеспечение не только банковские гарантии, но и залоги. Мы представляем пример взаимодействия с Фондом и с производственными компаниями по нескольким реализованным проектам».

Андрей Бугров («Балтийский лизинг») (Фото: РБК Петербург)

«Разобщенность» власти и бизнеса, как и «разобщенность» самого бизнеса отметил и председатель КППИТ: «Многие успешные предприятия не знают, что происходит во власти, а я не знаю, что происходит у них. И это меня расстраивает». Главной причиной он, ссылаясь на высказывания предпринимателей, назвал недоверие: «Доверяют только тем, кого хорошо знают и в чьей репутации не сомневаются». Андрей Бугров подтвердил: «Я 20 лет занимаюсь лизингом. Самый лучший клиент — это тот, с которым ты прошел от начала, помог ему встать на ноги, видишь, как он развивается и знаешь, что он собой представляет. В нашем портфеле порядка 60% — постоянные клиенты».

Другая причина недоверия, по словам Юрия Калабина, связана с высокой стоимостью услуг городских предприятий во внутренней кооперации. «Это конечно стопор в синергии», — уверен он.

Кредитные истории

Ольга Александрова считает, что ключевая ставка ЦБ РФ в 6,5% позволяет, в принципе, промышленникам развиваться, но при этом ключевым вопросом остается — спрос. Экспорт, я считаю, мог бы помочь, — говорит она. — И государство этим занимается, например, через Российский экспортный центр (РЭЦ). Мы с ним работаем. Там ставки доходят до 2% годовых». По ее словам, промышленность сейчас — ключевая сфера интересов «Банка Санкт-Петербург». «Потому что там сейчас все больше наукоемких технологий, там образуется будущее», — считает Ольга Александрова.

Генеральный директор компании «Ассоциация ВАСТ» (занимается разработкой и производством систем вибро-акустической диагностики) Владимир Тулугуров тоже с благодарностью отмечает конструктивную поддержку РЭЦ, который помог компании выйти на рынки Индии и ОАЭ. В то же время он сетует на сложности с финансированием своего бизнеса. «Крупные заказчики – РЖД, Газпром — платят через 60 суток, а заказы у них большие и нам приходится самим искать деньги на выполнение заказов. А на получение кредита у нас уходит 2,5 месяца. Для бизнеса это очень много, потому что оборотные средства нужны быстро», — говорит Владимир Тулугуров.

Присутствовавшие представители банков заявили, что проблему могло бы решить применение специальных банковских инструментов — факторинга и контрактного кредитования. А начальник отдела привлечения и развития клиентов малого и среднего бизнеса Северо-Западного филиала банка «Открытие» Ольга Скрябина, обратила внимание на то, что для тех клиентов, которым нужны оборотные средства, но которые не могут предоставить ликвидные залоги, могли бы предоставлять обеспечения в виде поручительства корпораций и региональных фондов. «Банки с удовольствием принимают такие поручительства, берут на себя соответствующие трудозатраты», — утверждает она. По ее словам, малые производственные компании в последнее время стали активнее интересоваться госпрограммами поддержки и чаще обращаться в банк. «У нас есть возможность варьировать процентные ставки и делать их максимально сниженными. Мы предоставляем возможность поручительства, предоставления льготной процентной ставки, делаем некую синергию», — говорит Ольга Скрябина.

Тем не менее, трудности с получением кредитов отмечали многие участники делового завтрака. «Мы обратились в банк за гарантией всего на 2,5 млн рублей для участия в срочном тендере. У нас совершенно прозрачный бизнес, мы строим градирни. Держим счет в банке уже 10 лет. Обороты у нас большие. Несмотря на все это нас мучали 1,5 месяца, требовали кучу подтверждений. Это было очень сложно», — пожаловалась Марина Лязина из компании «Новые технологии».

«Мы абсолютно точно существуем в разных мирах, — обращаясь к представителям банков говорит генеральный директор медицинского интегратора «Келеанз Медикал» Елена Кириленко. — Банковские кредиты для большинства малых предприятий недоступны, это однозначно. Можно получить только, если есть личные контакты с управляющим банком».

Елена Кириленко («Келеанз Медикал») (Фото: РБК Петербург)

Помимо проблем с кредитами, участники дискуссии традиционно упоминали неадекватное госрегулирование и административные барьеры, которые понижаются властями слишком медленно, по мнению бизнеса, для планируемых руководством страны темпов роста экономики. Так, генеральный директор «Шуваловского мебельного предприятия» Павел Головенко, посетовал на отмену в этом году всех, как он утверждает, льгот для малого промышленного предпринимательства, работающего на «упрощенке». По его словам, этот шаг правительства сильно ухудшил положение мебельной отрасли. А Елена Кириленко говорила об усилиях бизнеса по сокращению времени госрегистрации медицинского оборудования.

Павел Головенко («Шуваловское мебельное предприятие») (Фото: РБК Петербург)

Неприятное следствие всех этих проблем, по мнению председателя КППИТ, таково: «Страна тотально не выполняет план по освоению средств, выделяемых на малый и средний бизнес. В Петербурге фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса не выдаст 2 млрд руб. Но разве нет клиентов? На самом деле мы установили такие высокие пороговые планки входа в эту систему, что способные их преодолеть закончились и никто уже больше не может войти. Я согласен с бизнесом, что эти условия неудобны. Меры обеспечения, на мой взгляд, действительно излишни. С другой стороны, качество подготовки бизнес-планов оставляет желать лучшего. И получается парадоксальная ситуация: мы не в силах выдать бизнесу дешевые деньги, а бизнес не может их взять. И это при том, что государство готово поддерживать любые инициативы — но только вменяемые. Но с этим проблема».

Наладить коммуникации

Целый ряд выступавших подтвердили мнение Юрия Калабина о серьезных проблемах бизнеса, возникающих из-за недостатка коммуникаций, причем, не только с властью, но и между собой. Валерий Теленков, руководитель проектов компании «Союз-14», занимающейся инновационной переработкой промышленных отходов, посетовал на трудности с поиском заказов как раз по этой причине: «Здесь говорилось о слабой коммуникации. Я с этим полностью согласен. Нам нужно преодолевать барьеры». Елена Кириленко, рассказывая о своем новом проекте организации собственного производства медицинских изделий и оборудования, реализуемого в рамках петербургского медико-фармацевтического кластера, также высказала мнение о проблемах, которые создают проекту слабость коммуникаций даже внутри одного кластера: «Кто-то производит компоненты, кто-то из этих компонентов может делать оборудование. Мы могли бы работать вместе, но есть какие-то сомнения, мешающие этому».

Подобные сомнения возникают в том числе из-за недостаточной информированности топ-менеджеров компаний о партнерах, программах господдержки бизнеса. Причем эта неинформированность коренится не в объективном дефиците информации, которой на самом деле достаточно много в интернете, особенно по госпрограммам, а в неумении или нежелании бизнеса ее изучать. Об этом прямо говорили участники дискуссии.

Например, Елена Кириленко упрекала банки за затягивание по надуманным причинам предоставления банковских гарантий и других продуктов, за отсутствие конструктивной обратной связи с клиентами. Владимир Генкин, директор «Центра инфракрасных излучателей», занимающегося промышленным отоплением, и директор компании «Политехконсалт», осуществляющей комплексный технологический консалтинг, говорил о слабой информированности компаний о программах господдержки. «В 99% случаев предприниматели, с которыми мы общаемся, ничего не знают о возможностях существующих фондов поддержки промышленности и инноваций. Впрочем, многие фирмы просто не хотят расширяться, опасаясь возрастания рисков». Участники дискуссии отмечали также недостаточно развитые коммуникации между стартапами и венчурными инвесторами, что сильно тормозит технологическое развитие.

Андрей Бугров отметил еще одно следствие слабых коммуникаций: «Об эффективности господдержки можно судить по историям успеха компаний. Но далеко не все организации готовы делиться кейсами, потому что в условиях конкурентной борьбы они не хотят, чтобы кто-то повторил их путь».

Одним из эффективных способов решения проблемы коммуникаций Валерий Теленков назвал участие во встречах, подобных нынешней, организованной РБК Петербург. «За такими круглыми столами мы можем в спокойной, неформальной обстановке довести свои мысли и идеи до партнера», — заключил он.

Руслан Еременко, старший вице-президент банка ВТБ:

Фото: Пресс-служба Банка ВТБ

«В рамках стратегии развития группы ВТБ мы реализуем бизнес-модель, нацеленную на профессиональную поддержку средних и малых предприятий, и постоянно наращиваем экспертизу в этом направлении. Предприниматель зачастую обращается в банк не за кредитом, а за решением определенных задач, которые встают перед ним на этапе развития. Поэтому мы предлагаем не только продукт, а решение, основанное на всестороннем анализе потребностей конкретного бизнеса. Есть общие требования — банк всегда смотрит на проработанность проекта, финансовое состояние заемщика, его опыт работы на рынке. Далее каждый кейс мы рассматриваем индивидуально и формируем оптимальное предложение для клиента. Например, если он проходит по условиям той или иной программы господдержки, предлагаем задействовать этот инструмент, чтобы снизить ставку, и помогаем с оформлением документов. Благодаря этому многие клиенты получают у нас льготные условия для реализации своих новых проектов и дальнейшего развития. За девять месяцев этого года кредитный портфель ВТБ в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в рамках программ господдержки МСП вырос на 40% и составил около 10,2 млрд рублей».