Возвращение домой
Материалы выпуска
Философия prevent age Экспертиза Многоступенчатая очистка Решения Новые альтернативы для частного инвестора Экспертиза Поджать «хвосты» Инструменты Прогресс для консерваторов Инструменты Возвращение домой Инструменты К инвесторам ищут новый подход Решения
Инструменты Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Возвращение домой

У бизнеса появился еще один шанс легализовать зарубежные активы
Фото: pixabay.com

В середине мая 2019 года Госдума РФ приняла закон о третьем этапе амнистии капиталов и соответствующие поправки в Налоговый и Уголовный кодексы РФ. Очередной этап продлится 9 месяцев — с 1 июня текущего года до 29 февраля 2020 года. Эксперты полагают, что третья волна может заинтересовать часть бизнесменов благодаря нововведениям, но доля возвращаемых в Россию средств вряд ли существенно вырастет.

Токсичные активы

Руководитель клиентского офиса финансовой группы QBF Алексей Голубев отмечает, что российские активы в текущей геополитической ситуации воспринимаются за рубежом как «токсичные», поэтому иностранные структуры не стремятся их удерживать, а, скорее, напротив, хотят максимально быстро от них избавиться. «Так было в странах Прибалтики, Британских Виргинских островах и других ранее комфортных юрисдикциях. Думаю, все неоднократно слышали истории про то, как финансовое учреждение в довольно агрессивной форме уведомляло российского владельца активов о том, что ему нужно быстрее забрать от них свои деньги, досрочно закрывало депозиты и другие финансовые инструменты и выпроваживало», — говорит он.

Эксперт указывает на то, что со временем ситуация не улучшается, и помимо активов такое же негативное отношение проявляется и к бизнесу с российскими корнями. При этом исключением являются США, так как этой страны нет среди тех, кто присоединились к CRS (Common Reporting Standard. – Ред.). То есть складывается ситуация, при которой держать капитал относительно безопасно можно в штатах, однако нет никаких гарантий, что данное положение не изменится в самое ближайшее время.

Президент группы компаний RENTA и управляющий партнер частного инвестиционного фонда ADASTRA Management Артем Гудченко также отмечает отношение к российскому капиталу зарубежными агентами как к «токсичному» из-за внешнеполитических сложностей: «Многие банки и финансовые институты создали жесткие, практически невыносимые условия для российских владельцев капитала, что вынуждает их уйти, но не обязательно в Россию», — отмечает он.

Амнистия капитала предполагает только факт признания наличия зарубежных счетов и контролируемых иностранных компаний (КИК) и касается тех лиц, которые ранее не отчитывались о наличии у них зарубежных активов — недвижимости, счетов в иностранных банках, акций или ценных бумаг, напоминает президент ГК RENTA. «Амнистия — система кнута и пряника: лучше признаться, иначе будет хуже. В итоге те, кто имел иностранные активы, предоставили по ним информацию в налоговую, но это вовсе не подразумевает возврат денег в российскую юрисдикцию. Те, кто признал, что является владельцем иностранных активов, теперь просто будут платить с них налоги в России как налоговые резиденты», — уточняет Артем Гудченко.

Сама по себе амнистия капитала, подчеркивает он, не предусматривает каких-либо механизмов, стимулирующих возврат капитала, а значит, мотивации для вложения в российскую экономику не появилось. «Инвестор, как и раньше, рассматривает все возможные варианты инвестирования. Просто раньше об этих активах государство не знало, а теперь знает. Но если более благоприятные экономические условия за рубежом, то деньги там и останутся», — говорит президент ГК RENTA.

Объем невозврата

По данным из открытых источников, на которые ссылается Алексей Голубев, в рамках первой волны участие в амнистии капитала приняли около 7 тыс. человек, однако объем задекларированного капитала так и не был назван. Объем капиталов, попадавших под вторую волну, по оценкам специалистов, составлял около 10 млрд евро, однако далеко не все эти средства вернулись в Россию. «Возврат средств интересует в основном бизнесменов, которые хотят спать спокойно и продолжать развивать бизнес без оглядки назад, они связывают свою профессиональную деятельность с экономикой страны и видят перспективы развития», — говорит руководитель подразделения QBF.

Артем Гудченко также обращает внимание на то, что открытой официальной статистики по возврату амнистируемого капитала в Россию нет, но, по экспертным оценкам, те люди, которые выбрали другую юрисдикцию, сделали это еще до 2014 года. С тех пор предпосылок для возврата капитала в Россию не появилось. «На сегодняшний день мы работаем с теми, кто в свое время не смог вывести капитал или в принципе не рассматривают для себя по разным причинам вывод средств из России. Мы не чувствуем, что случился приток российских денег из-за рубежа в российскую экономику», — констатирует он.

Третья волна амнистии капиталов — это попытка все же заинтересовать бизнесменов вернуть капитал именно в Россию за счет создания специальных административных районов (САР), действующих в них особого налогового режима и валютных послаблений, а также смягчения правил найма иностранных рабочих. «В теории все это должно создать благоприятный климат для увеличения объемов амнистированных активов», — прогнозирует Алексей Голубев.

Руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин, напротив, считает, что третий этап амнистии не вызовет интереса у бизнеса, так как существенно изменились условия, прежде всего — нет безналоговой ликвидации КИК. «Основная сложность этих проектов (по амнистии капиталов первой и второй волны. – Ред.) была в том, что приходилось координировать деятельность большого числа зарубежных провайдеров. Сейчас это уже не актуально, так как третий этап амнистии не синхронизирован с безналоговой ликвидацией КИК. Спрос на нее по-прежнему высокий, но в этой части амнистия капиталов не продлена», — отмечает он.

Среди тех, кто обращается к юридическим консультантам для сопровождения амнистии капитала, большинство составляют бизнесмены из Москвы и Петербурга, которые имеют иностранные компании в офшорах, на Кипре, Великобритании, Сингапуре, ОАЭ, личные счета в банках с инвестиционными портфелями в Швейцарии и Великобритании, говорит руководитель налоговой практики «Дювернуа Лигал» Максим Симонов. Зачастую декларируется и недвижимость в Европе — инвестиционная, личная и коммерческая, – и, хоть и реже, транспортные средства — автомобили, яхты и самолеты, — которыми декларанты пользуются за границей во время поездок и отдыха.

Креативный сегмент

Существенные трудности в рамках амнистии капитала представляет само законодательство о ней, говорит Максим Симонов: пункты часто непонятны обывателю и потенциальному декларанту, а текст закона иногда не до конца ясен даже специалистам, которые занимаются налоговыми и валютными вопросами. «Эти неясности всегда оставляют долю риска для декларанта, поскольку в будущем иная трактовка со стороны налоговых органов может лишить декларанта гарантий и послаблений, на которые он справедливо рассчитывал. Также велико было бытовое недоверие к тому, что закон об амнистии и его гарантии будут работать именно так, как написано в самом законе», — отмечает руководитель налоговой практики «Дювернуа Лигал».

По словам Максима Симонова, несмотря на то что отношение к специальным декларациям на амнистию и самим декларантам в рамках второй волны у налоговых органов было внимательное и позитивное, некоторые граждане все же не решились воспользоваться амнистией и безналоговой ликвидацией своих КИК, опасаясь раскрытия конфиденциальности владения. «В ряде случаев бизнесмены стали менять свое налоговое резидентство, получая паспорта Кипра, Мальты, вид на жительство в ОАЭ, Израиле, Великобритании и Швейцарии и уезжая из России, чтобы исключить свои налоговые и валютные риски на родине. Такой тренд начался уже в 2015-2016 году и, к сожалению, сохраняется до настоящего времени», — говорит Максим Симонов.

Эксперт подчеркивает, что в целом юридическое сопровождение амнистии капитала — весьма креативный сегмент услуг. «Эта сфера услуг не только прибыльна для консультантов, она также очень интересна, поскольку требует постоянной готовности анализировать изменения законов и налогообложения как в России, так и на международном уровне, а также в зарубежных юрисдикциях», — отмечает Максим Симонов.

При таких процессах от консультанта требуется владение английским языком, хорошая юридическая квалификация, детальное знание международного налогового права, двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения и налогового законодательства наиболее популярных среди клиентов зарубежных стран — Кипра, Великобритании, Сингапура, Швейцарии и Мальты. Кроме того, необходимо разбираться в «параллельных» вопросах, которые включают в себя международный автоматический обмен информацией между налоговыми органами всего мира, план BEPS (направленный на борьбу с размыванием налоговой базы за счет использования офшорных компаний), валютное законодательство России и ограничения на операции на личных счетах в банках за рубежом.

Несмотря на интерес юридических консультантов к сопровождению амнистии капиталов, на постоянную загрузку рассчитывать не стоит: делать процесс бессрочным вряд ли целесообразно с точки зрения государства, отмечает Максим Симонов. По словам Сергея Калинина, бессрочная амнистия означала бы, что у правонарушителя всегда будет возможность ею воспользоваться. Что же касается безналоговой ликвидации КИК, то бессрочное продление данной льготы дало бы возможность без налоговых последствий распределять себе прибыль, аккумулированную на них, что не согласуется с фискальной политикой государства.

«Для конкретного интереса к амнистии она должна иметь конкретные сроки реализации и скорый, но достаточный дедлайн. Не должно быть очевидным, что она точно будет продлена снова на таких же условиях. Это бы всех демотивировало пользоваться амнистией именно сейчас, а не через пару лет», — заключает Максим Симонов.

Артем Гудченко, президент группы компаний RENTA и управляющий партнер частного инвестиционного фонда ADASTRA Management:

Фото: RENTA

«Амнистия капитала — система кнута и пряника: лучше признаться, иначе будет хуже. В итоге те, кто имел иностранные активы, предоставили по ним информацию в налоговую, но это вовсе не подразумевает возврат денег в российскую юрисдикцию. Тот, кто признал, что является владельцем иностранных активов, теперь просто будет платить с них налоги в России как налоговый резидент РФ. Инвестор же, как и раньше, рассматривает все возможные варианты инвестирования. Просто раньше об этих активах государство не знало, а теперь знает. Но если более благоприятные экономические условия за рубежом, то деньги там и останутся».