Правовой спецназ
Материалы выпуска
Госконтроль с человеческим лицом Решения Фарме ищут новый путь Решения Правовой спецназ Решения
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска

Правовой спецназ

Адвокат становится ключевой фигурой в судьбе российского предпринимателя
Фото: Петр Ковалев / Интерпресс

Государство все активнее вторгается в общественную и экономическую жизнь. Бизнес, стремясь защититься, вынужден прибегать к профессиональной юридической помощи. И если раньше она ограничивалась лишь делами с уголовным уклоном, то теперь адвокатов привлекают для решения вопросов самого широкого спектра. Как выстроить «стройную линию» защиты и где обычно нужен адвокатский спецназ — в материале РБК+.

Под давлением

Запрос бизнеса на квалифицированную юридическую помощь растет и, соответственно, увеличивается значимость адвоката в сопровождении бизнеса в России, говорит управляющий партнер Адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «При сопровождении бизнеса адвокат все чаще вынужден направлять свои усилия на защиту бизнеса от административного давления и попыток правоохранительных органов вмешаться в бизнес-процессы, — отмечает старший партнер КА «Юков и партнеры» Михаил Воронин. — Связано это, думаю, с усилением в целом роли государства в общественной и экономической жизни».

Согласно докладу Центра стратегических разработок (ЦСР), проблема вмешательства правоохранительных органов в предпринимательскую деятельность действительно существует, и это вмешательство негативно влияет на экономическое развитие России. «Комплексный анализ позволяет оценить количество уголовных дел, возбуждаемых в связи с преступлениями, которые совершают предприниматели и руководители в рамках осуществления своей деятельности, в диапазоне 5-15 тысяч в год. Но и это очень много», — говорится в докладе ЦСР «Проблема правоохранительного давления на бизнес».

Помощь адвокатов требуется не только в случае возбуждения уголовного дела, но и в ходе доследственных проверок, отмечают эксперты. Чаще всего адвокатов привлекают для помощи в общении с органами дознания, следствия и при различного рода проверках. «Таким образом, в основном бизнес видит в адвокатах эдакий «спецназ», привлекаемый в критических ситуациях агрессивного воздействия извне, — говорит старший партнер «Дювернуа Лигал» Игорь Гущев. — Оно и понятно, именно для таких случаев больше всего может пригодиться особый набор имеющихся у адвоката прав: право общаться с клиентом наедине, получить ранний доступ к материалам уголовного дела, запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов власти и организаций (те, в свою очередь, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии) и прочие».

За последние 5-10 лет возможности влияния правоохранительных органов на бизнес значительно расширились, отмечает Михаил Воронин. «Прежде всего в части налоговых правоотношений, поскольку налоговые органы при проведении мероприятий налогового контроля все чаще привлекают сотрудников оперативных подразделений полиции», — уточняет представитель КА «Юков и партнеры».

Самое сложное в ситуациях проявления интереса со стороны силовых органов к бизнесу — доказать, что никакого преступления не совершалось, а имели место гражданско-правовые (хозяйственные) отношения между контрагентами, уточняет Михаил Воронин. «Многие обвинения, кажущиеся нам нелепыми, зачастую обусловлены недостаточным знанием правоохранительными органами характера работы бизнеса — когда мы представляем необходимый корпоративный и договорный материал, сопровождая их доходчивыми пояснениями, некоторые вопросы отпадают уже на стадии дознания», — подтверждает старший партнер «Дювернуа Лигал» Игорь Гущев.

Своими ногами

Без адвоката не обойтись в уголовных и многих категориях административных дел. «К сожалению, состав уголовных дел, в которых бизнес на той или иной стороне выступает в качестве интересанта, мало меняется с годами: это в основном дела экономического характера — пресловутая статья о мошенничестве (подгоняемая, словно «резиновая», где подобает и где нет), различного рода дела из составов преступлений чисто предпринимательского характера. В последнее время все чаще адвокаты привлекаются (как минимум для консультаций) в делах о банкротстве, ввиду участившихся случаев использования в таких делах недобросовестными предпринимателями уголовно-правовых инструментов в качестве средства давления на своих оппонентов», — отмечает Игорь Гущев.

По данным уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова, сейчас в СИЗО в России находятся 5 тысяч бизнесменов, еще столько же — под домашним арестом. Число отпущенных под залог ежегодно не превышает 100 человек. Общее число возбужденных уголовных дел против бизнесменов растет, однако, по данным бизнес-омбудсмена, до суда доходит лишь четверть из них. Почти треть дел завершаются в связи с истечением срока или отсутствием состава преступления, остальные зависают.

С учетом обвинительного уклона российского уголовного правосудия по таким делам хорошим результатом для адвоката считается отсутствие реального срока для подзащитного. «То есть когда после оглашения приговора подсудимый, имея установку на безусловную вину, выходит из зала суда «своими ногами», — говорит старший партнер «Дювернуа Лигал» Игорь Гущев. — К этому относятся не только оправдательные приговоры, но также условный срок, исправительные работы, освобождение подсудимого от наказания в связи с зачетом времени, отбытого в СИЗО».

Юридическая монополия

Однако сегодня предприниматели все чаще привлекают адвокатов не только для защиты интересов своего бизнеса в отношениях с правоохранительными органами, но и для проведения правового аудита деятельности своей компании, обеспечения чистоты сделок, проверки добросовестности контрагентов и многих других задач.

Тенденция последних лет — возрастание роли юридических компаний. «Предприниматели за сопровождением бизнеса стали чаще обращаться в юридические компании, а не к отдельным адвокатам. Это связано с тем, что компании могут оказать комплексную квалифицированную юридическую помощь, по различным отраслям права, — отмечает Роман Терехин. — Можно сказать, что монополия на оказание юридической помощи бизнесу в последнее время переходит к юридическим компаниям».

При этом сама адвокатская практика становится более системной, говорит управляющий партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Илья Никифоров. От специализации по отраслям права «бутиковые» фирмы, которым не потянуть все сразу, тяготеют к специализации на отдельных секторах экономики. Это, например, фармацевтика, новые цифровые технологии — блокчейн, спорт и так далее. «Бизнес ожидает, что адвокат будет ориентироваться не только в хитросплетениях нормативного материала, но и в бизнес-реалиях его сферы», — подчеркивает представитель АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

«Современный адвокат должен иметь развитую интуицию (включая бизнес-чутье), гибкое мышление, широкий кругозор, развитые навыки общения и обширные междисциплинарные знакомства в международной юридической и бизнес-среде, — считает управляющий партнер юридической фирмы «Борениус» Андрей Гусев. — Он является если не единственной правой рукой бизнесмена (не забываем о роли финансового советника), то по крайней мере одной из его правых рук. Мнение подобного адвоката необходимо спрашивать и учитывать при принятии решений по любым значимым вопросам».

Мастера защиты

Сами адвокаты получают новые инструменты и имеют возможность самостоятельно проводить расследования с помощью адвокатского запроса, собирать доказательства. В итоге, как отмечает Игорь Гущев, за последние годы статус адвоката получило множество юристов, традиционно занятых в менее «чрезвычайных» областях, таких как корпоративное право, сделки продажи-покупки бизнесов, недвижимости, сфера интеллектуальной собственности. Таким образом, доля адвокатов, работающих только в уголовно-правовой сфере, стремительно сокращается за счет появления новых специализаций из сферы гражданского права.

«Адвокатура стала зубастее, — говорит Илья Никифоров. — Системность, наработки и опыт, повышение эффективности, специализация на конкретной области — залог того, что адвокатов экономически эффективно привлекать на разовые, не рутинные операции. То есть текущими хозяйственными делами, договорами с персоналом, например, занимается внутренний юрист. Возникает нештатная ситуация? Дешевле, эффективнее и надежнее отдать профи — бизнес начинает это осознавать. А когда идет речь о bet your company cases — на кону судьба бизнеса, — без обращения за юридической помощью к мастерам защиты не обойтись».

Счастливый исход при этом будет зависеть как от объективных, так и от субъективных факторов. «К первым относятся отсутствие или неявность уголовно-правовой составляющей в действиях представителей бизнеса, ко вторым — умение адвоката предложить правоохранительным органам убедительные аргументы правоты своей позиции и внимательное и профессиональное отношение к этим аргументам должностных лиц правоохранительных органов», — отмечает Михаил Воронин.

Крайне важным для любого дела является наличие у клиента «стройной позиции», то есть такого объяснения линии поведения, которая бы со всей очевидностью свидетельствовала о правомерном характере деятельности предпринимателя, показывала, что подзащитный действовал из добросовестных побуждений, без злого умысла, добавляет Игорь Гущев.

«В силу противоречивости законодательства и бизнес-реалий добиться такой позиции не всегда легко, и одна из наших задач как специалистов по защите предпринимательства заключается в том, чтобы в условиях множества разрозненных фактов, часть из которых свидетельствует в пользу клиента, а другая против него, помочь ему сформировать именно такую «стройную позицию», — резюмирует Игорь Гущев.