Илья Лотвинов: Рынок сейчас играет на нашей стороне
Материалы выпуска
Илья Лотвинов: Рынок сейчас играет на нашей стороне Компетенция Хеджирование валютных рисков: ренессанс Инструменты Игорь Лагуткин: Мы сохранили приоритет общего дела над личными интересами Рынок «Деловые линии» совершили переворот на рынке страхования грузов Инновации Смена эпохи Новости партнеров
Компетенция Санкт-Петербург и область
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Илья Лотвинов: Рынок сейчас играет на нашей стороне

Новые владельцы банка «Александровский» нацелены на кратный рост активов кредитной организации в ближайшие годы и подтверждают свою цель — стать вторым по размеру банком города после Банка «Санкт-Петербург».
Илья Лотвинов, заместитель председателя правления банка «Александровский»

О логике инвестиций в банковский бизнес в условиях, когда отрасль переживает не самые простые времена, а также об амбициозных планах развития одного из старейших кредитных учреждений города в интервью РБК+ рассказал заместитель председателя правления банка «Александровский» Илья Лотвинов.

Каково сегодняшнее состояние банковского сектора в Петербурге в условиях финансовой турбулентности, торможения экономики и продолжающейся «чистки» отрасли со стороны ЦБ?

Я бы разделил все банки на три группы. Главные бенефициары от происходящего — крупные государственные банки. Они получают основной приток клиентов из банков, испытывающих серьезные имиджевые проблемы. В условиях не прекращающегося отзыва лицензий их надежность для клиентов под сомнением. Иногда заслуженно, иногда — нет. Оттоку клиентской базы из средних и небольших банков способствовала и история с военными счетами. С ними теперь имеет право работать достаточно ограниченное количество банков. А военная отрасль, хотя и испытывает частично проблемы с оплатами, все равно сейчас является важным источником пассивов для банков.

Итак, государственные банки получают большой приток пассивов, хорошую клиентскую базу. Но, к сожалению, они не считают нужным тратить свои ресурсы на средних и небольших клиентов, концентрируясь на крупных. В связи с этим так или иначе существует пул клиентов, которые недовольны работой крупных банков и которые ищут более лояльные, более заинтересованные в них банки, готовые работать проще и быстрее, выслушать клиента и предложить что-то не совсем стандартное.

Такие клиенты в первую очередь обращают внимание на вторую группу банков — на крупные частные банки федерального уровня. В целом, последние чувствуют себя относительно неплохо. Но, к сожалению, скорость принятия решений и стандартные способы работы с клиентами в петербургских филиалах федеральных банков часто не радуют. Выход - пользоваться услугами небольших банков, которые быстро принимают решения, хорошо знают местную конъюнктуру, местного клиента и готовы делать для него то, чего практически невозможно добиться ни в крупном частном банке, ни в государственном. Эта третья группа — небольшие преимущественно региональные банки, в целом находятся сегодня под сильным давлением. Прежде всего, как я сказал, имиджевым. Эта группа очень неоднородна. Есть банки, которые вынуждены заниматься только решением своих собственных проблем и не могут развиваться, а также те, что демонстрируют рост и стремление двигаться вперед. Банк «Александровский» как раз из них. Мы вошли во вторую сотню российских банков по итогам октября, и пока по размеру несопоставимы с крупнейшими федеральными игроками. Но от других банков своей группы мы отличаемся тем, что быстро и амбициозно развиваемся. Акционеры уже вложили и собираются вложить еще достаточно существенные суммы в развитие бизнеса. Если вы посмотрите на наши показатели, то увидите, что мы планомерно растем. Мы недавно завершили присоединение СМБ-Банка, у нас увеличиваются активы, растет капитал, меняется команда, постоянно появляются новые продукты и технологии.

Справка

Сделка по приобретению банка «Александровский» состоялась в начале 2016 года и стала одной из самых быстрых на рынке. Основатель «ЭГО-Холдинга» Александр Кашин продал банк «Александровский» новым собственникам, среди которых, в частности, президент холдинга «Адамант» Игорь Лейтис, а также известный в городе банкир Евгений Лотвинов. Особо подчеркивается, что Игорь Лейтис выступал как частный инвестор, а не представитель «Адаманта».

В сентябре завершилась процедура присоединения к банку «Александровский» СМБ-Банка, который Евгений Лотвинов приобрел ранее - в 2015 году. В результате дополнительной эмиссии акций, связанной с процедурой присоединения, доля Лотвинова в уставном капитале «Александровского» увеличилась с 9,8 до 25,6%.

В чем логика акционеров банка, зачем им инвестировать в отрасль, которая находится сейчас в не самом лучшем состоянии? Разве нет более интересных активов?

Я в душе инвестиционный банкир и придерживаюсь простого правила: покупать, когда это стоит дешево и продавать, когда стоит дорого. Ответ на ваш вопрос очевиден: акционеры приобрели бизнес, находящийся в точке, когда надо покупать и развиваться, наращивая стоимость. Конъюнктура сейчас такова, что многие конкуренты банка «Александровский» в Петербурге переживают не лучшие времена — либо находятся под санацией, либо стагнируют. Консолидация рынка продолжится, это очевидно, и мы увеличим свою долю на рынке за счет перераспределения клиентской базы.

Почему вы уверены, что именно в вашу пользу?

Исконно петербургских банков, которые принимают решения здесь и где корпоративный клиент может дойти до топ-менеджера, чтобы обсудить с ним свои задачи, осталось очень мало. Чтобы структурировать сделку по своим параметрам в крупном федеральном банке, придется ехать в Москву. Но если размер бизнеса не гигантский такая поездка - бесполезная трата времени, договориться ни о чем не получится.

Наше преимущество в том, что мы можем все делать быстро и нестандартно, можем договориться об условиях, которые будут интересны как банку, так и клиенту. У нас наработанные бизнес-отношения с клиентами, которые знают с кем имеют дело. Поехав в Москву, ты сможешь выйти в лучшем случае на руководителя департамента, которого до этого никогда не знал. А в Петербурге все всех знают через двух-трех знакомых.

Однако многие местные банки, если посмотреть на их показатели, никуда не двигаются, стагнируют. Мы на их фоне сильно отличаемся. Клиенты видят, что акционеры инвестируют, банк развивают и он со временем перейдет во вторую категорию — крупных частных банков. А потому клиенты нам доверяют, а мы уверены, что сможем расти и хорошо заработать.

А сейчас получается зарабатывать? «Александровский» генерирует прибыль?

Мы не публичный банк, и наша цель в этой связи — максимизировать прибыль в будущем, а не стоимость его акций в настоящем. Мы достаточно активно создаем резервы по активам, зачастую их пересоздаем, что отражается на нашей балансовой прибыли. Мы понимаем, что иногда перегибаем палку, но уверены, что в нынешней ситуации лучше пересоздать резервы, чем недосоздать их. С этим проще жить.

Наша команда пришла в банк, который был убыточным. Мы достаточно быстро оптимизировали расходы, переформатировали бизнес-модели и уже на третий месяц вывели банк в прибыль. Сейчас «Александровский» работает положительно, при том, что у нас растет команда, мы развиваем технологии, запускаем новые продукты, делаем ребрендинг. С точки зрения управленческой отчетности, банк достаточно хорошо зарабатывает, с бухгалтерской точки зрения, наша прибыль - меньше по причинам, которые я назвал выше. Резервы же распускаются по мере погашения кредитов, и мы имеем достаточно хороший задел для движения вперед.

Каким образом вы формулируете цели по развитию банка? Чего хотите добиться?

Мы свою цель озвучили сразу: хотим стать вторым по размеру частным банком в городе после банка «Санкт-Петербург». Это качественный уровень. Что касается количественных показателей, то в трехлетней перспективе мы видим себя банком с активами более 70 млрд рублей.

А сейчас?

На начало ноября наши активы — более 13 млрд рублей, капитал — 2 млрд рублей. За последние 8 месяцев активы банка выросли на 46%, и это на старте. Цели у нас амбициозные, в течение ближайших лет нас ждет кратный рост.

Это будет органический рост или вы планируете новые приобретения?

Да, приобретения возможны, причем приобретения двух типов: как банков целиком с последующим их присоединением к «Александровскому» (технологию мы недавно отработали на СМБ-Банке), так и покупка активов. Мы изучаем все возможные варианты сделок, постоянно находимся в состоянии переговоров с участниками рынка. А рынок сейчас играет на нашей стороне. Третий путь — наращивание капитала банка, его активов и пассивов органическим путем.

Стратегия предполагает комбинирование трех упомянутых выше способов. На рынке постоянно что-то меняется, как события будут развиваться дальше мы пока детально не знаем.

Не секрет, что в условиях кризиса и снижения процентной маржи банки основные усилия направляют на получение комиссионных доходов. Какова ваша стратегия? Какие сегменты бизнеса вы будете развивать в первую очередь, какие - не хотите развивать вообще?

Доля процентных доходов банков относительно 2014 года конечно же уменьшилась. В этой связи банки пошли двумя путями. Первый - увеличение транзакционных доходов и сокращения кредитных портфелей. Путь хороший, но вопрос в том, как получить достаточную долю транзакционных доходов. Второй путь — поиск альтернативных источников дохода. В отличие от других сравнимых с нами участников рынка, наша модель предусматривает комбинированный доход — как от классического коммерческого банкинга, а также от операций на финансовом рынке. Команда инвестблока у нас очень профессиональная, возможно лучшая в городе.

В разные этапы развития экономики всегда есть моменты, когда лучше зарабатывает либо то, либо другое подразделение. Финансовый рынок быстрее реагирует на любые как негативные, так и позитивные изменения в макроэкономике. В этом году были достаточно сильные движения рынков, и мы неплохо на этом заработали.

В наших ближайших планах —развитие розничного блока. Не секрет, что многие банки после 2014 года сильно сократили свое присутствие в этом сегменте, поскольку бизнес достаточно затратный, а сильный рост просрочки по розничным кредитам сказался на доходной составляющей. В результате конкуренция сильно снизилась, и мы видим серьезный потенциал в самых разных услугах. Например, сейчас очень активны в области автокредитования, особенно в сегменте автомобилей с пробегом. Это достаточно интересный бизнес, который обеспечивает большую по сравнению с кредитованием новых автомобилей маржинальность, и в отличие от стагнирующих продаж новых автомобилей имеет положительную производную.

Областей, в которые мы точно не пойдем — нет. Есть приоритетные и неприоритетные направления в данный конкретный момент. Сейчас, например, у нас нет интереса к ипотеке на первичном рынке. Здесь очень высокая конкуренция, крупные участники дают очень низкие ставки, обусловленные их участием в системе государственного субсидирования. Мы в этой системе не участвуем и уже не сможем, потому что программа скоро будет свернута. Ипотека на вторичном рынке — другое дело. В этом сегменте система государственного субсидирования не работает, конкуренция ниже, а маржинальность — выше.

Вы говорите о притоке клиентов из малого бизнеса. Насколько вы готовы кредитовать подобных клиентов? Другие участники рынка заявляют о высоких рисках в этом сегменте и стараются концентрироваться на расчетно-кассовом обслуживании.

Да, есть такая история. Мы тоже стараемся максимизировать транзакционную составляющую при обслуживании малого и микробизнеса: предложили компаниям очень интересные условия. Что касается кредитования, то это тоже сильная сторона банка «Александровский». Мы видим возможность кредитовать малый бизнес. Зачастую подобные клиенты имеют основных бенефициаров, которые привлекают денежные средства на развитие своего дела как физические лица. Для них мы запустили специальный продукт, по которому за 48 часов принимаем решение о выдаче кредита под залог недвижимости либо автомобиля. В результате, владельцы бизнеса, имея залоги, могут быстро получить деньги - до 10 млн рублей. Мы видим большой поток обращений по этому продукту, это одно из очевидных решений проблемы кредитования микробизнеса.

Каковы ваши планы по развитию сети отделений и присутствию в других регионах?

Мы не планируем масштабного увеличения сети, не видим в этом смысла, особенно в эпоху удаленного доступа. Но мы допускаем, что можем менять локации наших отделений, выбирая более интересные.

У нас есть планы по серьезному развитию московского филиала. Москва — это очень крупный финансовый центр и, даже имея очень маленькую долю, можно получить достаточно большой объем бизнеса в реальном денежном выражении. Сейчас развиваем московскую команду и надеемся, что это будет одной из точек роста нашего бизнеса.

В Москве есть та же проблема: клиенты не удовлетворены тем, как их обслуживают в крупных банках, на них там не обращают внимания.

Каким образом на вашей стратегии отражается цифровизация банковского дела, новые финансовые технологии? Каков ваш план действий в этой связи?

Конечно, финтех и цифровизация — это то, к чему банковская отрасль неминуемо придет. Вопрос в том, когда и как глубоко. Есть банки с очень большой долей розницы, их модели предполагают преимущественно инвестирование в финтех. Банки, у которых высока доля корпоративного бизнеса, вряд ли будут инвестировать в эту сферу большие суммы. Скорее, они предпочтут использовать чужие системы на аутсорсинге. Мы — где-то посередине: не готовы вкладывать миллиарды в ИТ и конкурировать бюджетами со Сбербанком или «Тиньковым», но в то же время согласны, что отрасль розничного банкинга довольно скоро погрузится в финтех. Однако к тому моменту, скорее всего, уже будут признанные стандартные продукты, которые банки просто будут покупать на рынке. Мы собираемся придерживаться комбинированной тактики — какие-то продукты будем покупать, но также будем использовать собственные нестандартные и бюджетные подходы. Например, наше внутреннее ноу-хау уже предполагает при принятии решения о выдаче кредита анализировать данные из социальных сетей. Причем это ноу-хау не стоило каких-то космических денег.

Что касается корпоративного банкинга, здесь я согласен с точкой зрения о том, что никакая машина не заменит профессионала, знающего особенности конкретного бизнеса, и хороших человеческих отношений. В этом, повторюсь, наше преимущество. Мы - городской банк, мы знаем людей, и они нас тоже знают.